Другие материалы смотрите в издании ВВП №62

«Красносмотрителен же и радостен высокого сокола лёт» (Урядник: Новое уложение устроения чина сокольничья пути 1656 года)

VVP_Kreml-9_pages_210-296-115.jpgПри раскопках в Тайницком саду на Подоле Московского Кремля был обнаружен клобучок. Постройка представляет собой впущенный в землю подклет размером 3,5 х 3,5 метра. Сооружение датируется концом XIV века. Детали снаряжения для соколиной охоты зафиксированы при раскопках впервые, хотя факты находок костей ловчих птиц известны. Найденный в Тайницком саду клобучок изготовлен из сафьяна (тонкая мягкая кожа из козьей шкуры растительного дубления). В настоящее время его цвет темно-коричневый, хотя изначально он, скорее всего, был цветным. Вообще для изготовления клобучков использовались различные материалы. Сохранилось описание парадных клобучков, выполненных из бархата и атласа и украшенных жемчугом и золотым шитьем. Обычные полевые клобучки делал мастер, состоявший при кречатне, тогда как парадные изготовлялись в Государевой мастеровой палате. Найденный клобук по размеру и форме подходит скорее для самца кречета (или самки балобана). Должик найден в заполнении постройки, датирующейся началом XIV века. Судя по небольшой ширине ремня, он применялся для работы сдербником или перепелятником.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-73.jpgНеобычность множества находок на Подоле Московского Кремля определяет высокий статус проживавших здесь домовладельцев и дополняет информацию о характере их занятий в те времена...

Охота с ловчими птицами известна с глубокой древности как царская потеха. Согласно преданиям, древнерусский князь Олег первым на Руси построил в Киеве соколий двор. А во времена правления Владимира Красное Солнышко (980-1015 годы)в былинном эпосе об Илье Муромце и о Чуриле Пленковиче имеются эпизоды, прямо связанные с соколиной охотой. Но первые законодательные акты, регламентирующие соколиную охоту, укрепляющие частную собственность на ловчих птиц и предусматривающие наказание высоким штрафом за кражу соколов, были изданы Ярославом Мудрым (годы правления 1019-1054). Тогдаже в Киеве в честь победы над печенегами был воздвигнут Софийский собор, внутреннее убранство которого украсили замечательные фрески, изображавшие сцены охоты с ловчими птицами. На одной из них ястреб-тетеревятник атакует зайца, на двух других изображены спокойно сидящие птицы. Великий князь Всеволод I, сын Ярослава Мудрого, имел охотничий Красный двор на берегу Днепра, один из участков которого носил название Соколиный Рог. Примеры традиционного явления искусства соколиной охоты встречаются и на страницах летописей - «И избиша Оугры в мяч, тако сокол галиц забивает» (Ипатьевская летопись) и в «Поучении» Владимира Мономаха, где упоминаются «соколы и ястребы» (Лаврентьевская летопись).

Умением ухаживать за ловчими птицами гордился Владимир Мономах (1053-1125), внук Ярослава Мудрого: «…и в ловчи наряд сам держал и...в соколах в яс- требях тоже.». И позже многие летописные свидетельства возвращаются к упоминанию соколиной охоты как важной черты быта русских князей. Охоту любили и князь Святослав Северский, и его сын Игорь, совершивший неудачный поход на половцев в 1185 году. С красочного описания соколиной охоты начинается «Слово о полку Игореве» «…тогда пущаеть десять соколов на стаю лебедей.» Летопись утверждает, что, будучи в плену, князь не изменил своей привязанности и охотился с ястребами: «Половцы волю ему даяхуть, где хочет, ту ездяшеть и ястребом ловяшеть».

В древнем литературном памятнике «Задонщина» содержится множество поэтических сравнений на тему соколиной охоты: «А уже соколы и кречеты и Белозерские ястребы рвахуся от златых колодиц из камена града Москвы обрываху шелковые опутины, возгремяша злаченые колоколы на быстром Дону, хотят ударить на многие стада гусиные и лебединые.».

