Другие материалы смотрите в издании ВВП №63

До февраля 1917 года Собственный Его Императорского Величества гараж числился за Министерством императорского двора и уделов (МИДв). Необходимо отметить, что только числился. Средства на гараж тратились значительные, а контролю МИДв (так именовалось контрольно-ревизионное управление министерства) до 1917 года так и не удалось провести ни одной полноценной проверки и ревизии.

Февральская революция не внесла в жизнь служителей императорского гаража ничего особенно нового. Сменилось только название гаража, теперь это - автомобильная база Временного правительства, наименование контролирующего ведомства, значившегося Комиссариатом имуществ республики, и пассажиры. К 46 автомобилям императорского гаража прибавилось еще 16 машин, реквизированных у бежавших за границу владельцев.

Большую часть вакансий в автомобильной базе заняли прежние придворные чиновники, и жизнь гаража потекла своим чередом - выезды, поломки, ремонты. Впрочем, поломки случались не слишком часто. Автобазе Временного правительства (располагалась в Петрограде на Конюшенной площади, дом № 2) достались по наследству автомобили лучших европейских марок. Так что машины не доставляли «шофферам», как их тогда называли, и механикам особых хлопот. К тому же автомобильная база получила царский подарок - мастерские, с которыми по оснащению мог потягаться не каждый российский механический завод. При этом в Петрограде, несмотря на мировую (тогда говорили «великую») войну, продолжали работать склады запасных частей. Даже для вражеских «мерседесов» нужные детали быстро доставлялись через нейтральные страны. Здесь же, на Конюшенной площади, размещалась конная база Временного правительства.

К концу лета 1917 года на автомобильной базе Временного правительства действовал выборный комитет рабочих и слу-жащих автобазы. 24 октября 1917 года, в разгар революционных октябрьских событий, в автомобильную базу Временного правительства из Петроградского военно-революционного комитета (ВРК) поступило указание: «Все имущество базы переходит в собственность военно-революционного комитета. Все служащие остаются на своих местах. База должна исполнять только предписания, санкционированные военно-революционным комитетом».

27 октября 1917 года в столичный союз шоферов и автомобильных техников из ВРК поступило распоряжение: «Военно-революционный комитет Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов сообщает, что все имущество и материал базы и гаража находится в распоряжении военно-революционного комитета, и предлагает принять меры для их охраны. Впредь до конструирования нового Ц.И.К.С.Р. и С.Д., избранного на втором съезде Советов, должны исполнять только распоряжения, санкционированные военно-революционным комитетом и теми организациями рабочих и солдат, кои на это уполномочены военно-революционным комитетом».

Автомобильная и конная базы Временного правительства были переименованы в автоконюшенную базу Совета народных комиссаров (СНК) - нового правительства социалистической России. В состав автомобильной базы СНК первоначально вошли 62 автомобиля из гаража Временного правительства.

В феврале 1918 года германские войска развернули активные наступательные действия по всему фронту. Главный их удар был нацелен на колыбель революции - красный Питер. 21 февраля 1918 года Совнарком принял подготовленный В.И. Лениным декрет-воззвание «Социалистическое Отечество в опасности!». Автоконюшенную базу СНК переименовали в военную автомобильную базу СНК, а водители и технический персонал, ставшие военнообязанными, приняли присягу. Конная база СНК стала работать независимо от военной автобазы СНК.

24 февраля 1918 года Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) принял постановление о формировании специального воинского подразделения под названием «1-й автобоевой отряд при ВЦИК».

31 декабря 1920 года был подписан приказ по управлению делами СНК. «Ввиду особых соображений приказываю:

1.  Особый гараж ... выделить из подчинения автобазы СНК.

2.  Тов. Гиля Степана Казимировича назначить заведующим особым гаражом с сохранением за ним обязанностей личного шоффера председателя СНК».

21 мая 1921 года гараж особого назначения был обследован комиссией, о чем был составлен акт.

«6 мая 1921 года я, инспектор административной инспекции группы ВЦИК и управления делами СНК, Владимир Шлюппер в присутствии нач. автобоевого отряда ВЦИК т. Никандрова (в конце марта 1919 года отряд был переименован в 1-й автобоевой отряд имени Я.М. Свердлова при ВЦИК. - Прим. авт.) и зав. гаражом особ. назн. т. Гиля обследовал гараж особ. назн.».

