Другие материалы смотрите в издании ВВП №68

События 1 марта 1881 года в Санкт-Петербурге, когда от рук террористов погиб царь-реформатор Александр II, стали водоразделом в организации и деятельности служб государственной охраны Российской империи. В России, охваченной волной революционного терроризма, проблема обеспечения полной безопасности Александра III стала одной из важнейших государственных задач. В эту деятельность оказались втянуты самые разные лица, подчас не имевшие никакого опыта в охранном деле. Так, например: по мнению обер-прокурора синода К.П. Победоносцева, главная опасность для жизни царя исходила не столько от террористов, сколько от ближайшего окружения царя. В своем послании Александру III он писал: «Гнетет меня забота о Вашей безопасности. Никакая предосторожность не лишняя в эти минуты». В следующем своем письме он настоятельно советовал запирать за собой дверь в спальне, других комнатах. Чтоб доверенный человек внимательно смотрел за замками и внутренними задвижками; наблюдать каждый вечер, осматривая под мебелью, все ли в порядке; увольнять хоть немного сомнительных людей, находящихся при Его Величестве и т.п.

Однако эти советы больше годились для эпохи дворцовых переворотов, а не для века политического террора. Александр III предпочитал прислушиваться к мнению профессионалов.

13 мая 1881 года своим указом Александр III поручил генерал-адъютанту И.И. Воронцову-Дашкову подготовить проект создания службы, направленной на исполнение единственной функции – обеспечение безопасности императора и августейшей семьи. К осени 1881 года организационное становление новых охранных структур, главной задачей которых было обеспечение безопасности царя от террористических актов, завершилось. С этого времени дело охраны получило совершенно отдельное и самостоятельное значение.

Петр Александрович ЧЕРЕВИН

Петр Александрович Черевин Первым руководителем специальной службы охраны Александра III 3 сентября 1881 года был назначен генерал-майор свиты Его Величества Петр Александрович Черевин, официально он именовался главным начальником охраны. В его руках, как единоличного руководителя специальной службы в области государственной охраны, сосредоточилась вся полнота власти и ответственности. Это назначение делало П.А. Черевина одной из самых влиятельных фигур на политическом олимпе Российской империи. П.А. Черевин был очень близок к императору. Александр III доверял ему полностью и прощал его чисто русскую слабость за его обязательность и правдивость. Мемуаристы писали о нем разное. С.Ю. Витте, например, отметил, что Черевин «был очень склонен к употреблению спиртных напитков, но к Черевину как император Александр III, так и императрица Мария Федоровна относились очень благосклонно и хотя «он весьма часто, можно сказать, почти ежедневно, был не вполне в нормальном состоянии, но императрица Мария Федоровна осталась в высокой степени к нему расположенной и весьма любила и уважала Черевина». Большинство мемуаристов характеризовали П.А. Черевина как человека долга. После смерти Александра III (20 октября 1894 года) молодой император Николай II оставил на своих постах всех министров своего отца, в том числе и П.А. Черевина, который продолжал возглавлять охрану царя. Первые годы правления Николая II были относительно спокойными, так как благодаря политической воле Александра III престиж императорской власти в России был восстановлен, что в значительной степени облегчало работу его охраны.

Учитывая новые веяния, генерал-адъютант Черевин подготовил проект записки, обозначившей контуры этих изменений. В ней он писал, что в случае упразднения должности «Дежурного при Его Императорском Величестве генерала» было бы целесообразно все охранные структуры, находившиеся в его ведении, подчинить министру императорского двора, с присвоением ему прав и обязанностей дежурного генерала. Последнее крупное мероприятие, к которому Черевин приступил во второй половине 1895 года, была подготовка к коронации Николая II.

П.А. Черевин до конца сохранял привязанность к императорской семье. Император назвал его «верным и честным другом». Со смертью П.А. Черевина (19 февраля 1896 года), возглавлявшего службу безопасности с 1881 года, закончилась целая эпоха. Впоследствии ни один из его преемников не приобрел и части того доверия, которым пользовался начальник царской охраны. Следует сказать, что, несмотря на все свое влияние, Черевин сознательно дистанцировался от политических интриг, предпочитая заниматься своими прямыми обязанностями.

