Другие материалы смотрите в издании ВВП №44

Автор: Андрей БАРАНОВСКИЙ

В эпоху императорской России было и военное духовенство. Его представляли полковые священники, которые приравнивались к офицерам в звании капитана. Солдаты обязаны были отдавать им честь и называть их «Ваше благородие».

Главной задачей священника в военное время кроме совершения богослужений и треб было влияние на свою паству личным примером, твердостью духа в сложнейших ситуациях, стойкостью в исполнении воинского долга. «Полковой священник принимает на себя особенную чрезвычайную миссию во время сражения русского воинства с неприятелем. Священник должен запастись самоотвержением, чтобы, стоя в пылу битвы, быть способным поддерживать в армии надежду на помощь Божию и свои собственные силы, вдохнуть в нее патриотический героизм к Царю и Отечеству», – писал историк Николай Невзоров. Именно полковые священники поддерживали дух армии, волю к победе и бесстрашие. Это они готовили воинов к битве через исповедь и причастие, принимали последние слова умирающих, благословляли раненых на выздоровление, а новобранцев – на подвиг.

ПРИМЕР ВОЕННОГО СВЯЩЕННИКА

Русская Православная Церковь, понимая, что исход любого сражения зависит не только от военного искусства, но и от воли Божией, вменяла военным священникам в обязанность непрестанную молитву о даровании победы русскому оружию. В старые годы в бою место полкового священника должно было быть на передовом перевязочном пункте, где скапливались раненые, нуждавшиеся не только в медицинской помощи, но и в духовной поддержке. Поэтому от священника нередко требовалось умение перевязать рану, остановить кровотечение. Помимо этого в их обязанности входило обязательное захоронение погибших.

Влияние военных священников на солдат и офицеров было велико. Они приучали свою паству к порядку, опрятности, послушанию, правдивости, честности. Объясняли, что такое подвиг во славу русского оружия и Отчизны. Они учили христианской жизни в армейских условиях, являя личные примеры трудолюбия и преодоления любых трудностей. Стараниями священников в полку, на судне создавались приходы-общины, клиросные хоры.

ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ

Естественно, что среди наград православного духовенства нашлось место и специальным, вручаемым только за боевые заслуги. Их всего три, первая была введена в 1790 году особым указом императрицы. Это был золотой наперсный крест на георгиевской ленте.

Первым такой крест, осыпанный бриллиантами, получил священник Полоцкого пехотного полка Трофим Егорович Куцынский за героизм, проявленный при штурме Измаила в 1790 году. Помимо этого священник имел 500 рублей единовременного пособия и ежегодную пенсию в 300 рублей.

Боевая награда священнослужителей связана с Отечественной войной 1812 года. Их участие в этой войне было отмечено специальным знаком отличия. 30 августа 1814 года Манифестом императора Александра I для представителей русского православного духовенства был учрежден медный крест с изображением «всевидящего ока», датой «1812 год» и надписью: «Не нам, не нам, а имени Твоему». В императорском Манифесте пояснялось: «...в знак благоволения к вере и любви к Отечеству, да носить на персях своих (т.е. на груди) начиная от Верховного пастыря включительно до священника, нарочно утвержденный для этого крест с надписью «1812 год». Крест носился на чернокрасной ленте ордена Св. Владимира. Награды удостоились более 39 тыс. священнослужителей, а вручение крестов продолжалось в течение нескольких лет.

Очередным суровым испытанием твердости духа и мужества русского воинства стала Крымская (Восточная) война 1853–1856 годов. Два с половиной года Россия в одиночку сражалась с объединенными силами великих держав. Как и прежде, рядом с воинами были их духовные отцы. Военные священники не имели оружия. Их оружием было слово, вдохновлявшее защитников Отечества на подвиги и свершения. Вместе с армией и флотом священники делили все тяготы военного лихолетья.

26 августа 1856 года для священнослужителей, принимавших участие в Крымской войне или внесших значительный вклад в дело борьбы с врагами, был учрежден особый знак отличия в виде медного креста также на черно-красной владимирской ленте. В центре креста помещался обрамленный сиянием медальон с изображением «всевидящего ока» и датами «1853–1854–1855–1856». На оборотной стороне медальона надпись: «На Тя, Господи, уповахомъ, да не постыдимся во веки». Наперсным крестом «В память войны 1853–1856 гг.» были награждены около 40 тыс.

священнослужителей.

ЗОЛОТЫЕ КРЕСТЫ

Насколько почетен был наперсный крест на георгиевской ленте, указывает следующий факт. За время царствования императора Александра III (1881–1894 годы) священнослужителям было вручено 125 золотых крестов с цепочками, но только четыре военных священника получили кресты на георгиевской ленте. Кресты были сделаны фирмой придворных фабрикантов Сазиковых и придворным ювелиром Зефтигеном. В 1901–1902 годах было вручено четыре креста на георгиевской ленте, в 1904 году – два. А вот в 1905–1906 годах, когда шла Русско-японская война, – уже 72 креста. Среди получивших такой крест – священник Георгий Шавельский, последний протопресвитер русской армии и флота, написавший в эмиграции свои «Воспоминания».

В период Первой мировой войны крестами на георгиевской ленте наградили 160 военных священников. Последним такую награду получил 3 августа 1917 года кардинал Реймсского собора Люсон. После августа 1917 года оставшиеся неврученными предметы из подарочного фонда были эвакуированы Временным правительством в Москву. Судьба этих вещей неизвестна, но время от времени неврученные подарки появляются на антикварном рынке. Однако гораздо больше ценятся вещи, врученные конкретному адресату.

Партнёры