29 Февраля 2016 22:27

Автор: С.В. Девятов, В.И. Жиляев, О.К. Кайкова, В.А. Макаров

У ИСТОКОВ

Гараж Особого Назначения

95 лет на службе Отечеству

После переезда Советского правительства в Москву 11 марта 1918 г. в Кремле и в непосредственной близости от него сформировалось несколько крупных, относительно самостоятельных автомобильных хозяйств, обслуживавших центральные государственные органы и организации:

Автомобильный отдел ВЦИК, с гаражом в Манеже.

Автомобильная база СНК (ул. Каретный ряд, 4) - бывшая каретная мастерская и магазин братьев Макаровых.

Гараж В.И. Ленина (Кремль, Дворцовая ул., 8).

Гараж 1-го Автобоевого отряда при ВЦИК (Кремль, Дворцовая ул., 9).

31 декабря 1920 года был подписан приказ № 13 по управлению делами СНК, следующего содержания:

«В виду особых соображений приказываю:

1.     Особый гараж, находящийся в Кремле, выделить из подчинения Автобазы СНК. Машины, материалы и прочее имущество, находящееся в этом гараже, а равно и его личный состав исключить с 1 января 1921 года из списков автобазы СНК….

2.     Тов. Гиля Степана Казимировича назначить заведующим Особым гаражом...» *

Таким образом, 1 января 1921 года считается днем образования Гаража особого назначения.

С 1 января 1921 года Гараж Особого Назначения был выделен из состава Автобазы СНК. Гараж имел 5 машин, из которых 4 находились на ходу, а пятая – в ремонте мастерских Автобазы СНК. Штат служащих составил 10 человек: С. Гиль, П. Космачев, С. Лелявин, Л. Горохов, В. Рябов, П. Удалов, Ф. Скуратович, И. Миронов, М. Плешаков, А. Салака. Водителей было пять: Степан Гиль, Петр Космачев, Лев Горохов, Владимир Рябов, Павел Удалов. Кроме этого, в штате гаража находились 3 помощника шоферов, слесарь, и кладовщик. Всего 10 человек. Заведующим гаражом был назначен С.К. Гиль, который пользовался полным доверием Ленина.

Приказом по Управлению делами Совнаркома от 31 декабря 1920 года № 13 о самостоятельности Особого гаража в Кремле устанавливалось, что между ним и Автобазой СНК, частью которой он до этого являлся, практически не оставалось точек соприкосновения. По смете Автобазы СНК проводились кредиты на содержание Особого гаража, но право распоряжения ими предоставлялось непосредственно Управлению делами СНК. Техническое наблюдение за работой гаража и ведение его материальной отчетности было возложено на руководство Автобоевого отряда ВЦИК

После решения о выделении, трения между руководством Особого гаража и Автобазы СНК усилились. Это подтверждает рапорт Секретаря Военного Комиссара Автобазы СНК Беляева, который он направил Военкому Автобазы Совнаркома Гобе 24 января 1921 года :

«21-го Января с.г. я участвовал в Комиссии по сдаче авто-имущества Гаражу Особого Назначения в Кремле.

Считаю своим долгом довести до Вашего сведения о тех беспорядках и преступном отношении к делу, которые я там заметил.

I. Гараж представляет из себя два отделения, друг от друга совершенно изолированные.

Во все время нашего присутствия, и я уверен, что всегда, гаражи эти не запираются. Машины никем не охраняются, часовых по близости нет. В самих гаражах в пяти метрах от машин стоят кирпичные печки, с открытой топкой. Здесь же при нашем присутствии в гаражах женщина топила печку и мыла белье.

II. Кладовая автоимущества, она же и курятник, находится в полном беспорядке. При нашей сдаче, все автоимущество: покрышки, камеры, инструменты сдавались по простому подсчету.

При сдаче, находились также вещи, которые вызывали удивление работников гаража, так как они не знали, что все это у них имеется. Видно, что никакого учета или даже простой записи прихода и расхода авто-имущества не ведется.

III. Содержание горючего материала. Горючее в Кремлевском гараже содержится в разных местах. Одна часть /бочка масла/ находится в технической кладовой; там же лежит пакля для оттирки машины. Другая часть помещается в маленьком деревянном сарайчике с дощатой дверью вместе с пустыми банками из под бензина, разбросанными в беспорядке.

Третья часть /большая/ находится под памятником Александру II, там же находится горючее Авто-боевого отряда /до 4.500 т. пуд./ Никаких противопожарных мер, ни Кремлевским гаражом, ни Авто-боевым отрядом не принято. Горючее находится не в баках, а в простых бочках, которые разбросаны без всякого порядка. На полу заметны остатки разлитого бензина.

Часовых по близости такого громадного склада я не выдел. С двух сторон памятника спускаются каменные лестницы, на уровне которых с той с другой стороны расположены окна/без стекол/ для притока воздуха и склад горючего, правда, очень небольшие. Эти окна мне внушают большое опасение.

