Другие материалы смотрите в издании ВВП №49

Автор: Алексей СОКОЛОВ
Фото: На совещании по вопросам преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики и введения в Вооруженных силах РФ института воинских и флотских священнослужителей

21 июля на встрече с лидерами традиционных религий страны президент России Дмитрий Медведев поддержал идею преподавания в школах основ религиозной культуры и светской этики.

Предложенная президентом программа действий уже получила немало положительных отзывов экспертного сообщества во многом благодаря тому, что она гармонично сочетает опыт других стран и национально-культурные особенности России. Однако президентскую инициативу еще предстоит воплотить в жизнь, что потребует немалых усилий и кропотливой работы со стороны чиновников, а также специалистов системы образования. И здесь педагогическому сообществу может пригодиться помощь представителей Церкви, которую та уже изъявила желание оказать.

О необходимости курса религиозной культуры и светской этики говорилось давно. Опросы социологов подтверждают, что в его поддержку высказываются до 70 процентов россиян, и тому есть, как минимум, две причины, ведь новый предмет призван не только дополнить образование школьника важными знаниями о жизни, истории и культуре его страны.

– Одна из важнейших задач курса – помочь с возвращением школе функции воспитателя, – уверен председатель Редакционной коллегии Русской православной церкви по написанию учебника «Основы православной культуры» протодиакон Андрей Кураев. – Двадцать лет мы жили под лозунгом: «Школа должна давать знания; она не должна воспитывать», и это было понятно в те времена, когда ее надо было избавить от излишней коммунистической идеологизации. В результате, родители оказались оставлены один на один с глобальной медиа-империей развлечений, серьезно влияющей на сознание детей. И поэтому сейчас педагогическое сообщество все больше склоняется к тому, что воспитание – задача не только семьи. Определенную систему ценностей детям может передать и школа.

Безусловно, идею введения нового предмета поддерживают не все. Существуют и скептики, утверждающие, что разговор о религии в школе может повысить градус межнациональной напряженности, а светские учителя не справятся с преподаванием новой дисциплины. Замечания эти не беспочвенны: проблемы межрелигиозных отношений, равно как и проблема качества образования, действительно существуют, однако новый школьный курс может скорее не усугубить, но помочь решить их.

Во-первых, сами по себе понимание сути традиционных религий и элементарная религиоведческая грамотность закрывают путь проповедникам-экстремистам, спекулирующим на незнании людьми собственной веры, культуры и традиций. А во-вторых, уже сейчас учителям в школах так или иначе приходится говорить о религии, ведь без этого невозможна ни литература, ни история – вопрос лишь в том, что сегодня для подобного разговора педагогам нередко недостает методической подготовки.

Хотя в большинстве случаев Церковь приветствовала инициативу введения в школах «Основ православной культуры», бывало и так, что качество проводившихся уроков вызывало критику священнослужителей. Слабые учебные пособия, имевшие хождение в отсутствии единого учебника, и неконтролируемая педагогическая «самодеятельность», нередко дискредитировали саму идею нового предмета. Но в то же время, чем дальше, тем очевиднее была истина: разговора о религии в школе не может не быть – вопрос лишь в том: будет это антирелигиозная пропаганда как в советские годы, проповедь со стороны сектантов и экстремистов как порой случалось в 90-е, либо же грамотный разговор на уровне, достойном XXI века. Разумеется, современную Россию может устроить лишь последнее. А потому становится очевидной своевременность президентского решения, призванного упорядочить преподавание религии в школе, выведя его на новый достойный уровень.

Эксперимент по введению курса под общим названием «Духовно-нравственная культура» должен стартовать уже в 2010 году в 18 регионах России, продолжится он в течение трех лет, по итогам чего судьбу новой дисциплины решат окончательно. Вводить предмет предполагается в четвертых классах средней школы, при этом ученикам и их родителям будет представлена возможность выбрать между шестью направлениями: православная, исламская, буддийская и иудейская культуры, а также история религий России и светская этика. Ни один из курсов не будет носить вероучительного характера, их разработкой и внедрением занимается Министерство образования. Министерство изъявило готовность работать с представителями традиционных конфессий при разработке новой дисциплины, со своей стороны, Русская православная церковь поспешила откликнуться на призыв.

Еще до принятия президентом окончательного решения относительно судьбы нового курса, Русской православной церковью были образованы Редакционный совет и Редакционная коллегия по написанию школьного учебника для предмета «Основы православной культуры». Совет возглавил председатель Синодального отдела по образованию и катехизации епископ Зарайский Меркурий, а коллегию – известный миссионер и публицист, профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев. Кроме того, в состав коллегии вошли такие известные ученые и священнослужители, как протоиерей Георгий Митрофанов, протоиерей Александр Салтыков, иеромонах Димитрий (Першин) и другие. В данный момент творческий коллектив завершает работу над учебником «Православная культура», который затем будет вынесен на широкое общественное обсуждение, а после предложен Министерству образования.

– Кроме учебника для детей, мы также помогаем готовить книгу для педагогов, – говорит иеромонах Димитрий (Першин). – Это нечто вроде методического справочника по общей истории религий, предназначенного для учителей всех шести направлений будущего курса. Надеюсь, что в дальнейшем методических материалов станет еще больше, а мы, в свою очередь, постараемся помочь совершенствовать их с качественной точки зрения.

По мнению священнослужителей, наиболее острой проблемой нового курса может стать поиск правильной интонации, позволяющей сохранить его светский характер.

– Можно объяснить детям, что такое молитва «Аvе Маria». «Ave Maria» – католическая молитва, названная по ее начальным словам. В православной традиции ей соответствует Песнь Пресвятой Богородицы («Богородица Дева, радуйся…») или что происходит на Литургии в православном храме, но объяснять – не значит внушать, – говорит протодиакон Андрей Кураев. – Здесь допустима лишь интонация типа: «Христиане считают, что...» С призывами учитель тоже должен быть осторожен. Допустимы лишь учебные императивы: «Подумайте! Прочтите! Нарисуйте!» – и нравственные. Но нельзя призывать учащихся к исполнению религиозного обряда или к личному согласию с излагаемым конфессиональным материалом.

Конфессиональные тезисы могут излагаться только от третьего лица: «С точки зрения христиан, это место Евангелия имеет такой смысл...», но без личностной самоидентификации. Педагог может сказать «мы» только в двух случаях: «мы, люди» и «мы, граждане России». А вот самоидентификация по конфессиональному принципу: «все мы православные» или «наш Господь заповедует нам» – на этих уроках совершенно недопустима.

При подготовке учебника Церковь возлагает надежды и на помощь со стороны «общественных контролеров», причем не только положительно настроенных к новому школьному предмету. Работу над текстом предполагается вести, вынося его содержание на открытое обсуждение, что позволит услышать самый широкий спектр мнений от светских религиоведов до представителей других традиционных конфессий, а также чиновников Министерства образования, которым в конечном итоге предстоит принимать окончательную редакцию будущего учебника.

Партнёры