Другие материалы смотрите в издании ВВП №15

Автор: Михаил ГРИШЕЧКО православный информационный центр «Вайя»

19 мая исполнилось 137 лет со дня рождения последнего российского императора, прославленного в лике святых Русской Православной Церковью в 2000 году

Ороли личности верховного правителя в судьбе государства историки всегда судят неоднозначно, в особенности это касается оценки правления Николая II. Одни исследователи видят в последнем российском самодержце идеал правителя, при котором население страны увеличилось на 60 млн. человек, общая длина железнодорожных путей возросла на 58 251 км, более чем в 6 раз увеличился бюджет Министерства народного просвещения, а столыпинская аграрная реформа вывела страну в лидеры мирового рынка сельскохозяйственной продукции. Другие, напротив, утверждают, что столь высокий экспорт продовольствия не отвечал интересам государства, усиливал имущественное расслоение общества, провоцировал рост социальной напряженности, чем, в частности, и обусловлено поражение России в войне с Японией.

Среди православных верующих также нет единообразного отношения к святому страстотерпцу Николаю Александровичу Романову. Некоторые почитают его как благоверного царя, принявшего мученический венец за весь народ, и молятся ему о восстановлении российского самодержавия, которое, как они ожидают, сменит безбожную власть, и тогда все в России станут жить благочестиво и счастливо. Другие же до сих пор вопреки деянию юбилейного Архиерейского Собора, не признают Николая II святым и даже обращаются с жалобами на незаконное, по их мнению, почитание в гражданские суды.

4 июля, в день памяти святого страстотерпца Николая Александровича Романова, Русская Православная Церковь поет:

Царства земнаго лишение, узы и страдания многоразличныя кротко претерпел еси, свидетельствовав о Христе даже до смерти от богоборцев, страстотерпче великий Боговенчанный царю Николае, сего ради мученическим венцем на небесех, венча тя с царицею и чады и слуги твоими Христос Бог, Егоже моли помиловати страну Российскую и спасти души наша.

«Я РОДИЛСЯ В ДЕНЬ ИОВА МНОГОСТРАДАЛЬНОГО, И МНЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНО СТРАДАТЬ»

Николай II

Я имею больше чем предчувствие, полную уверенность, что я предопределен ужасным испытаниям и не получу награды здесь, на земле. Быть может, нужна искупительная жертва, чтобы спасти Россию. Я буду этой жертвой. Да свершится воля Господня! Для России, для ее счастья я готов отдать и трон, и жизнь.

(Из писем государя императора Николая II.)

Смирение – значение этого слова мы понимаем как угодно, совершенно произвольно. В наше время оно стало синонимом слова «слабость», но изначально несло в себе совсем иной смысл. Смирение – наименование наивысшей христианской добродетели, – добродетели смирения перед Богом, перед Его промыслом и перед Его волей.

Можно по-разному оценивать события тех странных и страшных времен. По-разному можно анализировать предпосылки и причины, принесшие столь разрушительные последствия для русской монархии и России в целом, но давайте попытаемся взглянуть на сложившуюся ситуацию и на личность самого государя императора Николая II глазами не историков и критиков, а глазами христиан.

Помазанник Божий – это не выборный глава государства. Хозяин земли русской – это не наемник, которому государственная власть передана во временное управление. Государь – это человек, который помазан на царство Богом и перед одним же Богом и несет ответственность за свои деяния. Только глядя с христианской точки зрения, можно понять истинное величие подвига, совершенного императором Николаем II.

«Он был живым воплощением веры в Промысл Божий, действующий в судьбах царств и народов и направляющий верных Богу правителей на благие и полезные деяния» – так говорил об императоре святитель Иоанн (Максимович). Смирение перед Промыслом Божиим – очень редкое для правителя качество. Перед кем, как не перед Богом, поставившим его, должен нести ответственность царь? А в том, что великие потрясения начала двадцатого века свершились для России по попущению Божию, верующему человеку сомневаться не приходится. О резкой смене настроений даже простого народа, всегда чтившего царя-батюшку, очень точно замечает современник событий митрополит Евлогий Георгиевский: «Такую внезапную перемену понять трудно: не то это было влияние массового гипноза, не то душами овладели темные силы...» Словно была спущена тайная пружина, и все покатилось вниз с нарастающей скоростью. «Я родился в день Иова Многострадального, и мне предназначено страдать» – так говорил сам император задолго до трагических событий. Его чуткая христианская душа оказалась способной провидеть и принять со смирением грядущие бедствия, попущенные его государству Богом. Переписка членов царской семьи помогает нам понять истинную суть происходящих событий: «Когда читаешь письма последней русской царицы к последнему русскому царю, то всем существом своим чувствуешь, что революция предрешена и неизбежна, что старый режим обречен и возврат невозможен. И это совсем не есть осуждение личности тех, которые оказались мучениками и, как люди, были гораздо лучше нынешних правителей» (Бердяев Н.А., «Размышления о русской революции»). Сам император ясно осознавал свое особенное предназначение и был готов следовать ему до конца: «Я имею больше чем предчувствие, полную уверенность, что я предопределен ужасным испытаниям и не получу награды здесь, на земле. Быть может, нужна искупительная жертва, чтобы спасти Россию. Я буду этой жертвой. Да свершится воля Господня! Для России, для ее счастья я готов отдать и трон, и жизнь». (Из писем государя.) Величие государя-страстотерпца как раз в том, что, находясь на троне в самое трудное, самое сложное и трагическое для России время, он не стал новым Иоанном Грозным или иным правителем, которые, как молот, дробили все вокруг, на время восстанавливая порядок, который впоследствии обернулся бы более тяжкими бедствиями. Он смог прозреть в надвигающихся бедствиях руку Божию, всегда назидающую во благо, и явил великую добродетель смирения.

Святитель Иоанн Златоуст мудро заметил, что многие из людей могут править и управлять, но умереть за свой народ может только царь. Эти слова святителя и исполнил государь-страстотерпец. В этом и состоит величие его царствования. Его жертва снимает все обвинения, возлагаемые на Николая II с политической и общественной точки зрения. Да, и он был человеком, да, и у него были недостатки – но и на солнце есть пятна. Все изменилось, как только будущий страстотерпец стал на свой крестный путь. Государь положил свою душу за людей, которых ему вверил Бог, и умер мученической смертью, – умер за свой народ. «Он считал себя всецело представителем перед Богом своего народа и считал, что его роль заключается в том, чтобы этому народу служить. И когда этот народ в лице какой-то небольшой кучки революционеров от него отказался, он счел, что его роль – остаться со своим народом, страдать с ним и умирать за него» (митрополит Антоний Сурожский).

Можно по-разному оценивать события тех странных и страшных времен. Но уже нельзя по-разному относиться к личности государя-страстотерпца, потому что его прославил сам Бог.


Партнёры