ГОН был выведен из состава автобазы СНК как особая единица, существующая с 1 января 1921 года. «Гараж имеет 5 машин, из которых 4 находятся в гараже, а пятая - в ремонте мастерских автобазы СНК. Штат служащих - 10 человек. Заведующий гаражом С.К. Гиль. Машины подаются только Ленину и его семье.

За январь пройдено 3740 верст, февраль - 4460, март - 3951,апрель - 4638».

В это время военная автомобильная база СНК и ГОН перестали быть военизированной организацией и перешли на гражданский режим работы.

После кончины В.И. Ленина в январе 1924 года ГОН полностью перешел под совместный контроль СНК и ЦК РКП. Изменилось его название. Это стал

гараж особого назначения Совета народных комиссаров и Совета труда и обороны СССР, обслуживавший не только председателя Совета народных комиссаров СССР и его заместителей, но и отдельных членов Политбюро ЦК Российской компартии. Так, Павел Удалов стал основным водителем И.В. Сталина, а в 1925 году был назначен заведующим гаражом особого назначения СНК и СТО СССР.

К весне 1924 года второй гараж, размещавшийся на Дворцовой улице, - гараж 1-го автобоевого отряда им. Я.М. Свердлова при ВЦИК - перестал выполнять боевые задачи по охране Московского Кремля. Броневики и стрелковое оружие (за исключением револьверов) были переданы в Московский военный округ. Отряд перестал быть военным подразделением, превратившись в гражданский гараж по транспортному обслу-

Совнаркома передала отряду ВЦИК 17 автомобилей: 12 легковых и 5 грузовых.

1-й автобоевой отряд получил также два броневика «Остин» и несколько мотоциклов. К отряду приписали батальон латышских стрелков. Получилась первая в Советской России очень эффективная мотопехотная часть, своего рода спецназ, подчиненная напрямую руководству государства. 1-й автобоевой отряд при ВЦИК принимал участие в охране Смольного (до отъезда Советского правительства в Москву), выполнял другие военные и оперативные задания.

11 марта 1918 года Советское правительство переехало из Петрограда в Москву. К середине апреля вся материальная часть военной автобазы СНК была переведена в новую столицу. По указанию председателя ВЦИК Я.М. Свердлова, в Манеже разместился гараж автомобильного отдела ВЦИК.

Военная автобаза СНК заняла здание и прилегающую территорию по адресу: Каретный ряд, дом № 4 (бывшая каретная мастерская и магазин братьев Макаровых).

В июне 1918 года в Москву прибыла передовая часть 1-го автобоевого отряда при ВЦИК. Отряд разместился на Коммунистической улице (бывшей Дворцовой) в отдельной части дома № 9 и заступил на дежурство по охране и обороне Московского Кремля. К концу года отряд обосновался на новом месте в полном составе. Кроме выполнения боевых задач (охрана Московского Кремля, выезды на фронт), подразделение выполняло отдельные задания руководства ВЦИК (председателя и секретаря), а также осуществляло, по нарядам, отдельные перевозки высших руководителей Советского государства.

К этому времени все автомобили, обслуживающие В.И. Ленина, выделили из автобазы в отдельную группу (так называемый гараж Ленина) во главе со старшим шофером С. Гилем. Машины разместили во дворе корпуса № 8 по Дворцовой улице.

К началу 1919 года большинство автомобилей, приписанных к автобазе СНК, находились в удручающем состоянии. Способ ремонта был один - из двух, а иногда трех машин механики собирали одну. При этом существовала еще одна серьезнейшая проблема - покрышки. Шины почему-то «очень быстро» (с царских времен) стирались и лопались на московских улицах.

Формально в марте 1919 года в автобазе СНК числилось 48 автомобилей, но реально из них могло выехать в рейс лишь 15.

В конце 1920 года ленинский гараж в Кремле был выделен в самостоятельное подразделение (за исключением использования ремонтной базы).

Если на 10 апреля 1924 года отряд насчитывал 30 автомобилей, то 26 июля 1926 года начальник 1-го автобоевого отряда М.Н. Никандров докладывал, что в гараже имеется 17 автомобилей марки «Паккард». Из них пять автомобилей выделены тов. Калинину, Киселеву, Смирнову, Енукидзе, Зиновьеву, девять находятся в общем наряде, два - в ремонте, один обслуживает гараж. Примечательно, что И.В. Сталин никогда не пользовался услугами гаража автобоевого отряда.

