Другие материалы смотрите в издании ВВП №24

Автор: Оксана СЕВЕРИНА

В 2006 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в четвертый раз получил общественную премию «Человек года»

За шестнадцать лет со дня интронизации Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в нашей стране произошло немало церковных и государственных потрясений. Но именно эти годы сегодня называют временем духовного возрождения России.

Связано это не только с увеличением количества храмов (с 6700 к началу 90-х до нынешних 26 000) или ростом числа верующих, за которым не поспевает храмовое строительство, но также и со сложившимися новыми взаимоотношениями между Церковью и государством. До революции Церковь фактически являлась государственной структурой. После 1917 года она была отделена от государства, но лишь на словах. На деле же власть грубо вмешивалась и жестко контролировала церковную жизнь.

Сегодня Православная церковь сохраняет позицию отделения от государства, но вместе с тем она играет важную роль в жизни страны. В том, какие отношения сложились сегодня у Церкви с «властью», есть и личная заслуга Патриарха: его умиротворяющий певучий голос с едва уловимым акцентом нередко заставляет прислушиваться к нему и умолкать самых яростных противников. Неизменное присутствие Его Святейшества на важных государственных форумах порой вызывает сомнение: кто же он, «пастырь добрый» или искушенный политик? Редкостное умение сочетать в себе качества и одного, и другого сделали первоиерарха Русской православной церкви значительной фигурой современности.

КАКИХ БЕРУТ В ПАТРИАРХИ?

Несмотря на то что послереволюционный период российской истории, узаконившей атеизм, далеко в прошлом, его негативные последствия сказывались очень долго. Падение нравственности, разгул страстей, девальвация ценностей прервали в обществе духовную связь поколений. Переоценка ценностей у многих нынешних верующих, как прихожан, так и священнослужителей, произошла лишь в зрелом возрасте. И большую роль в этом сыграл наш Патриарх, Алексей Михайлович Ридигер. Его судьба во многом уникальна тем, что она, точно мостик над «безбожным веком», связывает и сохраняет преемственность нынешнего церковного «ренессанса» и традиций дореволюционной России.

Алексей Ридигер родился 23 февраля 1929 года в городе Таллине. После революции 17-го года Эстония стала одним из центров русской эмиграции. Сюда, так же как в Прагу, Берлин, Париж, устремились многие представители русской интеллигенции и дворянства, спасающиеся от красного террора: поэт Игорь Северянин, баронесса Врангель и многие другие. Тогда Эстония была единственной страной в мире, где законом было признано право русских на культурную автономию и где общественная и культурная жизнь русской эмиграции была многообразной и интенсивной. Подростком из Санкт-Петербурга в Таллин приехал и отец будущего Патриарха Михаил Александрович Ридигер. С юных лет он стремился к священническому служению. Уже в зрелом возрасте принял сан и в течение 16 лет был настоятелем церкви Рождества Богородицы в Таллине. Мать Святейшего Патриарха, Елена Иосифовна Писарева, уроженка Таллина, была русской православной женщиной. Семья Алеши Ридигера являлась для мальчика действительно домашней церковью, что впоследствии во многом определило его выбор жизненного пути.

Алексей с детских лет не только присутствовал, но и участвовал в богослужениях. В восемь-девять лет он знал наизусть текст Божественной литургии. Дома он нередко играл в «службу», чем вводил в смущение благочестивых родителей.

Для семьи Ридигеров традиционными были паломнические поездки по русским монастырям, оказавшимся за пределами СССР: в Пюхтицкий женский, Псково-Печорский мужской монастыри и другие. Родители Алексея с младых лет брали с собой в паломничества сына. Особенно памятными для него стали поездки на Валаам, входивший в состав Финляндии, в 1938 и 1939 годах.

«Весь Валаамский монастырь произвел на меня сильное впечатление, – вспоминает Патриарх. – Все в нем пробуждало у меня, девяти-десятилетнего мальчика, особые чувства. Это и удивительная северная природа, и так гармонировавшие с ней замечательные архитектурные памятники. Это и скиты Валаама, а главное – удивительные старцы, умевшие подобрать единственно верные слова и для взрослого, и для ребенка. Со мной, мальчиком, они вели себя абсолютно на равных. Ближе всех принял меня в свое сердце отец Иувиан из СпасоПреображенского Валаамского мужского монастыря». У мальчика со старцем завязалась переписка. Письма с Валаама Патриарх Алексий хранит у себя до сих пор. Монаха Иувиана благословил на постриг великий пастырь XIX века, праведный Иоанн Кронштадтский.