Многочисленные изображения ловчих птиц и охоты с ними можно видеть на рогатине тверского князя Бориса Александровича и миниатюрах Лицевого летописного свода.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-77.jpgПтичья охота московских князей упоминается во времена княжения Симеона Гордого и Дмитрия Донского (Собрание Государственных грамот и договоров): «В том же приказе ведомо царская летняя потеха, птицы кречеты, соколы, ястребы, челики и иные; а бывает теми птицами потеха на лебеди, гуси, на утки, нажеравли, и нам иные птицы, и на зайцы и учинен для этого под Москвою потешный двор; для тое ж потехи и для учения учинены соколники со 100 человек, и на том дворе летом и зимою бывает птиц беспрестанно... а будет у царя всяких потешных птиц болши 3000, и корм и мясо говяжье и боранье, идет тем птицам с царского двора; да для ловли и учения тех же птиц на Москве и в городех и в Сибири учинены кречетники и помощники, болши 100 человек, люди пожалованные ж ; а ловят тех птиц, под Москвою и в городех и в Сибири, над озерами и надболшими реками на берегах и по пескам, голубями и сетми, и наловя тех птиц привозят к Москве болши 200 на год; и посылаются те птицы в Персию с послы и куды лучится, и Перситцкой шах те птицы от царя принимает за великие подарки, и ставит ценою те птицы рублев по 100 и по 200 и по 500 и по 1000 и болши, смотря по птице; да и на корм тем птицим и для ловли емлют они кречетники и помошники голуби, во всем Московском государстве, у кого б ни были и имав привозят к Москве тем голубям устроен двор же, и будет тех голубей болши 100 000 гнезд, а корм ржаные и пшеничные высевки идут с Житенного двора» (из собрания писем царя Алексея Михайловича).

Наша находка, датирующаяся концом XIV века, относится ко времени правления Великого князя Владимирского и Московского Василия Дмитриевича (1389-1425 годы), что подтверждает непрерывное развитие соколиной охоты при дворе великих князей.

При Иване Грозном царские сокольники населяли под Новинским целую слободу. С именем грозного царя связано народное предание о возникновении в Напрудной слободе сохранившегося доныне храма во имя св. Трифона Чудотворца. Легенда связывает строительство храма с чудесным спасением св. Трифоном царского сокольничего Трифона Патрикеева, который упустил царского сокола и должен был найти его за три дня, в противном случае его ожидала лютая казнь. Патрикеев пришел к «великому пруду» и истово молился своему небесному покровителю, который явился ему во сне на белом коне с соколом в руке и помог найти пропавшую птицу. В честь этого события Патрикеев построил на этом месте храм в честь св. Трифона. (Князь Иван Юрьевич Патрикеев - реальная личность, игравшая видную роль при дворе, но не Ивана Грозного, а его деда Ивана III. На печати Патрикеева изображался всадник с соколом на руке. Этот же образ запечатлен на фреске конца XVI—XVII веков, расположенной на алтарной апсиде Трифоновской церкви, а также на иконах с изображением этого святого. По византийской же традиции, малоазийский святой, живший в III столетии, изображался в полный рост с крестом в руке.)

VVP_Kreml-9_pages_210-296-86.jpgЛюбовь к охоте с ловчими птицами была присуща не только русским князьям. И на Западе, и на Востоке кипели не меньшие страсти, и охотничий азарт захватывал сердца сильных мира сего. Обладая обширными территориями, на которых распространялись ареалы обитания ценных для лова хищных птиц, московские правители успешно использовали кречетов, соколов и других в качестве дипломатического оружия при установлении связей и контактов с чужеземными странами. Известны упоминания «поминками» — нечто вроде дани или взятки, отправки ловчих птиц в Орду. В 1468 году русский землепроходец Афанасий Никитин писал в своей книге об Индии: «Яз ждал Новегороде две недели посла татарского Ширваншина Асанбекова, а ехал с кречеты от великого князя Ивана, а кречетов у него 90». В 1491 году при заключении мира Иваном III с крымским ханом Менгли-Гиреем в договор был включен пункт о поставках русскими кречетов в ханскую со- кольню. В 1504 году Иван III послал восемь кречетов своей дочери Елене, которая была замужем за великим князем литовским Александром. В том же году шесть кречетов передано австрийскому императору Максимилиану. При посещении Иваном III Новгорода в 1476 году новгородцы преподнесли ему среди про- чихдаров (золото, серебро, вина, заграничное сукно и кони) семь кречетов и одного сапсана. Известно, что Василий III посылал кречетов в Крым хану Саик-Гирею. При Иване Грозном ловчих птиц посылали в Англию в подарок Елизавете. На просьбу же польского короля Стефана Батория о посылке ему белых кречетов Грозный ответил отказом: «были прежде у меня кречеты добрые, да поизвились...».

