Другие материалы смотрите в издании ВВП №27

Автор: Иван БЕРЕЗИН

История знаменитого Боровского Рождества Богородицы Пафнутьева монастыря и судьба его святого основателя преподобного Пафнутия удивительным образом отражают важнейшие события летописи земли русской. «Дом Рождества Пресвятой Богородицы и великого чудотворца Пафнутия» должно почитать как духовную святыню и как памятник нашей державной славы. В нераздельности этих понятий не только особенность Пафнутьевой обители, но смысл и сила православного царства, каким было государство Московское.

Дед преподобного был ордынским баскаком в Боровске, где, приняв христианскую веру, остался навсегда. В Боровске же сам преподобный Пафнутий с 20-летнего возраста подвизался в Высоком Покровском монастыре под руководством священноинока Никиты, ученика Сергия Радонежского, проведя там около 30 лет, из них 13 – игуменом. Впав в тяжкую болезнь, преподобный принял схиму. По выздоровлении он, отказавшись от настоятельства, ушел с одним из братии вниз по течению Протвы, и 23 апреля 1444 года поселился в лесу возле места впадения реки Истерьмы в Протву. Сооружение деревянной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы положило основание новой обители, которая уже при жизни создателя была почитаема по всей Московии, любима московскими государями, царицами и царевнами. Не обретя желанного безмолвия, по воле Божией 33 года преподобный Пафнутий обустраивал этот монастырь и, преставившись 1 мая 1477 года, оставил 95 человек братии, каменный соборный храм, расписанный известным иконописцем Дионисием, которого преподобный исцелил от болезни, и, главное, завещал духовные начала, ставшие одной из опор державного домостроительства. Нельзя не увидеть доброе семя в том, что преподобный Пафнутий, по свидетельству современников, во всем избегал неумеренности, говорил, когда требовалось, а в другое время предавался молчанию, мог с пользой и поститься, и насыщаться, и изобиловать, и лишаться, хотя всегда стремился избегать праздности и любил нищету и скудость.

Из воспитанников Пафнутьевской обители, которые по примеру своего духовного старца учились держаться во всем золотой середины, достаточно назвать преемника Пафнутия преподобного Иосифа Волоцкого, святого Макария Московского, преподобного Даниила Переяславского, Вассиана, архиепископа Ростовского. Уже в 1531 году началось местное празднование в честь Пафнутия. Собор 1547 года постановил его память праздновать общецерковно. После своей смерти преподобный стал как бы семейным святым московских государей.

Иван Грозный считался рожденным по молитвам препреподобного Пафнутия и называл его в ряду с преподобными Сергием и Кириллом. Через три года после кончины Пафнутия, в конце знаменитого «стояния на Угре», собрались возле Боровска русские войска, а вскоре побежал в страхе Ахмат.

В XVI веке Боровский монастырь превращается в сильную пограничную крепость, суровый облик которой сохранился до сих пор. В возведении стен и башен участвовал знаменитый градоделец Федор Савельевич Конь.

В 1610 году самозванец Тушинский, идя на Москву с поляками и литовцами, опустошил обитель (изменники открыли ему ворота) и привел ее в крайнее разорение. Войска и все монашествующие, находившиеся в монастыре, были перебиты, в числе их погиб и защитник Сергиевой Лавры архимандрит Иоасаф, удалившийся сюда на покой. Воевода Михаил Константинович Волконский бился во вратах церковных и, раненый, прямо в соборе был изрублен врагами. (На месте учебного корпуса современной постройки находился храм в честь Всех Святых – семейная усыпальница Волконских.) В Пафнутьев монастырь до заточения в Пустозерский острог был сослан Аввакум, а в Боровский Рождественский девичий монастырь – его покровительницы и ученицы сестры княгиня Урусова и боярыня Морозова, здесь они скончались и погребены. Их могилы и память об Аввакуме собрали в Боровске немало раскольников.