Петр Петрович ГЕССЕ

Петр Петрович ГЕССЕ По высочайшему указу от 14 марта 1896 года должность дежурного генерала переименовывается в дворцового коменданта. Это было связано с заявлением Николая II, что он не нуждается в начальнике охраны, поскольку его охранять не нужно. На должность дворцового коменданта был назначен комендант главной императорской квартиры, генераллейтенант свиты Его Величества Петр Петрович Гессе (1846–1905). Он не был новичком в деле охраны, поскольку в свое время командовал сводно-гвардейским батальоном. Безусловно, назначение на должность начальника царской охраны не могло обойтись без «влияний». В это время Николай II еще внимательно прислушивался к мнению матери – вдовствующей императрицы Марии Федоровны. А.В. Богданович записала в дневнике 9 июня 1899 года со ссылкой на камердинера царя Н.А. Радцига, что П.П. Гессе был «подсунут царю маменькой». Этим же указом канцелярия дежурного генерала переименовывалась в канцелярию дворцового коменданта. На дворцового коменданта была возложена прежняя задача координации деятельности всех служб, обеспечивавших безопасность царя. Вплоть до начала 1900-х годов никаких структурных изменений в спецслужбах, ответственных за безопасность царя, не производилось, так как большая часть периода с 1896 по 1905 год была относительно спокойной. В целом схема охраны, сформировавшаяся при Александре III, была полностью сохранена. Совершенствовалась только «материальная» сторона охранных служб.

Как правило, не чаще одного раза в месяц Николай II заслушивал доклад Гессе.

Только с начала 1905 года Россия вступила в период революционных потрясений, которые повлекли за собой и реорганизацию службы охраны императора.

После смерти Гессе за короткое время сменилось несколько дворцовых комендантов. Полторы недели обязанности дворцового коменданта исполнял генерал-майор свиты С.С. Озеров. Его сменил с 24 июля 1905 года генерал-адъютант граф А.В. Олсуфьев (помощник командира главной императорской квартиры), а затем с 4 сентября 1905 года дворцовым комендантом был князь П.Н. Енгалычев. В день его назначения было высочайше утверждено «Положение о Дворцовом коменданте», согласно которому на дворцового коменданта возлагалось «общее наблюдение за безопасностью императорских резиденций, а равно главный надзор за безопасностью пути во время Высочайших путешествий». Новым «Положением» дворцовый комендант был непосредственно подчинен министру императорского двора В.Б. Фредериксу, и управление дворцового коменданта окончательно вошло в структуры министерства императорского двора. Тем самым был положен конец совершенно независимому положению начальника личной охраны царя (с 1881 по 1905 год начальник личной охраны был подчинен только царю). Столь важные перемены были связаны с личностными факторами. П.А. Черевина и П.П. Гессе Николай II знал с детства и всецело им доверял. Новые лица уже не внушали царю столь безоговорочного доверия.

Дмитрий Федорович ТРЕПОВ

События 1905 года многое изменили в политической жизни Российской империи. Они положили начало прямому противостоянию общества и власти. Наряду с известными политиками появились новые лица, которые были востребованы временем. Среди них одним из самых заметных политиков начала первой русской революции был Д.Ф. Трепов. И соратники, и противники признавали его принципиальную верность самодержавной идее и личную преданность Николаю II. Начальник петербургского охранного отделения А.В. Герасимов утверждал, что «действительно у него было – это личная преданность Государю. Не поколебавшись, он мог отдать свою жизнь за Царя и монархию». Именно на твердость и преданность престолу Трепова рассчитывал Николай II. 19 октября 1905 года Николай II принял решение о назначении генерал-майора свиты Д.Ф. Трепова на должность дворцового коменданта.

За все время правления Николая II ни один дворцовый комендант не встречался так часто с царем, как Д.Ф. Трепов. Как следует из дневниковых записей Николая II, в декабре 1905 года царь заслушал шесть докладов Трепова, в январе 1906-го – пять, в феврале – восемь, в марте – двенадцать. Это время было пиком его политического влияния.

Став дворцовым комендантом, Трепов сосредоточился на двух главных проблемах. Во-первых, он последовательно поддерживал либеральный курс С.Ю. Витте. Во-вторых, он реорганизовывал личную охрану царя. При его участии, еще весной 1905 года, когда он занимал должность петербургского генералгубернатора, началось реформирование системы охраны царя.