Вообще считаю возможным сказать, что в работе Кремлевского гаража нет не только систематичности и плана работы, но и вообще законного и порядочного отношения к делу и своим обязанностям».

Автомобильное имущество, переданное в ГОН, включало только покрышки, горючие и смазочные материалы, инвентарь, автомобильные принадлежности и инструменты. Автомобили давно находились в Кремле.

Обретя независимость, ГОН тем не менее оказался в непростой ситуации. В первый же год самостоятельного существования в нем прошло несколько ревизий, которые поставили под сомнение целесообразность такого положения. Наиболее последовательно эту мысль поддерживала Автобаза СНК, которая изначально была против выделения ГОНа.

Уже в марте появляется секретный документ, составленный председателем Комиссии по проверке технического состояния Особого Гаража военкомом Автобазы СНК на имя Управляющего делами СНК:

«Представляя при сем акт Комиссии, осматривающей гараж особого назначения в Кремле, считаю необходимым высказать следующие свои соображения:

У тов. Гиля замечается определенная тенденция сделать гараж особого назначения автономным от Авто-Базы Совнаркома /имеет свой склад, штат шоферов и даже канцелярию/, между тем, как сама жизнь заставляет его беспрестанно прибегать к помощи Авто-Базы.

Кроме того последняя попытка т. Гиля /предложение откомандировать в гараж особ. назначения бригадира, слесаря и рабочих/ всецело направлена к созданию даже своей собственной мастерской, в то время, как всякий, даже самый мелкий ремонт производится Авто-Базой.

Порядок, заведенный в означенном гараже совершенно не соответствует самым элементарным требованиям правильной планомерной работы.

Получение автоматериалов и горючего, расход их и отчетность введутся домашним кустарным способом.

Записи ведутся неточно, чего допустить никак нельзя, учитывая громадную ценность автоимущества.

Чувствуется полное отсутствие системы в работе и расхлябанность.

Бесконтрольность же работы и отсутствие всякого учета допускают какие угодно хищения и злоупотребления.

На основании вышеизложенного, полагал бы весьма целесообразным:

1. Оставить в гараже особого назначения только две машины. Вторые две машины передать в Авто-Базу с персональным прикреплением к известным пассажирам. – Машины эти будут подаваться по первому требованию.

Все техническое довольствие, машины стоящие в Кремле получают из Авто-Базы.

2. Склады, отдельную отчетность, канцелярию и штат шоферов упразднить, сделав в Кремле только стоянку машин, для чего создать смену шоферов.

3. Шоферов на машины особого назначения назначить проверенных партийных товарищей, которые своим опытом и знанием дела будут на должной высоте».

Комиссия, осуществившая проверку в присутствии заведующего ГОНа С.К. Гиля, в своем акте указала следующее:

«В правом гараже расположена и канцелярия, что является большим неудобством и дает кустарный характер ведению делопроизводства…

1/ Склад горючего расположен у Спасских ворот, в погребе под валом.

Никаких противопожарных мер и мер внешней охраны не принято. Вместе бензином и керосином хранятся и две бочки эфира, что недопустимо вообще.

2/ Технические склады расположены в небольшой комнате. Принадлежности и авточасти на полках расположены очень часто. Надписей и номенклатуры нет…

3/ Получение автопринадлежностей и бензина, производится вне контроля, нигде официально не регистрируется /приказом/ и таким образом допускает какие угодно хищения и злоупотребления.

Например, бензин получается делопроизводителем, привозит, складывает он же, записывает в книгу /неофициальную/ сам, а Заведующий гаражом подписывает уже после эти записи.

При проверке записей, во многих местах подписей этих не было. Заведующий гаражом объяснил, что не успел подписать.

4/ По эксплуатации машин отчетность ведется неправильно и примитивным способом.

Путевки пишутся шоферами и не подписываются пассажирами сразу же, а передаются на подпись им пачкой, даже не в этот день.

Таким образом, всегда возможен бесконтрольный выезд машин в город…

Никакой отчетности по автоматериалам не было заведено и даже не было временной описи имущества.

Заведующий гаражом объяснил, что это произошло в виду задержки сдаточных ведомостей в Авто-Базе, почему Комиссия постановила – Авто-Базе немедленно передать списки и в понедельник 6-го марта продолжать ревизию, обязав гараж привести в порядок отчетность…

На основании вышеизложенного, Комиссия считает:

1. Гараж и машины в порядке.

2. Склады горючего совершенно не охраняются; допускают, при неосторожном обращении с огнем, возникновение пожара и большую трудность локализовать огонь.

3. Технические склады не разобраны.

4. Отчетности фактически никакой нет: часов отсутствия Заведующего гаражом по особому назначению и наличие одного делопроизводителя, на обязанности которого кроме ведения делопроизводства, лежит получение и привоз автоматериалов, не могут способствовать правильной планомерной работе, откуда возникают недочеты и возможны хищения и злоупотребления».

