Другие материалы смотрите в издании ВВП №16

Автор: Оксана СТАРОДУБЦЕВА

Пожалуй, самым ярким примером взаимодействия Церкви и государства во имя реализации национальной идеи стало празднование Дня народного единства. В этом году этот красный день календаря был введен впервые. Возможно, поэтому большинство россиян были к нему не готовы. Но все-таки событие состоялось.

ВИЗИТ В ПРОШЛОЕ

Основное содержание этого события – поездка Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в Нижний Новгород. Именно там были организованы торжества по случаю праздника Казанской иконы Божией Матери и Дня народного единства.

Как сказал Его Святейшество, «этот праздник должен войти в нашу жизнь, потому что это наша история. Мы вспоминаем те трагические события, которые происходили в смутное время на Руси. Здесь по призыву Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского зарождалось народное ополчение для освобождения Москвы».

Предстоятель Русской Церкви посетил Спасский Старо-Ярмарочный кафедральный собор Нижнего Новгорода, часовню, возведенную над местом погребения митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) и Вознесенский Печерский монастырь.

Алексий II освятил закладной камень в основание нового храма во имя Казанской иконы Божией Матери на Зеленском съезде. После совершения чина освящения закладного камня была оглашена закладная грамота, которую подписали Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий, полномочный представитель президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко, губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев, глава администрации Нижнего Новгорода Вадим Булавинов.

В грамоте говорится: «Божией милостью в лето от сотворения мира 7514 и от Рождества во плоти Бога Слова 2005 октября 21/ ноября 3 Его Святейшеством Святейшим Патриархом Московским и вся Руси Алексием II при святительстве Преосвященного Георгия, епископа Нижегородского и Арзамасского, в память о первом праздновании Дня народного единства, в честь освобождения нижегородским ополчением в 1612 году Отечества Российского от иноземных захватчиков положено основание храма во имя Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, ради иконы Ея, именуемой Казанской». Капсула с грамотой была помещена в нишу закладного камня.

Маршрут следования Патриарха проходил по историческим местам Церкви и российского государства. Одно из них – Нижегородский Вознесенский Печерский монастырь.

ТОЧКА НА КАРТЕ

Он был основан в 1330-х годах выходцем из КиевоПечерского монастыря, иноком Дионисием, ставшим впоследствии архиепископом Суздальским. Предание гласит, что Дионисию понравилось расположение Нижнего Новгорода, которое напоминало родной Киев. В пяти верстах от тогдашнего города Дионисий в горе собственными руками ископал пещеру, чем положил начало Печерскому монастырю.

С середины XIV века Печерский монастырь становится одним из крупнейших духовных центров Нижегородско-Суздальского княжества. Здесь подвизались преподобные Евфимий Суздальский и Макарий Желтоводский. По благословению св. Дионисия Суздальского в Печерском монастыре в XIV столетии создается знаменитая Лаврентьевская летопись.

18 июня 1597 года произошел оползень, который уничтожил все монастырские постройки. Прибывшие из Москвы мастера-каменщики обнаружили, что на прежнем месте обитель возобновлять нельзя, и монастырь был перенесен выше по течению Волги, ближе к Кремлю. На месте разрушенной обители была поставлена церковь Преображения Господня.

Настоятели Нижегородского Печерского монастыря в XVII веке играли важную роль в истории страны: архимандрит Феодосий был одним из посланников от Нижнего Новгорода к князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому, пригласившему его возглавить народное ополчение; архимандрит Иов способствовал возвращению из долгого польского плена отца царя Михаила Федоровича Романова, митрополита Филарета, в 1619 году. В 1667 году архимандрит Иосиф сопровождал осужденного Патриарха Никона в ссылку в далекий Ферапонтов монастырь.

Как и многие монастыри, Печерский монастырь разорили реформы Екатерины II, но все же он выстоял и продолжал существовать до 1924 года. Сегодня эта обитель – новая страница в истории Церкви и государства. День народного единства – это и есть наша история. Ведь праздник берет начало на Нижегородской земле.

СЛОВО СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА

Именно там были написаны, пожалуй, самые трагические страницы нашей истории. Подробно о них на праздновании Дня народного единства рассказал Святейший Патриарх.

– Вражеское нашествие опустошало Русь, Москва была оккупирована иноземными захватчиками, в стране не было законной власти, народ постигали болезни, голод и другие испытания. Не случайно это время назвали смутным.

Святейший Патриарх Гермоген, будучи в заключении в Москве, не мог управлять всей Русской Церковью. Но повсюду духовенство и миряне проявляли патриотизм и твердо стояли за православную веру. Троице-Сергиева лавра выдержала 16-месячную осаду и несмотря ни на что выстояла. Оттуда настоятель обители преподобный Дионисий Радонежский призывал встать на защиту Родины. Этот призыв был услышан на Нижегородской земле.