По штату 1764 года в Пафнутьевом первоклассном монастыре оставлено монашествующих вместе с послушниками 33 человека. Все имения отторгли, кроме пустоши в Суслове (по преданию – старинное место царской соколиной охоты) и подворья в Москве в Китай-городе (уцелело здание палат), указом императора Павла I монастырю вернули озеро для рыбной ловли и мукомольную мельницу на реке Протве.

В 1812 году обитель снова была разорена французами, тогда сгорела богатая монастырская библиотека.

В начале XX века при монастыре существовало Пафнутьевское братство, миссионерское по своей деятельности. Содержание обители кроме штатного оклада от казны в то время составляли доходы с мельниц, подворья и земли, отдаваемой под ярмарки при монастыре.

Сразу после большевистского переворота начались гонения на монастырь, который некоторое время существовал под видом сельскохозяйственной коммуны.

Последним его настоятелем был епископ Алексий (Житецкий). Он принял настоятельство в 1915 году, был членом Церковного Собора 1917–1918 годов, в 1919-м хиротонисан во епископа Боровского. Когда его, аресто- ванного, вели через город, он осенял плачущих людей архиерейским благословением. (Дата его смерти у митр.

Мануила – 17 октября 1924 года.) Имущество обители еще в 1923 году было передано Главмузею, но вскоре там разместили исправительную колонию, затем сельхозтехникум. Великая Отечественная война не нанесла существенных повреждений монастырским строениям, а его хозяйство и обстановка были разграблены и изуродованы советской властью до ее начала. Из горького множества – два примера: по распоряжению помощника начальника трудовой колонии Баранова в 1932-м был сброшен древнейший из известных в России колокол, отлитый через 11 лет по кончине преподобного Пафнутия, а из икон XVI века иконостаса Ирининского придела устроены судки для собак и клетки для кроликов.

Внешний облик Боровского монастыря сохранился довольно хорошо благодаря многолетней работе реставраторов. А хранителем его духовного наследия можно считать известного старца схиархимандрита Амвросия (Иванова), пафнутьевского насельника, который жил под Балабановым неподалеку от монастыря и почил за 10 лет до его возрождения.

С 1990 года Высокопреосвященный Климент, в то время архиепископ Калужский и Боровский, добивался возвращения монастыря Церкви. В марте 1991 года сельскохозяйственный техникум освободил церковь Св. пророка Илии с больничной и трапезной палатами, построенную, по преданию, на месте захоронения в 1610 году защитников монастыря. Здесь поначалу помещались все монастырские службы. Освящение храма пришлось на субботу Пасхальной седмицы. Из близлежащей приходской церкви села Роща к этому времени перенесли монастырское распятие с предстоящими.

Постепенно к монастырю перешла большая часть строений и живописный монастырский сад, с прудами, со святым источником преподобного. В июле 1992 года в день освящения престола храма Св. Митрофана, патриарха Цареградского, в монастырь были перенесены ковчежец с частицей мощей преподобного Пафнутия из ризницы Псково-Печорской обители и икона Рождества Богородицы – дар от прихода храма Преп. Сергия Радонежского села Передоль. Примечательно, что монастырь возобновлен как общежительный, а по древнему уставу таковым не являлся.

Сегодня в монастыре постепенно возрождается духовная жизнь. Открыта воскресная школа для детей и взрослых, издается православный еженедельник и детский журнал, проводится реставрация фресок собора Рождества Богородицы. Восстановительная работа, непосильная для малочисленной братии, не останавливается по милости Божией и предстательством преподобного Пафнутия. В настоящее время монастырь нуждается в замене электрических сетей, так как эксплуатация существующих грозит пожаром, и тепловодокоммуникаций. Несомненно, что всенародное участие в возрождении места почитания преподобного Пафнутия стало бы нашей общей молитвой сему державному заступнику, великому боровскому чудотворцу.

Партнёры