В апреле 1921 года по приказу Управделами СНК осмотр автомобилей ГОНа произвел начальник Автобазы Совнаркома. Он представил отчет о техническом состоянии автомобилей:

«1. Рольс-Ройс № 21. Машина по общему осмотру в полном порядке, в рулевой коробке замечается некоторая разработка рулевого механизма.

2. Рольс-Ройс № 19. Машина по общему осмотру в полном порядке, правое переднее колесо нуждается в выверке и натяжке тангентных спиц.

3. Делоне-Бельвиль № 9. Машина не на ходу /сломана упорная ферма кардана/. Считаю машину вообще недостаточно надежной и полагал бы необходимым не подавать ее для поездок Председателя Совнаркома.

4. Рольс-Ройс № 3. Был в отъезде, почему не осмотрен. Склады технического имущества приведены в порядок. Проверка книг и отчетности мною не производилась».

Согласно акту проверки от 6 мая в ГОНе было 5 автомобилей, из которых один находился в ремонте мастерских Автобазы СНК. Штат служащих составлял 10 человек. Машины подавались только Ленину и его семье. За период январь – апрель было пройдено 16 789 верст (январь – 3740, февраль – 4460, март – 3951, апрель – 4638).

Обследование складов показало: «горючее в количестве 145 пудов 36 фунтов хранятся под бывшим памятником Александру II, там же хранятся 27 пуд 11 фунтов керасину и 30 пудов 26 фунтов смазочного.

По обследованию кладовой резины хранится 110 покрышек и 191 камера в натуре согласно с кладовой книгой.

Сотрудники гаража снабжаются пищевым довольствием при Пулеметных курсах Кремля, денежным по ставкам профсоюза из сумм Финотдела Совнаркома. В пожарном отношении гараж находится в хороших условиях, также автомобили помещаются в каменных гаражах, горючего вблизи не хранится, имеется достаточное количество огнетушителей».

Начальником 1-го Автобоевого отряда имени Я.М. Свердлова при ВЦИК Никандровым были высказаны следующие замечания: «Доношу, что 6 сего января (1921 г.), согласно приказа по Управлению Делами Совета Народных Комиссаров, я принял участие за техническим наблюдением Особого гаража, а также за эксплуатацией автомобилей, учета горючего, смазочного, резинового материалов и инструмента…

С 1-го сего Января за время моего наблюдения по 1/2-21 г., я наблюдал за состоянием автомобилей Особого гаража и их эксплуатации и нахожу со своей стороны неправильным.

Что автомобили Председателя Совета Народных Комиссаров тов. Ленина подвергаются общим нарядам Особого Гаража и не имеется ни одной машины на всякий скорый вызов, для загородных поездок вполне снабженными.

Необходимо принять меры со стороны Авто-Базы Совнаркома для установки двойного освещения, как имеющего на автомобилях электрического освещения, так и газо-генераторного для случаев загородных поездок и порчи электроосвещения».

В июне 1921 года Гараж Особого Назначения обследовала Административная инспекция Рабоче-Крестьянской Инспекции, которая констатировала, что «при самостоятельном существовании его ответственность за техническую и административную часть, кроме Заведующего гаражом т. Гиля, несут также начальники автобоевого отряда ВЦИК и Авто-базы СНК.

Принимая во внимание, что машины гаража односистемны с машинами Авто-Базы СНК и ремонт их происходит в мастерских последней, безусловно, более целесообразным явилось бы подчинение гаража в техническом и административном отношении авто-базе СНК; при таком положении и дело снабжения гаража должно происходить несомненно через эту Базу.

В виду изложенного НКРКИ предлагает оставить Гараж Особого назначения самостоятельным только в отношении стоянки и эксплуатации, а в остальном подчинить Авто-Базе СНК и о принятых мерах своевременно уведомить Административную Инспекцию».

12 августа 1921 года было произведено «обследование вопросов связанных с эксплуатацией и производственными ресурсами по ремонту автотранспорта Гаража Особого Назначения при СНК». Результаты этой проверки были следующие:

«1. Общее количество учтенных гаражом и значащихся за ним машин достигает 5 легковых машин, грузовых и мотоциклетов нет. Кроме этого при гараже имеется – 1 легковая машина, временно прикомандированная из В.Ч.К.

2. Одна из вышеупомянутых машин находится в капитальном ремонте, Авто-Базе СНК. В текущем и среднем ремонте и ожидающих ремонта машин нет.

3. Производственных ресурсов при гараже нет.

4. Ремонт машин производится в Авто-базе СНК и с 1-го апреля при гараже стал производится лишь только текущий ремонт. Всего с 1-го апреля было выпущено из текущего незначительного ремонта – 13 машин.

5. Все машины помещаются в 2-х гаражах.