Усиление дипломатической деятельности повышало спрос на драгоценных кречетов и сапсанов. Регулярно посылались ловчие птицы в Турцию, Персию, Крым, реже - в Англию, Польшу, Данию, Грузию, «в степь» (хивинскому хану, бухарскому эмиру, калмыцкомухану). Чаще вдар направлялись по двадцать кречетов и пять ястребов, в полном наряде, в дорогой амуниции в сопровождении особого торжественного посольства. Среди кречетов должно быть несколько белых и еще так называемый честник - самка белого кречета в наряде, украшенном золотым шитьем и драгоценными камнями. Привозимые из Москвы кречеты считались лучшими и ценились необычайно высоко. Интересно, что если какая-нибудь птица в пути погибала, то посольство передавало голову и крылья погибшей.

Посылка таких ценных даров способствовала решению сложных и щекотливых вопросов в международной политике. Можно только догадываться, скольких конфликтов и войн помогли избежать эти совершенные творения природы, однажды поднятые человеком на перчатку.

* * *

VVP_Kreml-9_pages_210-296-93.jpgИстория соколиной охоты в Москве имеет многовековую традицию. Дошедшие до наших времен археологические находки - древние рукописные памятники, элементы амуниции сокольника, фрески, монеты и т.п. - свидетельствуют о том, что охота с ловчими птицами была обычным делом. И по-прежнему ловчим птицам отводилась особая миссия - дипломатического подарка, от красоты и качества которого зависели иногда судьбы целых государств и народов.

Первые Романовы значительно изменили саму организацию соколиной охоты в рамках общегосударственной системы. При Михаиле Федоровиче вся царская охота состояла в ведении Конюшенного приказа. Она подразделялась на птичью, которой управлял сокольничий думный дворянин Гаврила Пушкин, и зверовую, во главе которой стоял ловчий Московского пути. В 1620 году обе эти части были объединены и поставлены под начало ловчего Московского пути. С 1655 года им становится Афанасий Матюшкин, друг и единомышленник, двоюродный брат Алексея Михайловича. Помощником и ближайшим соратником Матюшкина был боярин Василий Голохватов.

Настоящий расцвет соколиной охоты наступает на Руси при Алексее Михайловиче. Царь, познавший с детства искусство соколиной охоты (из расходных книг, хранящихся в Оружейной палате, видно, что, когда он был еще мальчиком, ему часто покупали ловчих и потешных птиц) под руководством своего «дядьки» (воспитателя), боярина Морозова, искренне любил «потеху» с ловчими птицами. Боярин Морозов, устраивая нечто вроде состязаний, в которых показывали свое искусство русские и иноземные сокольники, приглашенные из голштинского посольства.

На протяжении всего тридцатилетнего царствования жизнь Алексея Михайловича была тесно связана с соколиной охотой, и никакие события не могли надолго отлучить царя от этой «потехи». Охотясь с ловчей птицей, царь зорко подмечал отличительные черты и приемы охоты каждого сокола - сколько ставок делает, какой верх берет. Лучше всего царя характеризует его же собственное выражение «охотник достоверный», т.е. истый, заклятый.

В это время соколиная охота находилась в ведении приказа Тайных дел. Ловчие птицы составляли «государеву заповедь», и продавать их частным лицам запрещалось. Тем не менее некоторые бояре держали собственную соколиную охоту, и царь в случае особой милости жаловал их лучшими птицами из своей кречатни.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-95.jpgСмерть царя Алексея Михайловича, прозванного Тишайшим, положила конец блестящему периоду развития царской охоты. Молодой царь Федор Алексеевич не унаследовал от своего отца любви к соколиной потехе. Оконнательный ее упадок наступает при Петре Великом. Начало правления молодого Петра обозначилось сокрушением прежних основ, часть кремлевских стрельцов была казнена, а другие, содержавшиеся на Преображенском сокольничем дворе, были записаны в потешный полк.

Снова о соколах вспомнили уже в XX веке, когда в 1918 году советское правительство переехало из Петрограда в Москву. Высшие органы советской власти расположились в Московском Кремле. Там же проживали многие ответственные партийные и советские работники.