Усиление охраны царя в период революции было тем более необходимо, что политический терроризм буквально захлестнул страну. За период с февраля 1905-го по май 1906 года было убито и ранено 1237 государственных служащих всех уровней. Это свидетельствует о том, что эсерам действительно удалось развернуть массовый, «низовой» террор против всех, кто имел отношение к государственной власти. Поэтому спецслужбам приходилось на ходу менять методы работы по обеспечению безопасности первых лиц страны.

По инициативе Д.Ф. Трепова при петербургском охранном отделении в 1905 году был организован особый отдел для наблюдения за лицами, приезжавшими в столицу. Перед приездом императора проверялись дома и население местности по маршрутам следования царя. Особое внимание уделялось наблюдению за вокзалами, за лицами, приезжавшими в гостиницы, меблированные комнаты и частные дома. Был создан штат полицейских надзирателей (гостиничных агентов), которые привлекали в помощь конторщиков, паспортистов, дворников, швейцаров. Впоследствии подобные структуры были организованы во всех дворцовых городах и были признаны полезными и необходимыми.

Именно в период деятельности генерала Трепова на посту дворцового коменданта к руководству охраны Николая II приходят молодые жандармские офицеры – выдвиженцы генерала. Одним из них был А.И. Спиридович. Трепов привлек Спиридовича к созданию нового подразделения государственной охраны – особого отряда охраны, который обеспечивал физическую безопасность царя при выездах за территорию дворцовых резиденций. Этот отряд Спиридович возглавлял с 1 января 1906 года по 16 августа 1916 года. По своей должности Спиридович был лично подчинен дворцовому коменданту Д.Ф. Трепову.

Главным элементом проводимых Треповым реформ стало расширение сыскных функций дворцовой охраны. Трепов указывал на антагонизм между охранными структурами департамента полиции и дворцового коменданта. В результате министр двора В.Б Фредерикс согласился с предложениями Трепова о расширении полицейских полномочий дворцовых подразделений.

В результате все изменения были сведены в два основополагающих документа. Первый – «Положение о Дворцовом коменданте» – был высочайше утвержден 25 апреля 1906 года и определял сферу ведения дворцового коменданта – «общее наблюдение за безопасностью императорских резиденций… за безопасностью… во время пути, во время путешествий под руководством министра императорского двора. Это положение» было составлено «под Трепова». На дворцового коменданта возлагалось руководство деятельностью полицейских органов министерства императорского двора в городах дворцового ведомства, «а также деятельностью лиц, несущих полицейские обязанности по установлениям того же министерства». По положению дворцовому коменданту была подчинена дворцовая полиция, Сводно-гвардейский батальон и 1-й железнодорожный батальон; впервые непосредственно подчинен собственный конвой; также подчинены: городская полиция дворцовых городов; охранные (дворцовые) команды и «те команды служителей, в круг обязанностей которых входят и обязанности полицейские»; полицмейстеры императорских театров в Петербурге и Москве. Все кадровые изменения в полиции дворцовых городов теперь происходили только с ведома дворцового коменданта. Дворцовый комендант назначался высочайшим указом правительствующему сенату по представлению министра императорского двора и находился в его непосредственном подчинении.

Второй документ – инструкция дворцовому коменданту – утверждена 2 июня 1906 года министром императорского двора. На дворцового коменданта возлагалась вся полнота ответственности «за безопасность императорских резиденций и надзор за безопасностью пути во время Высочайших путешествий». Все проблемы, связанные с охраной, замыкались на министра императорского двора, и только в «случаях экстренной надобности» Дворцовый комендант мог обратиться напрямую к царю. В качестве главного начальника дворцовой охраны Дворцовый комендант отвечал «за благонадежность лиц, имеющих доступ во внутренние помещения дворца».

Надежная система охраны Николая II была организована за короткое время (1905–1906 годы). Генерал Трепов находился на посту дворцового коменданта менее года, но реформированная им система обеспечения безопасности императора с небольшими изменениями просуществовала до 1917 года.