6. За период с 1-го апреля по 31-ое июля 1921 г. работа автотранспорта выразилась в следующих цифрах: за апрель количество верст пробегов сделанных машинами гаража достигло – 4638 верст, за май – 3993 вер.; за июнь – 3213 в., и за июль – и 6397 вер., а всего за 4 месяца - 20241 вер.

8. Никаких машин получено из заграницы не было. Относительно заказанных и ожидающих из заграницы машин т. Лелявину (заместитель заведующего гаражом. – Авт.) ничего неизвестно.

9. Ни производства камер и покрышек, ни ремонта их нет.

10. Все имеющиеся машины, за исключением временно прикомандированной, находятся в распоряжении тов. Ленина».

Технический осмотр Особого гаража 1 июля 1921 года выявил некоторые неполадки в автомобилях:

«1/ Автомобиль системы «Рольс-Ройс» № 3 – в полном порядке. Замечается некоторая расшатанность корпуса /скрип при раскачивании/.

2/ Автомобиль системы «Рольс-Ройс» № 19 в полном порядке.

3/ Автомобиль системы «Рольс-Ройс» № 21. Мотор в порядке. Рулевой механизм несколько разработан, то же замечается и в колесах. Этот автомобиль при первой к тому возможности вообще следует изъять из состава «Особого гаража», следовало бы поторопить с приобретением заграницей хотя бы одного открытого «Рольс-Ройса» для замены этой машины в составе авто-парка «Особого гаража».

4/ Автомобиль системы «Делонэ-Бельвиль» № 42. Мотор в полном порядке. Ослаблены два соединительных болта /передние с обоих сторон/ крепления мотора к раме, что надо устранить немедленно и что было указано присутствующему при осмотре шоферу Космачеву и Удалову, рулевой механизм исправен.

В задней правой рессоре ослаблена контр-гайка сером… крепления рессоры к заднему мосту. Надо подтянуть немедленно».

Проверялось даже состояние обмундирования и пища служащих Особого гаража: «…на всем довольствии служащие Особого Гаража находятся в авто-боевом отряде В.Ц.И.К. Обмундирование только что получено всеми. Обмундирование образца принятого в Красной Армии. Выданы рубашки и штаны летние защитного цвета, две пары казенного белья и ботинки, казенного образца. Все вещи новые машинной выделки. Ботинки по-видимому изготовления Отдела Утилизации.

Довольствие состоит из ежедневной выдачи хлеба 2 1/2 фунта каждому, хлеб хороший /пробовал/ получается через Пулеметные курсы. Обед в 12 часов и ужин в 5-6 часов.

Я пробовал обед. Суп из солонины /с легким привкусом/ с бобами. Вообще по нынешнему времени удовлетворительный».

Не сразу ГОН получил и подходящий объем помещений в Кремле. 18 января 1921 года С.К. Гиль обратился к Управляющему делами СНК Н.П. Горбунову: «Виду тесного помещения гаража. Прошу разрешить оборудовать гараж во дворе офицерского корпуса, где в настоящее время находится Материальный строевой склад в небольшом количестве, который можно перевести в другое место».

Под оборудования Гаража Особого Назначения были выделены «сараи» в Потешном дворце.

Управляющий делами СНК дал указания по оборудованию и организации работы в гараже:

«1/ Машину, которая служит для загородных поездок – «Делоне-Бельвиль» ни в коем случае не применять для загородных поездок и держать все время в полной готовности. Немедленно принят меры для установки на этой машине второго освещения, а именно: к имеющемуся электрическому освещению прибавить газо-генераторное. Соответствующий ремонт произвести в Автобазе Совнаркома.

2/ Гараж не оставлять без запора. Около гаража поставить часового, о чем Вам необходимо снестись с тов. Никандровым.

Принять противопожарные меры: повесить два огнетушителя и периодически проверять их исправность.

В гараже, в пяти метрах от машины, имеется кирпичная печка с открытой топкой, что чрезвычайно огнеопасно.

Немедленно привести в полный порядок кладовую автоимущества и убрать оттуда кур.

Составить опись автоимущества и завести материальную книгу.

(…..)

4/ Горючее держать не в бочках, а завести и установить баки, при чем принять все меры для лучшего охранения запасов горючего. Существующий порядок хранения горючего совершенно недопустим. Одна часть /бочки масла/ находится в технической кладовой; там же лежит пакля для очистки машин. Другая часть помещается в маленьком деревянном сарайчике с дощатой дверью вместе с пустыми бочками из под бензина, разбросанными в беспорядке. Третья часть /большая/ находится под памятником Александру II-му. Никаких противопожарных мер не принято. Горючее находится не в баках, а в простых бочках, которые разбросаны без всякого порядка. На полу имеются остатки разлитого бензина.

Часовой, охраняющий запас горючего под памятником, имеет слишком большой участок охраны и отходит не значительное время от склада. С двух сторон памятника спускаются каменные лестницы, на уровне которых с той и другой стороны расположены окна /без стекол/ и притока воздуха в склад горючего. Эти окна внушают большое опасение».

