Другие материалы смотрите в издании ВВП №15

Фото: Директор художественно-производственного предприятия «Софрино» Евгений Пархаев с сыном Иваном

В России всегда по-особенному относились к юбилеям. Для нас очередная памятная дата служит поводом не только вспомнить об успехе, но и задуматься о будущем. Нынешний год стал особенным для Художественно-производственного предприятия «Софрино» Русской Православной Церкви. Отметив 40-летие деятельности на благо Русской Православной Церкви своего руководителя Евгения Алексеевича Пархаева, «Софрино» готовится к торжествам по поводу юбилея интронизации Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и 25-летней годовщины со дня открытия производства. Конечно, здесь не принято встречать памятные даты громкими лозунгами. Коллектив уникального предприятия гордится другими традициями. Именно здесь, в Софрине, сегодня находится один из центров возрождения русской православной культуры.

Страшные потери первых лет Великой Отечественной заставили высшее руководство страны искать опоры в многовековых православных традициях. По сути, это решение стало признанием заслуг Русской Православной Церкви: трудно переоценить ту роль, которую сыграли в деле объединения народа немногие действующие храмы. Свою историю Художественно-производственное предприятие «Софрино» ведет с 1944 года, когда государство фактически отказалось от идеологии воинствующего атеизма. Как гласит официальная летопись предприятия, «…в соответствии с провозглашенным Сталиным новым курсом в отношении к Церкви, стало возможным возрождение традиций православных мастеров. Этот год стал начальной точкой в истории создания Художественнопроизводственного предприятия «Софрино» Русской Православной Церкви. Одновременно с возрождением духовных школ (которые через два года переехали в Троице-Сергиеву лавру) в подвалах Успенской церкви Новодевичьего монастыря приступили и к устройству церковных мастерских».

С ВЕРОЙ В БОГА

Церковь невозможно представить без убранства. Дело возрождения веры во многом зависело от успешной работы мастерских Патриархии. Конечно, в первые годы ассортимент продукции был скромен: здесь делали утварь, свечи, писали иконы и шили облачения для священнослужителей. Четыре небольших кустарных цеха, в которых работали около 80 человек, и стали тем фундаментом, на котором впоследствии выросла настоящая индустрия производства церковной утвари.

Несмотря на смягчение политики государства в отношении Церкви, мастерские работали в условиях, которые следовало бы назвать экстремальными. Существовала масса ограничений: к примеру, Церковь не имела права покупать оборудование и приобретать необходимые материалы на государственных предприятиях. Рабочие сами делали свои станки, собирая на промышленных полигонах списанные детали. Не хватало материалов: к примеру, облачения для церковнослужителей здесь шили из ткани для штор. Труд мастеров был сравним с подвижничеством: работа в церковных мастерских не давала права на пенсию. Тем не менее производство росло. Мастерским понадобилось новое помещение: в 1961 году цеха переехали в отдельное здание, расположенное при церкви Тихвинской иконы Божией Матери в подмосковном селе Алексеевском.

Новое помещение, перестроенное из бывшей плодоовощной базы, мало соответствовало тем задачам, которые стояли перед церковными мастерскими. Масштаб производства утвари, свечей, икон никак не соответствовал потребностям Русской Православной Церкви.

Спасти положение смог бы только крупный завод. Разрешение на его строительство было получено только в 1972 году, после письменного обращения Святейшего Патриарха Пимена. Участок для строительства был выделен с учетом пожелания Патриарха: будущий завод расположился между Москвой и Троице-Сергиевой лаврой. Под строительство дали три гектара в поселке Софрино. Подарок нельзя было назвать щедрым. Заболоченная местность, ранее занятая песчаными карьерами, была совершенно непригодна для использования.

Тем не менее первый камень в фундамент заводского корпуса был заложен в 1975 году. А в 1980 году основное строительство было завершено. К этому моменту на производстве церковной утвари были заняты 350 человек. Пожалуй, это предприятие было одним из самых закрытых заводов Советского Союза. Отечественная пресса упорно не замечала уникальное производство, расположенное в поселке Софрино.

Зато работы здешних умельцев высоко ценились за рубежом. Спрос на церковную утварь значительно превышал предложение, поэтому уже во второй половине 1980-х годов перед заводом встала проблема дальнейшего расширения. Производство постепенно разрасталось. А в 1987 году, накануне празднования тысячелетия крещения Руси, директором художественно-производственного предприятия был назначен Евгений Алексеевич Пархаев.