В церковной жизни у каждого человека бывает немало удивительных совпадений, которые незримым образом связывают его жизнь с жизнью выдающихся подвижников христианства. Помните, у Гумилева: «Если, Господи, это так, / Если праведно я пою, / Дай мне, Господи, дай мне знак, / Что я волю понял твою». Наверное, одним из таких знаковых совпадений в жизни нынешнего Патриарха стал тот факт, что в 1990 году Поместный собор Русской православной церкви избрал Патриархом Алексия II и прославил в лике святых праведного Иоанна Кронштадтского.

УРОКИ ЦЕРКОВНОЙ ДИПЛОМАТИИ

После окончания школы в Таллине Алексей Ридигер поступает в Ленинградскую духовную семинарию. Потом оканчивает и духовную академию в Санкт-Петербурге, где его уже на втором курсе рукополагают в священнический сан. Свое пастырское служение отец Алексий начинает в родной Эстонии. Туда же он возвращается и в качестве епископа, приняв вскоре после смерти матери монашеский постриг в Троице-Сергиевой лавре.

Нужно сказать, что прибалтийские республики, поскольку значительно позже были включены в состав СССР, избежали кровавых репрессий против духовенства, захлестнувших Россию в 20–30-е годы. В определенном смысле Прибалтика была духовным оазисом православия в советское время. Здесь действовали монастыри, которые не закрывались после революции и сохранили вековые традиции монашества (Пюхтицкий женский монастырь, Рижская пустынь). Примечательно, что во время возрождения церковной жизни очень многие монахини из этих монастырей были поставлены игуменьями в возрождающиеся обители по всей России, будучи обладательницами бесценного опыта монастырской жизни.

Но период служения иерея Алексия в Эстонии пришелся на 60-е годы – время хрущевских гонений, когда власти травили и преследовали христиан, по всей стране шло массовое закрытие храмов и духовных учебных заведений. Тогда много пришлось пережить священнослужителям и в прибалтийской «провинции». Но в то же время они несли крест своего пастырского дела с Божьей помощью и использованием тонкой дипломатии применительно к властям.

Вскоре после своего назначения епископом на эстонскую кафедру молодой архиерей столкнулся с решением местной администрации о закрытии и передаче под дом отдыха Пюхтицкого Успенского монастыря. Отец Алексий действовал осторожно. Сначала он постарался убедить советское начальство в невозможности для епископа начинать служение с закрытия обители. А затем, будучи заместителем председателя Отдела внешних церковных связей, архиерей привез в монастырь делегацию Евангелической церкви Германии. Вскоре о Пюхтицком монастыре заговорили в Германии: появились восторженные отзывы в газете Neue Zeit. Потом в Пюхтицы приехала еще одна делегация, третья, четвертая, пятая... Вскоре в святое место стали приезжать группы паломников со всей России. Вопрос о закрытии обители был снят.

Святейший Патриарх после своего переезда в Москву не оставил без попечения пюхтицких сестер. Эстонские монахини по традиции несут послушание в нынешней резиденции Патриарха в Переделкине.

Тема «малой родины» прошла через всю жизнь Патриарха Алексия II. В 1984 году он представил на соискание степени магистра богословия в Ленинградскую духовную академию трехтомный труд «Очерки по истории Православия в Эстонии». Но ученый совет академии решил, что представленная работа по объему и глубине исследования соответствует не магистерской, а докторской диссертации. Так митрополиту Таллинскому и Эстонскому Алексию был торжественно вручен докторский крест.

Следующая ступенька его продвижения по служебной лестнице, если такое выражение применимо к людям духовного звания, связана с Ленинградом. 29 июня 1986 года владыка Алексий назначен митрополитом Ленинградским и Новгородским с поручением управлять Таллинской епархией. В уже более благоприятные для Церкви времена новый архиерей сталкивается со старой проблемой: городские власти игнорируют Церковь. Поначалу митрополиту Алексию не разрешили даже нанести визит председателю Ленгорсовета. Но этот же председатель через год при встрече с владыкой скажет: «Двери Ленинградского совета открыты для вас днем и ночью». Впоследствии представители власти сами стали приезжать на прием к правящему архиерею.