Гараж Особого Назначения предназначался для транспортного обслуживания В.И. Ленина и его семьи. Естественно, внимание уделялось их предпочтениям, и особенно техническому состоянию используемого транспорта. Например, процедура подготовки поездки Ленина на автосанях в 1921 году подробно описана в рапорте начальника Автобазы СНК на имя ВРИД помощника Управделами Совнаркома:

«Доношу, что 18 сего декабря около 22 часов я получил уведомление о необходимости приготовить к срочному выезду автосани.

Немедленно я вызвал по телефону Заведующего Гаражом и отдел распоряжение о экстренном вызове необходимого рабочего и подготовлении автосаней к выезду.

В 23 часа 30 мин. Сани были поданы мне и я выехал на Ходынку для всестороннего испытания.

В 1 час ночи автосани уже были в Кремле.

Автосани принимал Заведующий Особым Гаражом тов. Яковлев».

К работавшим в ГОНе шоферам предъявлялись особые требования: учитывался не только уровень их профессионализма, не меньшее значение имели личные качества. Работая с высшим руководством государства, они, естественно, обменивались мнениями о своих «пассажирах», но эта весьма закрытая «информация» не могла выйти за пределы «шоферской корпорации».

Любопытны характеристики, которые дал шоферам ГОНа один из санитаров, ухаживавший за Лениным в Горках:

Удалов (Удалов Павел Осипович) – «свирепо-добродушно-грубовато-властный повелитель гаража Горки … джентльмен со спокойной улыбкой, обнажающей золотые зубы. Я долго буду помнить поездки в Горки, когда он сам ведет машину – двухместного «Ролс-Ройса» – уверенно, не дергано, не нервно, а сильно и ровно, с такой скоростью, что поездка с ним одно удовольствие».

Горохов (Горохов Лев Тимофеевич) – «Левушка – женственный, мягкий, несколько медлительный, тихий, с такой же мягкой, несколько медленной, вкрадчивой речью … «Ройс» такой же мягкий – закрытая, синяя внутри машина со стаканчиками для цветов, уютная».

Лелякин (Лелявин Сергей) – «циничный …с распутным языком и блудливой мыслью, неизменно вращающийся и приводящий в движении язык все в том, в одном и том же неизменном направлении».

Рябов (Рябов Владимир Иванович) – «добродушный, какой-то спокойно-широкий… охотник и любитель собак. Это он, наверное, шутя окрестил Удалова Барбосом (за его требовательность и дисциплину в гараже)».

Космачев (Космачев Петр Сидорович) – «с бритым подбородком и длинными усами – едет вместе с Рябовым в Горки на машине Рябова (а машина тоже широкая, поместительная, большая, серая внутри, с широкими большими карманами).

Космачев тоже охотник и большой любитель этого дела. Улыбка у него широкая – сильно растягивает углы рта. Его машина открытая – он чаще других ездил с Ильичом на прогулку в лес в прошлом году летом – в августе-сентябре».

Гензель (Гензель Федор Иванович) – «молчаливый, с акцентом говорящий». Кстати говоря, фамилия Гензель встречается в документах Дворцовой полиции в августе 1910 года, когда некий «мыльщик Гензель» сопровождал императорские автомобили во время поездки в Германию. Вероятнее всего, к 1924 году мыльщик переквалифицировался в шофера.

Гиль (Гиль Степан Казимирович) – «медлительный, степенный, солидный, внушительный, немного важный, спокойный, аккуратный, ровный … скучно-равномерный ход машины Гиля».

Эти характеристики небезынтересно сравнить с теми, которые содержатся в документах Управделами Совнаркома и представляют служебный взгляд на работу и личность шоферов ГОНа:

«1. Горохов и Космачев. Исполнительные, выдержанные, старательные, средней технической подготовкой, вполне надежные.

3. Рябов. Тихий, скрытный, очень хороший специалист.

4. Гиль. Отличный шофер.

5. Удалов. Молодой, невыдержанные, халатно относится к делу.

6. Лелявин /чл. РКП/. Временно исполняет должность Зав. администр. хозяйств. Часто с работой не справляется, не имеет достаточной подготовкой. Как член РКП – не выдержан».

С.К. Гилю при обслуживании Ленина и его семьи приходилось учитывать многие нюансы.

Так, у Н.К. Крупской было больное сердце. А поскольку их квартира в Кремле находилась на третьем этаже с крутой лестницей, то Гиль, по просьбе Ленина, подвозил ее не к главному подъезду, а к боковому, через арку. Боковая лестница была более пологой, нежели главная. Также Ленин просил возить свою супругу только в закрытом автомобиле во избежание простуды.

По словам Гиля, он вспомнил, что в одном из гаражей Петрограда находится закрытый автомобиль «Роллс-Ройс» с утепленной кабиной. Можно с уверенностью предположить, что «одним из гаражей Петрограда» был бывший Императорский гараж, а утепленный «Роллс-Ройс» принадлежал ранее императорской семье.