Владимир Александрович ДЕДЮЛИН

Владимир Александрович ДЕДЮЛИН К сентябрю 1906 года по предложению Столыпина на должность дворцового коменданта был выдвинут генерал Владимир Александрович Дедюлин, ранее занимавший пост петербургского градоначальника. На тот момент ему было 48 лет. Православный. Числился по Генеральному штабу и в списках отдельного корпуса жандармов, являлся генерал-майором свиты Его Величества. На военной службе находился с мая 1875 года. Дедюлин не пользовался тем влиянием на Николая II, каким пользовался Д.Ф. Трепов. Для современников Дедюлин был бесцветной личностью на посту дворцового коменданта. Он находился под влиянием своих подчиненных и ни одного решения не принимал без начальника дворцовой полиции Б.А. Герарди, начальника «подвижной охраны» императора А.И. Спиридовича и командира сводного полка В.А. Комарова. По словам современников, это был «никуда не годный комендант дворца».

25 октября 1913 года в возрасте 55 лет Дедюлин внезапно скончался, и пост дворцового коменданта стал вакантным.

Владимир Николаевич ВОЕЙКОВ

Николай II долго колебался в выборе нового кандидата на эту должность. До тех пор, пока в решение кадровых проблем энергично не вмешалась императрица Александра Федоровна. В должность дворцового коменданта он был утвержден высочайшим указом от 24 декабря 1913 года. Это назначение «было для всех неожиданным».

Императрица Александра Федоровна сразу поставила перед новым дворцовым комендантом несколько первоочередных задач, прямо затрагивавших функции охраны. Например, убрать из Ливадийского парка караульные будки дворцовых городовых, так как ее крайне раздражало, что всякий раз, миновав пост городового, она слышала, как он по висевшему в будке телефону сообщал для доклада дворцовому коменданту час и направление ее прогулки, а также – с кем она проследовала. Идя навстречу прямому желанию императрицы, весной 1914 года часть будок городовых в Ливадийском парке убрали, но на деревьях и в специальных нишах, выдолбленных в стенах, которые закрывались деревянными створками под цвет стены, разместили телефонные аппараты.

Следует заметить, что императрица тяготилась как дворцовой охраной, так и охраной со стороны Спиридовича. Она считала, что ее не охраняют, а шпионят за ней.

Императрица просила также Воейкова изменить организацию ее поездок. Обычно в поездке ее сопровождал целый поезд автомобилей. Это привлекало ненужное внимание. По решению дворцового коменданта поездки царя и царицы близ Ливадии весной 1914 года были организованы по-новому. Как правило, кортеж включал в себя только три автомобиля. Также новый дворцовый комендант пересмотрел список денежных выдач их секретного фонда, который ежегодно предоставлялся в его личное и безотчетное распоряжение на нужды охраны. Сумма была весьма значительной – 100 000 рублей. Воейков обнаружил в этом списке имя лидера «правых» В.М. Пуришкевича, которому из этого фонда ежегодно выплачивалось до 15 000 рублей на содержание черносотенной прессы. Воейков прекратил эти выплаты, доложив царю, что «правые» охраной персоны императора не заняты.

Оценивая положение дворцового коменданта, современник-мемуарист М. Палеолог (1859–1944) писал: «Все военные и административные органы, призванные осуществлять личную безопасность монархов, находятся под командованием коменданта императорских дворцов. Этот пост весьма завидный, поскольку на лицо, занимающее его, возлагается огромная власть, предоставляющая, помимо всего прочего, возможность в любое время иметь доступ к царю».

За 36 лет (с 1881 по 1917 год) на посту руководителя специальной службы в области государственной охраны Российской империи сменились семь человек. Но действительно серьезную роль в организации охраны царя сыграли П.А. Черевин и Д.Ф. Трепов. Первый был ее создателем и многолетним руководителем (15 лет). Второй реформировал систему охраны царя, адаптировав ее к новым политическим реалиям, связанным с революционными потрясениями начала ХХ века. Эти люди играли в окружении монархов самостоятельную роль, пользовались значительным влиянием в ближайшем их окружении, но выполняли прежде всего свой служебный долг. Что касается В.А. Дедюлина и В.Н. Воейкова, то их назначение на пост дворцового коменданта было обусловлено во многом борьбой тех или иных сил в окружении императора.

Партнёры