«ТЯЖЕЛ ТЫ, КУКОЛЬ ПАТРИАРХА»

По итогам опроса Фонда общественного мнения, народ в России в целом по-разному относится к Патриарху. Большинство (около 60%) одобряют его деятельность, немало и тех, кто относится к его персоне равнодушно (30%), но таких, кто не знал бы Патриарха вообще, практически нет. А ведь его предшественники, патриархи Алексий I и Пимен, мало кому были знакомы. В советские времена «несанкционированные контакты» с паствой не поощрялись, и церковный иерарх едва ли мог без позволения властей отправиться в какую-нибудь миссионерскую поездку. Патриарх Алексий II вспоминает, что когда он впервые прилетел в Оренбург, то услышал от местного архиепископа Леонтия исполненные пафоса слова: «Никогда прежде на землю Оренбуржья не ступала нога митрополита Русской православной церкви!» Сегодня во многих регионах России Патриарха Алексия знают не только по телевизионным программам и календарям – это примета нового времени. За годы своего служения первоиерарх совершил более 120 поездок в 82 епархии. Целью таких поездок было личное знакомство со священниками и прихожанами в отдаленных общинах, укрепление церковного единства и свидетельства Церкви в обществе. «Возрождение Церкви нельзя осуществлять, находясь только в Москве».

«Бывая в регионах, – говорит Патриарх, – я имею возможность не с чужих слов узнать, а посмотреть своими глазами, в каком состоянии храмы, монастыри, воскресные школы. Удостовериться, присутствует ли Церковь в армии, местах заключения. Это чрезвычайно важно, так как приближает Патриарха к своей пастве, где бы она ни жила – на Камчатке или в Калининграде».

Во время своих визитов Патриарх старается беседовать и с представителями местной власти, с губернаторами, ру- ководителями республик. Иногда эти беседы помогают решить многие проблемы, которые возникают между священнослужителями и чиновниками в регионах.

В частности, немало проблем возникло у властей с Церковью в связи с возобновлением деятельности многих храмов и монастырей. Остро встал вопрос о возврате церковной собственности. Важную роль в его решении взял на себя Патриарх, подписав с Министерством культуры Российской Федерации и руководством отдельных музейных комплексов ряд документов, которые помогли многим монастырям и храмам начать новую жизнь. Правда, порой противостояние священников и «музейщиков» затягивалось на десятилетия, но в итоге конфликтующие стороны приходили к согласию.

Именно стремление к мирному, а не сиюминутному разрешению любого вопроса отличает подход Патриарха к любой проблеме, от бытовой до международной, будь то ситуация в Сербии, события на Северном Кавказе или военные операции против Ирака. По многим конфликтным ситуациям международного масштаба Патриарх Алексий выступал с миротворческими инициативами.

Авторитет предстоятеля Русской православной церкви и в мировом сообществе весьма высок. Патриарх Алексий II был участником многих международных церковных событий. На протяжении ряда лет он являлся членом президиума и президентом Конференции европейских церквей. Также он принимал участие во многих межконфессиональных форумах, один из которых, так называемый саммит религиозных лидеров, прошел летом 2006 года в Москве. При таком, казалось бы, толерантном отношении к другим конфессиям Патриарх достаточно жестко отстаивает интересы Православной церкви.

В отличие от нынешних светских руководителей Патриарх Алексий не владеет свободно иностранными языками, за исключением эстонского. Когда он в молодости учил немецкий в Духовной академии, то и подумать не мог о том, что ему придется часто выезжать за границу. Зато Патриарх свободно владеет словом. В России и за рубежом опубликовано несколько сотен его статей, выступлений и работ на богословские, церковно-исторические, миротворческие и другие темы.

Но в последнее время и заграничных поездок у Патриарха не так уж много. Возраст «не к Петрову, а к Покрову», шутит Святейший. Но несмотря на это, Патриарх Алексий II проводит богослужения, беседует с иереями: помимо того что он Патриарх всея Руси, он еще и московский епископ, до последнего времени Патриарх всех московских священников рукополагал собственноручно, совершив более 80 хиротоний. Патриарх Алексий откликается на любые события, касающиеся его паствы, будь то введение ИНН или трагическая гибель священника. Тысячи прихожан слышат с церковных амвонов ободряющие слова Святейшего, обращенные к ним по случаю великих праздников. Как говорит сам Патриарх Алексий, «унывать никогда нельзя, христианин должен быть оптимистом, с какими бы горестями и трудностями ему ни приходилось сталкиваться».


Партнёры