В воспоминаниях Гиля приводится множество эпизодов, характеризующих отношения шофера и «первого лица». Во все времена шоферы оценивали характер своих «хозяев» именно по этой составляющей. Надо признать, что при всей писаной и неписаной этике взаимоотношений демократизм В.И. Ленина беспрецедентен. С.К. Гиль описывает эпизод, когда он попал в плотное движение на улицах Москвы и был вынужден ехать медленно. Занервничал, поскольку отвечал не только за своевременную доставку Ленина, но и за его безопасность.

Он пишет: «…вдруг вижу – Владимир Ильич открывает дверь машины, на ходу добирается ко мне по подножке, рискуя, что его сшибут, садится рядом и успокаивает меня: «Пожалуйста, не волнуйтесь, Гиль, поезжайте, как все».

Когда машина Ленина останавливалась посреди пути из-за прокола камеры или какой-либо порчи в моторе, «Владимир Ильич выходил из машины, подходил ко мне и говорил: «Давайте помогу». Как я ни отказывался, ни уговаривал, Владимир Ильич обязательно принимал участие в ремонте машины или в запуске мотора».

Вместе с тем В.И. Ленин был весьма требовательным к пунктуальности, справедливо считая, что это качество должно быть присуще шоферу первого лица страны. Также можно добавить, что в двух эпизодах, связанных с угоном автомобиля (в обоих случаях это была машина С.К. Гиля), В.И. Ленин очень твердо настаивал на том, чтоб найти автомобиль любой ценой. Он прямо заявлял, что ценой пропажи автомобиля будет смена его личного шофера.

Основным автомобилем, которым пользовался В.И. Ленин в 1921–1923 годах, был «Роллс-Ройс», 1914 года выпуска. В конце 1920 года для Военной Автомобильной базы СНК Нарком внешней торговли Советской России Л.Б. Красин произвел закупку четырех подержанных автомобилей «Роллс-Ройс». Для доставки их к месту назначения 17 февраля 1921 года в Ригу в распоряжение Красина был направлен шофер-механик И.М. Маринушкин. Один автомобиль из этой партии поступил в Особый гараж (двигатель № 207 h, личный № 50, городской № 236).

Покупка поддержанных автомобилей была произведена осознанно. Дело в том, что прежде чем произвести закупку, представитель Автобазы СНК инженер А. Надежин выехал в Лондон и подробно изучил конъюнктуру автомобильного рынка. О своих выводах он доложил начальнику базы А.П. Медведеву: «5 дней назад я приехал в Лондон. … Роллс-Ройсов можно иметь и новых и подержанных гарантированных при чем старые модели, т.е. 1913 и 1914 года сработаны лучше новых. Конструктивных изменений никаких нет, и не предвидится. …

Считаю долгом обратить Ваше внимание на невероятную новинку Испано-Сюиза 35НР по английскому коэффициенту /в функции только диаметра и числа цилиндров/, которая лучше Роллс-Ройса безусловно, но дороже на 20 – 25%. Эта машина на тормозе дает при 3 200 оборотах до 100 сил. …Делоне тоже можете иметь. Есть еще маленькие Роллс-Ройс – 11.9 НР /по агл. форм/ Abert. …Не машина, а игрушка. Можно выслать шофферам кожаное пальто и перчатки.

Пальто желтые ниже колен 7 – 8 фунтов штука стоит. На автомобильном рынке страшная депрессия, цены падают».

А.П. Медведев доложил о результатах изучения автомобильной проблемы в Управделами Совнаркома: «…я вновь подтверждаю свое прежнее мнение, что машины, изготовленные в 1913–1914 годах, лучше, чем последнего времени, почему считаю наиболее целесообразным покупку именно этих машин. Относительно машин Испано-сюиза, согласен, что это отличные машины, но нам сейчас не подходит… Маленькие Рольс покупать не надо, так как это роскошь и ни к чему». На этот рапорт была дана положительная резолюция.

В итоге для Гаража Особого Назначения были закуплены 4 автомобиля Роллс-Ройс «типов салон 1921 г., салон 1914 г., с шасси-порт 1913 года, шасси-турьет 1920 г… Все купленные машины были испытаны на заводе Роллс-Ройс. Машины не бывших в употреблении раньше года завод поставить не может».

В конце августа 1921 года 4 автомобиля «Роллс-Ройс» были отправлены пароходом «Маргарита» в Петроград, откуда потом прибыли в Москву. Согласно «Сведениям о старшинстве работ машин, полученных из-за границы» получены были следующие автомобили: 1) «Роллс-Ройс» (лимузин), № мотора 2592, год выпуска – 1914; 2) «Роллс-Ройс» (ландоле), № мотора 62, год выпуска – 1921; 3) «Роллс-Ройс» (торпедо), № мотора 2475, год выпуска – 1913; 4) «Роллс-Ройс» (Торпедо), № мотора 90, год выпуска – 1920.