Летом 1928 года была предпринята попытка объединения гаражей кремлевских ведомств в одно автохозяйство. 7 августа секретариат ЦИК Союза ССР рассмотрел вопрос «О слиянии гаражей ЦИК и СНК Союза ССР». Принятое постановление признавало «целесообразным слияние гаражей транспортного отдела ЦИК Союза и СНК СССР путем передачи автомашин из гаража СНК в транспортный отдел и упразднения гаража Совнаркома Союза». Совет народных комиссаров Союза ССР с таким «упразднением» своих гаражей не согласился. Объединение автохозяйств не состоялось.

Заграничные закупки автомобилей и запасных частей, осуществлявшиеся в конце 20-х - начале 30-х годов, производились в основном автобазами Совнаркома, ЦК ВКП(б), в первую очередь учитывались потребности гаража особого назначения.

В июне 1932 года решилась судьба двух кремлевских гаражей - ГОНа и 1-го автобоевого отряда ВЦИК.

2 июня 1932 года Совет народных комиссаров СССР издал Постановление № 375 «Об особом гараже Кремля». В нем был всего один пункт: «Выделить из автобазы СНК СССР особый гараж Кремля, оставив его в Кремле как самостоятельный гараж Кремля при СНК СССР». Постановление подписал председатель Совета народных комиссаров СССР В. Молотов (Скрябин).

27 июня 1932 года на объединенном заседании секретариата ЦИК Союза ССР и ВЦИК было принято Постановление «О слиянии гаражей транспортного отдела ЦИК Союза ССР и автобоевого отряда ВЦИК». Оно предписывало:

3. Объединить автобоевой отряд ВЦИК, находящийся в Кремле, с транспортным отделом ЦИК Союза ССР.

4. Транспортный отдел ЦИК Союза ССР переименовать в транспортный отдел ЦИК Союза ССР и ВЦИК.

5. Все легковые и грузовые машины автобоевого отряда ВЦИК, за исключением перечисленных в приложении,перевести в помещение транспортного отдела на Моховой улице.

И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, С.М. Буденный на автомобиле «паккард» в одной из поездок по бескрайним российским просторамК августу 1932 года в Московском Кремле остался один гараж - ГОН. В него перешли ряд водителей и техников из автобоевого отряда. Гараж особого назначения получил помещения отряда с оборудованием, а также несколько его автомобилей. С этого времени ГОН стал единственным предприятием в стране, которое обеспечивало автотранспортное обслуживание охраняемых лиц.

Закупки заграничных автомобилей для гаража (своих представительских автомашин Советский Союз еще не выпускал) производились только в крайних случаях. Техника старела и, несмотря на все усилия специалистов ГОНа, часто выходила из строя. Вот один факт. 12 мая 1936 года автомобиль Серго Орджоникидзе марки «Кадиллак» при следовании из ГОНа по вызову охраняемого лица попал в аварию (на повороте, при скорости около 35 километров в час, перескочил бордюрный камень и врезался в дерево). Причиной аварии стало рулевое управление - вал руля был начисто сорван у самого соединения с червяком.

В это время отмечалось, что автомобили ГОНа в большинстве прошли предельный километраж и нуждаются в замене. Ежедневный технический осмотр персональных машин производился недостаточно тщательно, рабочие места для проведения техосмотров должным образом не оборудованы, учет номерных знаков не был налажен, водительский состав не пропускался через психотехническую комиссию.

К концу 1936 года для ГОНа были закуплены автомобили «паккард», в том числе несколько единиц со специальной защитой кузова (бронированные). В эти же сроки автопарк гаража пополнился отечественными автомобилями

ЗИС-101 и ГАЗ-М-1. В конце 1937 года в 1-м отделе главного управления государственной безопасности НКВД СССР (отдел охраны руководителей партии и правительства) был создан гараж оперативных машин, в задачу которого входило обеспечение безопасности поездок охраняемых лиц на персональных автомобилях ГОНа.

В 1939 году колонна оперативных автомашин гаража 1-го отдела НКВД СССР из Варсонофьевского переулка была переведена в Кремль со стоянкой во дворе корпуса № 8 по Коммунистической улице. В марте 1940 года 1-й отдел НКВД СССР и ГОН подготовили инструкцию дежурным шоферам-водителям, которая определяла совместные действия представителей двух гаражей по выполнению поставленных служебных задач. 1 апреля 1940 года колонны основных (персональных) и оперативных автомобилей составили единый коллектив ГОНа, а гараж особого назначения вошел в состав оперативных подразделений 1-го отдела НКВД СССР.

