Другие материалы смотрите в издании ВВП №45

Автор: Оксана СЕВЕРИНА

Русская Православная Церковь всегда стояла на защите интересов людей, кого принято называть социально неблагополучными: бездомные, одинокие старики, сироты, инвалиды. За последние лет десять в Москве при 1-й Градской больнице образовался настоящий общественный центр социального служения: училище сестер милосердия, организация добровольцев, посещающих одиноких стариков и интернаты для детей-инвалидов, служба помощи бездомным и многодетным и др. Вдохновителями многих общественных инициатив стали прихожане храма Благоверного царевича Димитрия, открытого при больнице, и настоятель храма, протоиерей Аркадий Шатов, руководитель Комиссии по церковной социальной деятельности при Епархиальном совете Москвы. В конце прошлого года из-за финансового кризиса многие социальные проекты Православной Церкви оказались под угрозой закрытия. Но, как считает отец Аркадий, страшнее любого финансового кризиса кризис милосердия, и в наших силах сделать все, чтобы он не наступил.

ПОСТ ИЛИ ДИЕТА?

– Отец Аркадий, сейчас идет Великий пост. Мы уже привыкли к тому, что пост – это в первую очередь определенные ограничения в пище. С этим многие считаются, воспринимая пост как очищение организма, заботу о здоровье. Сегодня редкий ресторан обходится без постного меню, почти как во времена Шмелева и Гиляровского. Но ограничивается ли пост диетой? И что вообще должен означать Великий пост в жизни христианина?

– Прошло уже более 2000 лет с тех пор, как в истории человечества совершилось событие, повернувшее весь ход мировой истории. Бог сошел к людям, принес себя за них в жертву. Он основал новое человечество на земле, и ниспослал тем, кто в Него верит, дар Святаго Духа. Сегодня люди снова могут на земле жить, как в раю. Но вместо этого за прошедшее время мы стали настолько прочно забывать о Боге, что не случайно наши времена называют еще и «постхристианскими». Церковь каждый год устанавливает особое время, чтобы с большей полнотой вспомнить все то, что совершил для нас Господь. Пост – это подготовка к воспоминанию о страданиях Христа, подготовка к празднованию его воскресения из мертвых. Это не просто возможность похудеть. Это система подготовки к воспоминанию о том, ради чего человек создан. Воздержание в пище является в ней лишь малой составляющей. Помимо физического поста Церковь считает необходимым и важным и молитвы, и доброделание. Если человек просто постится и не ходит в храм, постится, но при этом злится, раздражается, не делает ничего доброго, то Церковь говорит, что такой человек может быть уподоблен бесам. Некоторые думают, радость поста это просто разговеться. Конечно, если ты долгое время не ешь мяса, то через 48 дней поста, наверное, приятно съесть котлету. Но главная радость поста заключается в общении с Богом, и пост подготавливает нас к радости этого общения.

– То есть для соблюдения поста необходимо не только определенным образом ограничивать себя в еде, но и участвовать в особых богослужениях, которые проходят во всех православных храмах? Но кроме молитвы и поста вы упомянули еще о доброделании. Почему во время поста важно делать добрые дела? Кому их нужно делать: близким или совершенно незнакомым людям?

– Апостол Иоанн Богослов говорит: «Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит» (1 Иоан. 4, 20). Действительно, если мы не любим людей, созданных по образу и подобию Божию, которые находятся рядом с нами, как мы полюбим Бога, чье присутствие не всегда ощутимо? Любовь к человеку подготавливает нас к встрече с Творцом. Если мы говорим о любви ко Христу, то понимаем, что Христос принял на себя человеческое тело, и каждый человек – это образ Бога. Когда мы не узнаем Христа в наших ближних, то мы и самого Творца любить перестаем. Если в человеке видеть только то, что вот один – бомж, другой – злодей, третий – кавказец, боюсь, что, когда произойдет встреча со Христом, у нас не получится его полюбить, потому что отношение к человеку у нас будет не таким, какого ждет от нас Бог. Человек сотворен так, что он должен быть источником любви. Человек создан именно для добрых дел, а не для того, чтобы наслаждаться. Не для того, чтобы отбирать кусок у брата и этому радоваться. Не для того, чтобы радоваться чужому горю, чтобы пользоваться своей властью за счет других людей, чтобы получать удовольствия от обладания своим телом. Человек создан для радости служения другому – это и есть любовь. Поэтому для человека должно быть естественно жить любовью, жить для другого. Это и есть нормальная человеческая жизнь. Но поскольку грех исказил нас, нам нужно постоянно напоминать о том, что для нас естественно. Чтобы к этому возвратиться, нужно заставлять себя делать добро, заставлять себя любить других людей. Если человек совершит это усилие над собой, то душа его свободно, радостно открывается навстречу другому. Тогда он начинает жить этой радостью. Единственной подлинной радостью, которая есть у человека.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ «БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ»

– Считается ли служением ближнему благотворительность, ведь она не требует от нас ни особых усилий, ни любви к тому, кого мы облагодетельствовали?