На предназначенном для Ленина автомобиле «Роллс-Ройс» 1914 года выпуска в срочном порядке потребовалось «установить и отделать новый открытый шестиместный кузов». Отделка кожаная, черного цвета была заказана на 4 Государственном Автозаводе (бывш. Ильина). В 1922 году с завода «Роллс-Ройс» в Англии была закуплена крупная партия запасных частей для автомобилей Гаража Особого Назначения. Список включал 73 наименования, начиная от «болтов специальных и разных размеров с гайками», инструментов до рулей «полной сборки», поршней, карбюраторов, клапанов, мембран для клаксонов, свечей зажигания и многого другого.

Однако не всегда было возможно закупить автозапчасти для автомобилей за границей. В апреле 1921 года П.О. Удалов был откомандирован в Петроград и Петроградский округ «для осмотра всех Авто-складов и авто-гаражей». Для исполнения этого поручения ему предоставлялось право «выбрать нужные авто-части и авто имущество для срочной отправки в Москву в распоряжение Управделами Совнаркома».

В начале 1920-х годов произошло знаменательное событие – в Гараже Особого Назначения в Кремле появился автомобиль отечественной сборки. В начале 1923 года один готовый автомобиль «Промбронь» (изготовленный на эвакуированном под Москву, в Фили, Русско-Балтийском Вагоностроительном заводе) был передан В.И. Ленину.

Осенью 1921 года в ГОНе происходит серьезное событие – смена начальника. С.К. Гиль, пользовавшийся доверием В.И. Ленина, как уже упоминалось, неоднократно подвергался критике со стороны многочисленных комиссий, проверяющими ГОН, за стиль руководства и организацию дел в гараже. Как видно из записки, озаглавленной «Сведения о работе и личности шофера Гиля», к нему накопилось много претензий: «Прежде всего, обращает на себя внимание неустойчивость т. Гиля. Вот, вместе с пятью шоферами, перешел из придворного гаража на службу во Временное Правительство, откуда перешел к обслуживанию Предсовнаркома… Несмотря на такую неустойчивость, тов. Гиль Знаком со многим, чего ему не следовало бы знать... Сам т. Гиль не дисциплинирован, обращается помимо своего непосредственного начальства к т. Ленину с различными просьбами… 2-го октября т. Ленина при выезде из кремля задержал часовой. Произведенное расследование указало, что задержка произошла вследствие того, что пропуск был надорван /у пропуска не хватало угла с числом/. Таким образом, в данном случае был виноват т. Гиль, неряшливо хранивший пропуск /смотри приложение № 2 – рапорт т. Петерсона/…».

Согласно секретному приказу Управделами СНК № 196 от 20 октября 1921 года, с этого дня вводилась должность «Заведующего Особым Гаражом», на которую назначили П.А. Яковлева. Однако это не была простая смена руководства, Особый Гараж, который до этого находился в ведении Управделами Совнаркома, переходит в подчинение Президиума ВЧК. Принимается новое, совершенно секретное «Положение об Особом Гараже а Кремле». Первый раздел содержал общие положения о его предназначении, порядке подчинения, финансирования и снабжения:

«а/ Особый гараж имеет своим назначением обслуживание Автотранспортными средствами Председателя Совета Народных Комиссаров В.И. Ленина и лиц по его непосредственному указанию.

б/ Особый Гараж во всех отношениях подчиняется Президиуму ВЧК.

Примечание: Финансирование, снабжение гаража и его сотрудников всеми видами довольствия производится за счет Управления Делами Совнаркома.

в/ Непосредственное заведывание гаражом вверяется особому лицу, утвержденному Президиумом ВЧК.

г/ Автомобилями Особый гараж снабжается из Военной Авто-Базы Совнаркома по указанию товарища, специально назначенного Президиумом ВЧК, причем машины эти остаются в постоянном составе Авто-Базы Совнаркома и числятся в командировке в Особом Гараже».

В новом Положении появился специальный раздел, посвященный организации работы Особого гаража, в котором она выводилась на принципиально новый уровень:

«а/ Оперативная часть работы /маршруты, разведка, охранение, связь/ находится в ведении органов ВЧК, несущих полную ответственность за правильную и исчерпывающую постановку этой части работы;

б/ Негласный надзор/ за районом гаража, обслуживающим гараж персоналом, его жизнью – возлагается на органы ВЧК;

в/ Проверка персонала при его приеме на службу в Особый Гараж и ответственность за его политическую благонадежность возлагается ЦЕЛИКОМ на органы ВЧК;

г/ На органы ВЧК возлагается особая ответственность за наблюдение и ликвидацию попыток враждебных элементов склонить кого либо из состава Особого Гаража на свою сторону, с целью использовать их для своих преступных целей».

Впервые в Положении определялись сфера ответственности и обязанности шоферов:

«д/ Ответственность за машину во всех отношениях после момента ее выхода на оперативную работу, всецело несет шофер, пилотирующий машину.