ГАРАЖ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Весной 1940 года гараж особого назначения Совета народных комиссаров СССР был переведен в главное управление государственной безопасности НКВД СССР. Руководство гаража, водители основных автомобилей (охраняемых лиц) были аттестованы и получили специальные звания сотрудников ГУГБ НКВД.

Таким образом, было признано целесообразным сконцентрировать все важнейшие области деятельности в сфере государственной охраны в едином специфическом блоке, в 1-м отделе - отделе охраны руководителей партии и правительства. Транспортные подразделения в качестве оперативных, и это необходимо подчеркнуть, вошли в систему 1-го отдела Наркомата внутренних дел как составная часть отечественной контрразведки.

Автомобили в ожидании отъезда советской делегации. Тегеранская конференция. 1943Гараж особого назначения (гараж № 1) входил в состав отделения автомобильного транспорта 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР (начальником ГОНа был П.О. Удалов). Гараж № 1 находился к началу войны в Кремле на Коммунистической улице. Из его состава была выделена особая автомобильно-гаражная группа (особый гараж - автомобильное обслуживание И.В. Сталина) под руководством лейтенанта госбезопасности Соловьева. Малый (Сталинский) гараж размещался в Арсенале, в помещении бывшего конного манежа (в настоящее время в оставшейся половине манежа находится спортивный зал). Выезд автомобилей из особого гаража в Арсенале производился через Центральные фасадные ворота.

Гараж оперативных автомобилей - гараж № 2 автотранспортного отделения находился в трех местах: легковые автомашины размещались в Варсонофьевском переулке и в помещении под Большим Каменным мостом, грузовые базировались в Филях.

В феврале 1941 года в органах внутренних дел и государственной безопасности началась реформа, которая тесным образом увязывалась с задачей максимального приближения деятельности спецслужб к условиям войны. 26 февраля 1-й отдел НКВД СССР вошел в состав вновь образованного Народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ СССР).

20 июня 1941 года в соответствии с Указом Президиума Верховного совета СССР «Об объединении Народного комиссариата внутренних дел и Народного комиссариата государственной безопасности в единый Комиссариат внутренних дел Союза ССР» 1 -й отдел вошел в состав объединенного НКВД СССР.

22 июня 1941 года гараж особого назначения (ГОН), как и все подразделения 1-го отдела, перешел на усиленный вариант несения службы. В летние месяцы весь персонал ГОНа был аттестован, а с конца сентября 1941 года по январь 1942 года находился на казарменном положении.

На 15 августа 1941 года ГОН обеспечивал транспортное обслуживание следующих охраняемых лиц: И.В. Сталина, В.М. Молотова, А.И. Микояна, А.А. Андреева, Г.М. Маленкова, Н.А. Вознесенского, А.С. Щербакова, Н.С. Хрущева, К.Е. Ворошилова, С.К. Тимошенко, Г. Димитрова, А.А. Жданова, Н.М. Шверника, С.М. Буденного, А.М. Василевского, Г.К. Жукова, Б.М. Шапошникова, Л.М. Кагановича, Л.П. Берию, М.И. Калинина, В.Н. Меркулова, Н.А. Булганина, А.Я. Вышинского, В.В. Ульриха, М.М. Литвинова.

В июле-августе 1941 года в ГОНе была произведена замена пропусков на автотранспорт для проезда на охраняемые объекты, а также приняты меры, исключающие возможность попадания вновь введенных пропусков на фронт и в прифронтовые районы.

Автомобиль, оборудованный под подвижной штаб. В 1943 году на нем шофер А.М. Чижиков возил на фронт члена Политбюро А.А. АндрееваВ эти дни фронт быстро приближался к Москве, оперативная обстановка осложнялась.

На автомобилях ГОНа закрасили все хромированные детали, сняли радиоприемники, установили специальные фары для езды в темное время суток. Часть машин, используемых для выезда на фронт и в прифронтовые районы, закамуфлировали. Ближе к зиме, по мере необходимости, их перекрашивали в белый цвет.

В это же время утвердили порядок использования специальных пропусков на автомашинах ГОНа при движении по городу Москве и в пригородной зоне. В ночное время эти пропуска освещались, при этом рельефно выделялась пятиконечная звезда зеленого цвета.

Шоферы, имеющие специальные пропуска на автомобили, включали их световое освещение только по предварительному свистку патрулей коменданта города и постов милиции или же не доезжая 20-25 метров до постов проверки. КПП при виде автомобилей, идущих с освещенными специальными пропусками, не задерживали их для проверки.