Козьме Минину несколько раз являлся преподобный Сергий Радонежский, призывая его к спасению Москвы и всей России. Отсюда из Нижегородского кремля раздался призыв встать на защиту родной земли. Взяли на себя подвиг создания народного ополчения два человека: Козьма Минин убеждал нижегородцев собрать ополчение ради спасения Руси, а воинское дело было поручено князю Дмитрию Пожарскому. Казанская икона Божией Матери, которая была принесена из Казани в ряды русского ополчения, помогала ему, осеняла и охраняла тот подвиг, который совершали русские патриоты. Отсюда, из Нижнего Новгорода, ополчение пошло спасать Отечество, и Русь была спасена.

Впервые после 89-летнего перерыва вся наша страна будет вновь вспоминать эти трагические и одновременно славные страницы своей истории и тех великих патриотов, которые помогли отстоять независимость и единство нашей Родины, спасли от иноземных завоевателей, опустошавших Русь и хотевших стать ее властителями.

В этот праздник единения мы должны проявлять любовь друг к другу, вспоминать тех, кто нуждается в нашей помощи и поддержке, чтобы этот день церковного, а теперь и государственного праздника отметить добрыми делами благотворительности и милосердия.

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ОЦЕНКИ

Отношение ко Дню народного единства было неоднозначным. Но при всем разнообразии мнений в том событии просматривается единое усиление позиций Православной Церкви в обществе. Предваряют его данные исследований «РОМИР-мониторинга», по результатам которых около 77% опрошенных россиян высказались против введения нового праздника. И этому есть свое объяснение. Ведь до сих пор большинству наших граждан гораздо привычнее праздник в честь октябрьского переворота. В этом плоды и советской идеологии, и отчаянной политики атеизма. Но скорбеть по поводу безвременно ушедшего праздника нет смысла. Во-первых, потому что уже давно нет оснований его отмечать (сейчас в цене другие события), а во-вторых, молодое поколение выражает в лучшем смысле неосведомленность по поводу исторических персонажей той эпохи. К тому же на большом расстоянии от тех событий уже всем, наверное, понятно, что Октябрьская революция в массовом сознании вряд ли сможет удержать за собой статус «события, повернувшего ход мировой истории». Хотя в определенном смысле это действительно так.

Сожаление вызывает другое. А именно: кажущаяся непонятность и даже чужеродность нового праздника для российского общества. Сожаление — потому что достоин сожаления тот, кто предает забвению историю собственного государства. И, если дата освобождения столицы от захватчиков (какой бы национальности они ни были: немцы, татары, поляки или литовцы) не находит понимания и сочувствия в обществе, это означает, что общество нездорово.

А если общество нездорово, если оно позволяет себе роскошь (граничащую с безумством) пренебрегать своим собственным прошлым, пусть новый праздник станет неким целительным средством, своего рода напоминанием о нашей давней истории, — истории непростой и порой неоднозначной, но не достойной забвения.

И в том, что Русская Церковь стала одним из инициаторов учреждения нового праздника, нет и не может быть ничего зазорного — несмотря на то что многим хотелось бы в этом Церковь упрекнуть.

Раздаются мнения и о якобы чрезмерном усилении Церкви: мол, религия тянет страну в безвозвратно ушедшее прошлое. Но возникает вопрос: что в этом плохого?

Православная Церковь хотела бы обратить мысли многих наших сограждан к прошлому, к истории — ради того чтобы в нашем будущем не повторились ошибки и печальный опыт этого прошлого.

Общественное мнение в последние годы неизменно признает Православную Церковь одним из основных институтов, способствующих сохранению стабильности в нашем обществе. Получается: попытки противодействия Церкви в этом ее служении, таким образом, направлены на дестабилизацию?

Государство, в свою очередь обращаясь к Церкви за поддержкой своих социальных инициатив, также стремится к сохранению этой общественной стабильности.

Можно, конечно, видеть в сотрудничестве Церкви и государства только поиск какой-то выгоды участниками этого процесса. Но тогда это значит низводить жизнь общества до уровня бездушных «производственных отношений», что выглядит, по крайней мере, наивно. А наивными критиков Церкви никак не назовешь. Интересно и другое. Когда встречаешься с подобными материалами, то ни в одном из этих «обвинительных актов» никто и никогда не смог бы толком объяснить читателям (зрителям, слушателям) главного: почему влияние Русской Православной Церкви в нашем обществе — это плохо.


Партнёры