– Важно, что чувствует человек, совершая пожертвование. Если он дает милостыню из сострадания к человеку, он делает доброе дело. Он и сам почувствует, что Бог отзывается на это его добро, по тому, как в сердце у него станет теплее. Но для благотворительности есть определенные условия. Во-первых, подавать милостыню нужно так, чтобы это не выставлялось напоказ. Нельзя трубить об этом на каждом перекрестке. Нужно «чтобы левая рука твоя не знала, что делает правая» (Матф. 6, 3). Даже перед самим собой не стоит себя за это хвалить. Если жертвуешь тайно, то Господь, видящий это, воздаст тебе явно. Во-вторых, давать милостыню нужно разумно. Нельзя давать самоубийце веревку и пистолет. Не следует давать алкоголику бутылку. Нужно дать человеку то, что поможет ему жить. Если это бомж, который собирает деньги на выпивку, то не стоит давать ему деньги, а лучше дойти с ним до ближайшего магазина и купить ему какую-нибудь еду. Если кто-то просит деньги на похороны, а на документе стоит дата прошлого года, то такому человеку помогать вовсе не обязательно: он не просит, а обманывает.

– Сейчас во многих супермаркетах стоят контейнеры для сбора пожертвований, похожие больше на аквариумы, куда туристы бросают мелочь на память. Стоит ли участвовать в таких акциях? И вообще, нужно ли интересоваться, каким образом будут потрачены твои пожертвования?

– Если человек хочет помочь кому-то по-настоящему, а не просто отделаться от мелочи, конечно, он должен поинтересоваться, куда пойдут его деньги. Когда в конце прошлого года у нас возникли проблемы с финансированием многих социальных проектов, мы проводили благотворительные акции в магазине «Ашан», где собирали деньги на подарки к Рождеству для детей-инвалидов, для больных, которые не выходят из дома. Перед Днем защитника Отечества мы таким же образом собирали деньги для солдат, которые получили инвалидность во время войны и сейчас находятся в госпитале. Отчеты о том, куда пошли собранные средства, мы помещаем на нашем сайте Miloserdie.ru. Также на нашем сайте перечислены и проекты, которые сегодня нуждаются в постоянном финансировании из-за того, что многие наши благотворители не могут помогать в том объеме, как они это делали раньше.

– В чем причина того, что благотворительность всегда востребована, – в недостатке государственной поддержки? Или же государственной помощи не может быть достаточно по определению?

– Государство – это машина. Машина не может любить. Она не может дать то главное, что необходимо человеку. Необходима не только материальная помощь, но и личное участие. Сегодня у нас появилась возможность посещать детские дома для детей-инвалидов. Таких домов в Москве шесть. С появлением там добровольцев больные дети получили возможность чаще бывать на воздухе, слышать музыку. Есть у нас лечебные учреждения, где находятся дети со всех уголков нашей родины. Они лежат в отделениях без родителей. Например, в клинике Гельмгольца. Дети после операций на глаза не могут смотреть телевизор, чем заняты обычно дети в стационарах. Вечером с ними остается только одна медсестра. Нужно, чтобы кто-то пришел к ним, почитал, поиграл. Таких больниц много. Благо сейчас государство не препятствует этим начинаниям.

Вообще, когда в больницах появляются добровольцы, они привносят туда совершенно другой дух. Поначалу их нередко встречают как помеху, но зачастую под их влиянием и сотрудники начинают работать по-другому. Один батюшка рассказывал, что в отделении старшая сестра была чемпионка по матерным выражениям. Так вот, после появления в клинике добровольцев она перестала ругаться, изменила свое поведение.

Нужны добровольцы и одиноким людям. Сейчас наше общество помогает уже в 220 квартирах. Это тоже непросто. Как правило, пожилые люди не всегда приятны в общении: если человек хороший, наверняка ему и соседи помогут.