В связи с приближением фронта к столице и решением о переводе высших органов государственной власти и управления СССР и РСФСР в Куйбышев на Волгу в августе-сентябре 1941 года была откомандирована специальная группа сотрудников ГОНа с частью автомобилей.

Одна из проблем, постоянно беспокоившая руководство Комендатуры Московского Кремля, 1-го отдела НКВД СССР и гаража особого назначения, - это надежная противовоздушная оборона Московского Кремля. Еще в мае 1939 года в записках в ЦК ВКП(б) отмечалось, что «Московский Кремль до сих пор совершенно не подготовлен к противовоздушной обороне. Не было принято необходимых мер к созданию активной (артиллерийской и зенитно-пулеметной) и пассивной (убежища и светомаскировка) обороны». В целях обеспечения безопасности руководства страны при нападении на Кремль с воздуха предлагалось проведение ряда мероприятий, среди которых - строительство подземного гаража для укрытия автомобилей ГОНа.

Руководство ГОНа пыталось сделать все возможное, чтобы уменьшить людские и материальные потери от вражеских бомбардировок, ежедневно рассредоточивая автомобили и водителей (в Тайницкий сад Московского Кремля, Арсенал, а небольшую группу отправили в Горки Ленинские).

Московский Кремль в 1941-1942 годах бомбили восемь раз. 12 августа 1941 года немецкая бомба весом в 1000 кг попала в восточную часть здания Арсенала. Были разрушены помещения общежития Кремлевского гарнизона, склады, гараж Комендатуры Кремля (уничтожено шесть легковых автомобилей и два повреждено). Серьезно пострадал и малый (Сталинский) гараж, расположенный во дворе Арсенала. В эту бомбардировку было убито 28 человек, ранено 40 военнослужащих Комендатуры Московского Кремля и 1-го отдела НКВД СССР.

ЗИС-101А. Модернизированный ЗИС-101. Изменена облицовка радиатора и установлен более мощный двигатель. Выпускался с 1939 по 1941 год29 октября 1941 года во двор Арсенала попала пятисоткилограммовая фугасная бомба. Было убито 45 человек, ранен 101. Кроме того, была разрушена половина малого гаража, разбито три автомобиля сопровождения (ЗИС-111) и один мотоцикл.

В самые трудные военные 1941-1942 годы ежедневная работа, иногда под бомбежкой, стала нормой для сотрудников ГОНа. За это время они обеспечили 94 поездки охраняемых лиц по стране, из них 58 - на фронт и прифронтовые районы, а также пять визитов высоких иностранных гостей в СССР. На все мероприятия выделялось соответствующее количество автомобилей ГОНа и водителей.

В качестве примера работы гаража особого назначения в военные годы можно привести организацию автотранспортного обслуживания визита премьер-министра Великобритании У. Черчилля в СССР (12-16 августа 1942 года).

ГОН выделил 12 автомобилей: два автомобиля «паккард» (для У. Черчилля и Кадогана), «линкольн» (для А. Гарримана), два автомобиля «бьюик» (для генерала Макеуэла и генерала Сполдина, подполковника Дан- фи и майора Коутса), три автомобиля ЗИС (для генерала Брука, генерала Вевена, маршала Тедера), два автомобиля «шевроле» (для полковника Джекоба, Томсона и Роуэна), также были выделены два автомобиля ЗИС, один - для резерва объекта, другой - для гостиницы «Националь».

В первой половине 1943 года, в условиях наступления Красной армии, было признано целесообразным вернуться к довоенной реформе органов государственной безопасности, которая максимально соответствовала задачам обеспечения фронта и конечной победы над немецко-фашистскими захватчиками. 14 апреля 1943 года был принят Указ президиума Верховного совета СССР «Об образовании Народного комиссариата государственной безопасности СССР». В структуре НКГБ отдел государственной охраны значительно повысил свой статус. С этого времени 1-й отдел был преобразован в 6-е управление - управление охраны руководящих кадров партии и правительства. Новое управление сохранило все свои прежние функции.

Охранные мероприятия в годы войны готовились и проводились в условиях строжайшей конспирации. Командировки были продолжительностью от нескольких дней до нескольких недель и месяцев. Так, например, Г.К. Жуков с 22 июня 1941 года по 15 мая 1945 года совершил 43 выезда на фронт. В эту статистику не входят отдельные поездки в Москву (по вызову И.В. Сталина на непродолжительное время). Только с 29 сентября по 16 ноября1942 года Георгий Константинович трижды выезжал в район Сталинграда.