е/ При выезде по заказу на оперативную работу, шофер должен осмотреть машину во всех отношениях /бензин, масло, шины, освещение, инструмент, особенно набор ключей, рулевую систему, рессоры и рессорные крепления/. В приеме машины в исправности расписывается в особой книге.

ж/ О замеченных неисправностях шофер немедленно извещает Заведующего Гаражем и если неисправность нельзя удалить НЕ ПРИНИМАЕТ МАШИНЫ ДЛЯ ВЫЕЗДА».

В 1922 году Ленин заболел и переехал в Горки. По состоянию здоровья его автомобильные прогулки были сведены к минимуму. В это время Ленинский гараж фактически разделился.

Главная база по-прежнему оставалась в Кремле, под контролем нового начальника Особого гаража П.А. Яковлева. А в Горках сформировался «малый» ГОН под присмотром С.К. Гиля и П.О. Удалова. Правда, в таком виде эти два центра просуществовали не долго. 21 сентября 1923 года заведующим Гаражом Особого Назначения был назначен П.О. Удалов.

А положение Яковлева день ото дня осложнялось. Всего пару месяцев спустя после назначения, когда оценивались первые результаты его работы на должности заведующего ГОНа, в совершенно секретном рапорте Управделами Совнаркома, где положительно оценивались изменения, происходившие в гараже, говорилось о возможности возвращения на должность заведующего С.К. Гиля. Как известно, Гиль пользовался особым доверием Ленина и его семьи.

А вот кандидатура Яковлева, как показывает следующий эпизод, их не удовлетворила.

В 1922 году, то есть после того, как Ленин заболел, его младшая сестра М.И. Ульянова, проживавшая в Горках, ссылаясь на недостойное поведение заведующего гаражом, потребовала от А.С. Енукидзе его сменить: «Дорогой товарищ! Настоятельно прошу Вас убрать Яковлева от заведывания гаражом, сил человеческих нет, ибо каждый день истории. Санитарам (один из них делает приезжать к определенному часу) приходится каждый день препираться с ним: «Зачем едете? По какому делу?» и пр. Иногда приезд пропускается. Ему говорят заехать за др. Вейсбрад отвечает «Не валяйте дурака». Каждый день какое-нибудь упущение с привозом того или иного лица … ответы в самой грубой форме (даже Пакалн взмолился), а сегодня в довершении всего задержал машину, тогда как ее надо было вернуть немедленно и Ильич, собравшийся ехать кататься должен был больше часа сидеть и ждать. Когда я ему указала на это, он стал форменным образом кричать (пьян, что ли был!). Изнахальничался, очевидно, вдрызг. Это за ним и в прошлом году водилось (и И-ч не раз собирался его убрать), а теперь границ нет. Машины вечно где-то гоняются, кто на них ездит – неизвестно, а то что нужно И-чу – не добьешься. Мы обе с Н.К. (подчеркнуто в документе. – Авт.) настоятельно просим убрать его и заменить Рябовым. Это очень интеллигентный человек и великолепный шофер (из нашего же гаража). При нем будет порядок, не будет лишней гонки машин и пр. да и существовать можно будет без лишней трепки нервов. Ждем ответа … М. Ульянова».

Непосредственной реакции на эту просьбу не проследовало. Назначение в конце 1923 года заведующим ГОНа П.О. Удалова отразило новую расстановку сил на политическом олимпе. К этому времени В.И. Ленин по состоянию здоровья фактически сошел с политической сцены, развернулась ожесточенная борьба за власть между сторонниками Л.Д. Троцкого и сталинско-зиновьевским большинством ЦК РКП(б). В связи с этим нелишне заметить, что новый заведующий ГОНа П.О. Удалов был шофером И.В. Сталина еще в 1919 году.

Ленин умер внезапно. С.К. Гиль узнал о его смерти в Кремле: «Вдруг в комнату, где я находился, вошел мой помощник и застыл у двери. Он был бледен, руки у него заметно дрожали. У меня в груди что-то екнуло, я насторожился. Прерывистым голосом, почти шепотом он произнес: «Ленин скончался». Я выбежал из дому и поехал в Горки». Именно верному шоферу Гилю пришлось выполнить скорбную миссию. Он получил гроб в похоронном бюро и доставил его в Горки: «У автосаней и вокруг похоронного бюро собралась огромная толпа. Ко мне подходили незнакомые люди и настойчиво просили разрешить мне сопровождать гроб до Горок. Кое-кто самовольно втиснулся в сани, приютился за гробом». В почетном карауле у гроба Ленина в Доме Союзов стояли и шоферы его личного гаража, отдавая тем самым последний долг В.И. Ленину.

Со смертью В.И. Ленина началась новая страница в истории, как Советского государства, так и Гаража Особого Назначения.

* Здесь и далее орфография и пунктуация оригинала сохранена.

Партнёры