Необходима помощь и многодетным семьям. Государство призывает, чтобы у нас в семьях было больше детей. Но реально воспитывать детей в многодетной семье очень сложно. Мы проводили обследование детей из таких семей, которые учатся в нашей гимназии, и выяснили, что некоторые учащиеся спят на трехэтажных кроватях, некоторые спят вдвоем, некоторые спят по очереди на полу. Большинство детей не имеют своей отдельной комнаты, и даже отдельное рабочее место есть далеко не у всех. Эти дети меньше гуляют, нередко отстают в учебе, потому что мама не успевает заниматься отдельно с каждым ребенком. Я считаю, что это хорошо и нормально, когда много детей в семье, это закаляет человека. Тот, кто вырос в таких условиях, понимает, что не все только для него. С другой стороны, необходимо таким семьям помогать. Комуто нужно возить ребенка на занятия в музыкальную школу. Кому-то погулять с малышами.

«ЕСЛИ ТЕБЕ ПЛОХО, ПОМОГИ, КОМУ ЕЩЕ ХУЖЕ»

– Социальные программы помощи есть только при вашем храме Благоверного царевича Димитрия или, придя в любой храм Москвы, ты можешь стать участником дел милосердия?

– В Комиссию по церковной социальной деятельности каждый храм ежегодно представляет отчет. По этим данным нет таких московских приходов, где бы социальная работа совершенно не велась. Она очень разнообразна: кто-то помогает бездомным, кто-то ходит в приюты и детские дома. Во многом зависит это от инициативы мирян. Настоятель должен поддерживать их инициативу, но организовываться должны сами прихожане. Например, в нашем движении около 700 добровольцев, эти люди живут по всей Москве. Они сами себя организуют, назначают координатора. У нашей службы милосердия есть круглосуточный телефон – 972-97-02, – по которому звонят люди нуждающиеся. Так мы узнаем о тех, кому нужна помощь. Я не знаю священника, который бы отказался поддержать эту деятельность, но заниматься ею должны миряне.

– В русской истории традиции благотворительности, милосердия проходят через века. Многие высокопоставленные особы, включая членов царской семьи, не только жертвовали на приюты и богадельни, но и сами ухаживали за ранеными в госпиталях. Эта традиция навсегда утрачена или же она будет возрождаться?

– Я далек от верхушки нашего общества, но, насколько мне известно, проблема бездомных детей на вокзалах на сегодняшний день решена не без личного участия Людмилы Путиной, супруги нынешнего премьера. По ее инициативе были проведены совещания в каждом округе Москвы, создана система работы с такими детьми: милиция задерживает «беспризорников» на вокзалах, отвозит в больницу, оттуда они поступают в приюты, где могут находиться до выяснения их ситуации.

Это дало замечательный эффект – сейчас на вокзалах детей нет. Супруга нынешнего президента, Светлана Медведева, помогает возрождению медицинского центра при Марфо-Марьинской обители. Такое неформальное участие в решении общественных проблем должно стать нормой, без этого ничего не сдвинется.

Почему преподобномученица Елизавета смогла открыть обитель милосердия в центре Москвы? Вопервых, потому что у нее были замечательные личные качества. Но если бы она не была сестрой государыни, вдовой великого князя Сергия, московского губернатора, у нее ничего бы не вышло. Почему у нее в обители консультировали светила тогдашней медицины? Конечно, потому что у нее были связи. Если бы у каждого дома для детей-инвалидов был бы высокий покровитель, там была бы совсем иная ситуация. Мне кажется, во всех социальных учреждениях, больницах должны быть созданы попечительские советы. У больных, у сирот, у инвалидов должны быть друзья. И хорошо, если эти друзья будут иметь деньги и какуюто власть.

– Обрушившийся на нас кризис многих парализовал: кто-то боится остаться без работы, экономит уменьшенную вдвое зарплату. Как тут еще кому-то помогать?

– Есть замечательное правило: если тебе плохо, помоги тому, кому хуже, – и тебе станет легче. Если мы верим в Бога, мы знаем, что отданное другому я даю в долг самому Господу и он вернет мне обязательно. Я знаю, что люди, которые помогают другим, получают в ответ помощь от Бога, потому что своей помощью они помогают Творцу в устройстве этого мира. Когда трудно, нужно думать не только о себе. И в этом смысле кризис – это благоприятное время. Это своего рода проверка. Кризис – время для героев, для самоотвержения. Если люди пойдут по этому пути, то мы все преодолеем.

Партнёры