За время войны А.С. Василевский совершил 24 поездкина фронт, С.К. Тимошенко - 23, К.Е. Ворошилов - 14, С.М. Буденный - 5. Не во все поездки брали автотранспорт, но всегда командировались водители ГОНа. Исходя из условий обеспечения безопасности охраняемых лиц, это было нормой военного времени.

Водители и сотрудники выездной охраны во время Крымской конференцииВот о чем вспоминает начальник группы охраны Г.К. Жукова, подполковник Н.Х. Бедов: «В это время (май 1943 года. - Прим. авт.) у нас имелось пять автомашин: два вездехода ГАЗ-61, два «виллиса» и «паккард». С начала и до конца войны по всем фронтовым дорогам Георгия Константиновича обслуживало много шоферов. Основными шоферами фронтового периода были: А.Н. Бучин, А.Г. Казарин, В. Давыдов, М.М. Пилихин, А.В. Чучелов, Н.П. Савков, С. Пискарев. Это были самые опытные, смелые и безотказные люди. За время войны они сумели практически безаварийно и в срок доставить маршала к месту назначения. Они всегда держали машины в полной готовности и прекрасно ориентировались на местности. Десятки раз во время поездки по фронтовым дорогам мы попадали под обстрел и бомбежку противника. Своим профессиональным мастерством они неоднократно выручали своих пассажиров от налетов».

Во время командировок на фронт не обходилось и без чрезвычайных происшествий. Как отмечает в своих воспоминаниях Н.Х. Бедов, «...25 октября 1943 года при переезде Георгия Константиновича с 1-го на 2-й Украинский фронт его автомобиль попал по вине водителя Юго-Западного фронта в серьезную аварию. Больше всех при этом пострадал шофер маршала - Н.П. Савков, который получил серьезные травмы и был госпитализирован».

Говоря о Великой Отечественной войне, нельзя не упомянуть о вкладе ГОНа в успешное проведение таких крупномасштабных операций органов государственной безопасности с участием подразделений государственной охраны, как конференция в Тегеране 1943 года и Крымская встреча в 1945 году. 18 ноября 1943 года в Тегеран из Астары (железнодорожная станция на территории СССР), совершив 300-километровый марш, прибыли десять автомобилей ГОНа. Из малого гаража И.В. Сталину и его группе личной охраны предназначались четыре машины - специальный (бронированный) «паккард», «линкольн», ЗИС-101 и «кадиллак». Остальные шесть автомобилей выделялись В.М. Молотову, К.Е. Ворошилову и Л.П. Берии. Отлично выполнив все задания руководства, автотранспортная группа ГОНа вернулась тем же маршрутом на Родину.

В середине января 1945 года 35 автомобилей ГОНа были направлены поездами в Крым. Среди них находились несколько тяжелых «паккардов» со специальной защитой кузова. Всего для американской и британской делегаций было выделено 15 автомобилей ГОНа и 25 машин из гаража № 2 автотранспортного отделения. Кто был в Крыму, знает, как непросто двигаться в горных условиях даже при хорошем состоянии дорог. В январе 1945 года на старых узких дорогах и изношенной технике от водителей ГОНа требовалось мастерское вождение, и они его показали. Безопасность Крымской встречи удалось обеспечить без существенных замечаний. Ее успешное окончание показало высочайший профессионализм водителей гаража особого назначения, зрелость и надежность персонала, что было высоко оценено Ставкой Верховного главнокомандования, американской и британской сторонами.

24 февраля 1945 года Указом президиума Верховного совета СССР многие сотрудники ГОНа, принимавшие участие в обеспечении безопасности Ялтинской конференции (операция «Долина»), были награждены орденами и медалями Советского Союза.

«Паккард» серии 902. Лайт Эйт. 1932В заключение необходимо отметить, что даже краткий анализ деятельности автотранспортного подразделения государственной                охраны в 1941-1945 годах позволяет составить представление о том вкладе, который сотрудники гаража особого назначения внесли в победу Советского Союза над фашистской Германией.

Кроме ежедневной работы в Москве и Куйбышеве, представители ГОНа за годы войны участвовали в обеспечении безопасности 285 специальных командировок, из них на фронт и прифронтовые районы - 157, по стране - 118, за границу - 10. Опасность на войне была реальной, но, несмотря на многочисленные критические ситуации, потерь среди охраняемых лиц не было.

Гараж особого назначения в годы Великой Отечественной войны выполнил основную задачу - обеспечил на своем участке бесперебойное функционирование военно-политического руководства страны.

Партнёры