В 1990 году с интронизацией Патриарха Алексия Второго, 15-летие которой православные празднуют 10 июня этого года, в жизни Русской Православной Церкви началась новая эпоха. Несмотря на тяжелое экономическое положение в стране, свое патриаршее служение Алексий II в первую очередь начал с повсеместного восстановления и строительства храмов, возрождения приходов. Именно в это время стало понятно, как важно расширить производство церковной утвари, чтобы обеспечить растущие потребности в ней восстановленных в стране храмов, их служителей и паствы. На руководство «Софрино» Патриархом была возложена большая задача.

СТАТУС ПРЕДПРИЯТИЯ

Успех любого предприятия напрямую зависит от таланта его руководителя. Наверное, нет нужды лишний раз говорить об уникальности коллектива предприятия «Софрино»: здесь работали по-настоящему увлеченные люди.

Новый директор первым делом взялся за укрепление трудовой дисциплины. А еще вплотную занялся так называемой социалкой. Вскоре у рабочих предприятия появилась своя столовая, медицинский и стоматологический кабинеты. Особой гордостью работников стала зона отдыха, включившая в себя настоящее «лебединое озеро» – водоем, на берегах которого поселились благородные птицы.

Особые отношения, сложившиеся в коллективе, позволили заводу без потерь пережить тяжелые времена экономических реформ: каждый работник предприятия получал весомый продуктовый паек. «Непрофильные» затраты быстро окупились. Комфортные условия труда позволили предприятию выйти на новые рубежи. Энергия и талант директора позволили предприятию занять особенное место в жизни российского общества, выйдя за рамки сугубо производственного предприятия: завод Патриархии в Софрине сегодня по праву считается продолжателем древних традиций православного искусства.

Предприятие с честью выдержало испытание рынком. Сегодня мастерами «Софрино» изготавливается практически все, что необходимо для богослужения, – от кисточек для елеепомазания до церковных куполов.

Мало кому удается разом увидеть все виды продукции мастеров завода. Готовые изделия собраны в отдельном двухэтажном строении. Это помещение завода больше похоже на музей искусств. Огромное пространство занято выставкой предметов из металла – от паникадил до огромных рак, предназначенных для хранения свя- тых мощей. Рядом экспозиция продукции собственной типографии, оборудованию которой позавидовал бы любой полиграфкомбинат. В отдельной комнате вещи, сделанные руками художников ювелирных мастерских «Софрино»: исключительные по своей красоте гравированные чаши, ковши, звездицы и дискосы. И гордость софринских мастеров – филигранные потиры, лампады и пасхальные яйца. Недаром даже Греческий епископат, где есть свои отличные мастера, отдает предпочтение изделиям из подмосковного Софрина.

Планы расширения производства сегодня включают в себя даже такие масштабные проекты, как строительство литейного цеха. А значит, к своему очередному юбилею завод подходит, как говориться, на подъеме.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ

По мнению самих софринских мастеров, главная особенность их завода – личность директора. Строгий на производстве, Евгений Алексеевич всегда доброжелателен и справедлив, решая бытовые проблемы своих подчиненных. Любит своего младшего сына Ивана, но не балует: считая пятилетнего мальчугана вполне самостоятельным человеком, с юных лет приучает его к атмосфере завода, раз за разом беря с собой на работу. Также бескомпромиссно относится к делу, самым большим грехом считая лень.

Наверное, именно поэтому мало кто увольняется с завода по собственной инициативе. Доверяя директору, работники без опаски смотрят в собственное будущее. Заслуги Евгения Алексеевича отмечены Русской Православной Церковью: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил его орденом преподобного Сергия Радонежского I степени. Светские власти также не остались в стороне, наградив его, как гласит правительственный указ, «…за заслуги перед государством, достигнутые в труде, науке и искусстве, большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между народами…» орденом Почета и орденом Дружбы народов.

…Говоря о перспективах предприятия, почему-то не принято принимать во внимание так называемый человеческий фактор. В случае с художественно-производственным предприятием «Софрино» его нужно считать определяющим. Каждый сотрудник завода знает, что утром, еще до начала смены, в его цех обязательно заглянет директор. А значит, все вокруг, начиная от рабочего места и заканчивая закрепленным в станке инструментом, должно выглядеть идеально. Иначе не миновать выговора. Такой уж у Евгения Алексеевича нрав. Характер, определивший судьбу завода. Конечно, сторонники либеральных порядков могут возразить против таких методов управления предприятием.

Тем не менее, как считают сами работники софринского завода, именно благодаря директору предприятие Московской Патриархии может с уверенностью смотреть в будущее. Их уверенность покоится на весьма прочном фундаменте: все чаще они видят директора, совершающего традиционный обход предприятия с сыном. А значит, Евгений Пархаев знает, кому передать свой бесценный опыт руководства заводом, справедливо считающимся самым значимым для духовной жизни страны.

Партнёры