Вообще к 1918 году Московский Кремль был густо населен гражданами новой Советской Республики, по данным тех лет, на его территории проживало более 2000 человек. Жилые помещения располагались и в Константино-Еленинской башне, и даже на самой колокольне Ивана Великого. Проблемы с вывозом мусора, отсутствие должных систем канализации привлекали к Кремлю стаи всеядных синантропных птиц, ярчайшим представителем которых является серая ворона. Латышские стрелки, которые в то время охраняли правительство, начали отстрел назойливых пернатых. Трудно сейчас сказать, вызвано это было попыткой оздоровить экологическую обстановку в Кремле или вороны явились тренировочным элементом латышских стрелков, но отстрел ворон стал носить регулярный характер. В.И. Ульянов (Ленин), тем не менее, счел неуместной стрельбу, которая беспокоила высокопоставленных жильцов Московского Кремля, и отстрелы ворон прекратились. Субботники по расчистке мусора, выселение граждан, не являющихся членами правительства, и их семей, безусловно, в некоторой степени сняли проблему доминанты серой вороны на территории Кремля. Однако поведение пернатой разбойницы заставило руководителей комендатуры охраны Московского Кремля вернуться к вопросу о регулировании численности данного вида. Из личного состава комендатуры были выделены сотрудники, так называемые галкогоны, которые распугивали ворон, поднимаясь на крыши зданий, уничтожали гнезда. Но предпринимаемые меры носили авральный характер и в целом не могли повлиять на неблагоприятно развивающуюся ситуацию.

Не имея естественных врагов в черте города, при наличии обширной кормовой базы и мест для гнездования, серая ворона в буквальном смысле захватила сады и скверы Московского Кремля. Концентрация большими стаями, всеядность, в том числе поедание падали, посещение свалок, расклев ослабленных животных, разорение гнезд других видов птиц явилось серьезной проблемой. Существенные повреждения претерпевали и архитектурно-исторические памятники ансамбля, а также насаждения садово-паркового ландшафта.

Со временем популяция серой вороны в пределах магаполиса существенно возросла. В связи с этим появилась острая необходимость в регулировании численности данного вида на территории архитектурно-исторического комплекса Московского Кремля, также являющейся официальной резиденцией президента Российской Федерации. В 1983 году в Московском Кремле была создана орнитологическая группа. Хотя, безусловно, была отдана дань национальному искусству, но в данном случае использование для борьбы с серой вороной ее естественного биологического врага - ловчей птицы - явилось тем рациональным решением, приведшим к положительному результату.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-99.jpgГруппой был разработан комплекс мероприятий для оздоровления экологической обстановки. Ежедневные тренировочные полеты, напуски на пасущихся ворон ястребов-тетеревятников, приученных вылетать из окна автомобиля, использование репеллентных сигналов и биоловушек, ограниченный отстрел в периоды миграционных перелетов создали необходимый фактор беспокойства, который способствовал сокращению численности серой вороны на территории Московского Кремля.

Регулярность и сочетание различных способов контроля над популяцией позволяет в значительной степени сдерживать численный рост количества особей серой вороны, гнездящихся вблизи Московского Кремля и посещающих его территорию во время суточных и сезонных перелетов.

Комплексный подход принес свои плоды - на настоящий момент поют певчие птицы, цветут розы и тюльпаны. Фонтаны с прозрачной водой, золото куполов радуют посетителей Московского Кремля. В сердце мегаполиса на площади 27,5 га созданы условия для уникальной концентрации орнитофауны: гнездятся и выводят потомство ушастые совы (Asio otus), ястреб-перепелятник (Accipiter nisus), черные скворцы (Sturnus vulgaris), зяблики (Fringilla coelebs), зарянки (Erithacus rubecula), зеленушки (Chloris chloris), соловьи (Luscinia luscinia), дрозды-рябинники (Turdus pilaris), большой пестрый дятел (Dendrocopos major), поползень (Sitta europaea), белые трясогузки (Motacilla alba), большая синица (Parus major), кряквы (Anas platyrhynchos) и многие другие. В периоды миграции частые гости кремлевских садов и скверов вальдшнепы (Scolopax rusticola), свиристели (Bombycilla garrulus), снегири (Pyrrhula pyrrhula).

Кроме того, с наступлением теплого периода, каждую субботу месяца сотрудники орнитологической службы участвуют в церемониальных разводах на Соборной площади Московского Кремля. В парадном облачении с ловчей птицей на перчатке они привлекают к себе восторженные взгляды москвичей и гостей столицы как свидетельство преемственности традиции великой истории нашей страны.

ПОЧЕМУ СЕРАЯ ВОРОНА СОЗДАЕТ СТОЛЬКО ПРОБЛЕМ МОСКОВСКОМУ КРЕМЛЮ

Вначале нужно отметить, что многолетнюю войну с серой вороной ведут аэропорты, администрации архитектурно-исторических памятников и кладбищенских мемориалов, охотоведческие хозяйства, заказники, заповедники и многие другие организации по всему миру. И все же пока человек остается в проигрыше, какими бы способами ни пытался повлиять на развитие орнитологической обстановки вокруг освоенных им территорий. Серая ворона является тем самым побочным эффектом урбанизации, преследующим человечество на протяжении уже нескольких веков. Напуск соколов на «чернь» во времена Алексея Михайловича считалась неотъемлемой частью охоты (репродукции картин Лебедева, испытание соколов в Преображенском и Семеновском). В эпосе большинства народов вороны служат недобрым знамением и сопровождают трагические описания битв и моров. Никогда не ставился вопрос об уничтожении данного вида, но сокращение его всегда являлось симптомом выздоровления экологии и как следствие рационального и духовного развития общества в целом.

VVP_Kreml-9_pages_210-296-105.jpgСерая ворона - уникальное творение природы. Она универсальный потребитель, все годится ей в корм: от молодых побегов растений до ослабленных собратьев. Войны, разруха в прошлом и непродуманная деятельность по утилизации отходов, проблемы экологии и природоохраны сегодня провоцируют рост популяции серой вороны, попутно вытесняющей другие виды птиц. Естественным врагом серой вороны в природе являются дневные хищные птицы - соколы и ястребы-тетеревятники, а также, в меньшей степени, некоторые виды сов, неясыти и филины. Освоение земель под сельскохозяйственные угодья, применение пестицидов, незаконный отлов ценных видов для перепродажи любителям соколиной охоты за рубеж, а еще в недалеком прошлом отстрел хищных птиц как вредителей в охотничьих хозяйствах в значительной степени сократило их численность, некоторые виды соколов оказались на грани исчезновения в местах природного ареала. Таким образом, серая ворона получила практически полное господство над воздушным пространством городов и крупных населенных пунктов. Соседство с человеком ее нисколько не пугает. Благодаря природной сообразительности, способности к обучению и относительному долгожительству (документально зафиксированный срок жизни серой вороны составляет 20 лет) серая ворона стала неотъемлемым спутником, паразитирующим на пороках человеческой цивилизации. Большое количество свалок с пищевыми отходами, наличие деревьев как мест для гнездования, относительно смягченные зимы из-за множества теплотрасс и прочих экзотермических источников, отсутствие природных регуляторов численности сконцентрировало колоссальное поголовье серой вороны вблизи обитания человека.

Итак подытожим.

Нерегулируемая естественным образом популяция в конечном итоге культивирует в себе большое количество патогенной микрофлоры. Обладая собственной высокоустойчивой иммунной системой (как большинство падальщиков, мало подвержены вирусным заболеваниям), серая ворона служит переносчиком инфекционных и инвазионных заболеваний.

Будучи весьма агрессивной, серая ворона наносит серьезный урон другим видам, находящимся в ее досягаемости: разоряет гнезда, выедает птенцов, группируясь, разгоняет взрослых птиц, даже более крупных, чем она сама (нам не раз доводилось фиксировать последствия трагических столкновений с серой вороной ушастых сов, вальдшнепов, грачей и т.д.). И если в садах и скверах речь идет о сокращении певчих насекомоядных птиц, являющихся естественной защитой зеленых насаждений, то в охотничьих хозяйствах это вытеснение из угодий боровой и водоплавающей дичи (полевая избегает печальной участи в силу того, что отсутствие деревьев не привлекает ворон к данному ландшафту).

VVP_Kreml-9_pages_210-296-111.jpgПамятники архитектуры страдают от вандализма серой вороны с той положительной корреляцией: чем дороже и ярче декор, тем более здание привлекает ворон и тем больший урон они ему наносят. Скатывание является частью ритуального брачного танца у некоторых видов врановых, и если для ворона склоном служит естественный рельеф местности, то ворона использует золоченые купола храмов и декорированные фронтоны зданий. Царапины, едкий помет вызывают преждевременную коррозию и сокращают реставрационный шаг обслуживания исторических памятников архитектуры и зодчества, а также повышают амортизационный износ новостроя.

Серые вороны с удовольствием пасутся на молодых высевах и зачастую после таких нашествий работникам благоустройства приходится заново подновлять рассаду на декоративных клумбах.

И, наконец, не столь значительное, но тем не менее досадное поведение серых ворон также побуждает к принятию мер по регулированию их численности в населенных пунктах. В период вылета из гнезд «слетков» объектом нападения может стать человек. Ежегодно в средствах массовой информации из раздела «происшествий в городе» сообщается о подобных фактах. В силу достаточно высокой нервной организации и стайности поведение серых ворон часто носит игровой характер, при этом человек, домашние и дикие животные, различное оборудование могут претерпевать ощутимый ущерб.

Партнёры