19 Февраля 2018 20:14

Автор: Энрик Сала
Здоровый океан необходим не только для устойчивого развития, но и дла самого существования человечества

Подписание Парижского соглашения и проведение в 2017 Года экологии в России задали новый вектор развития политики нашей страны. Реализация экологических проектов в стране и мире подтвердила возможность и необходимость международного сотрудничества в данной сфере. Экологические вопросы входят в число приоритетных для руководства России. Международное сообщество возлагает особые надежды на Россию в вопросах защиты экологии и природного биоразнообразия Арктики и Антарктики. Через два года весь мир будет отмечать 200-летнюю годовщину открытия Антарктиды русским исследователем, адмиралом Фадеем Беллинсгаузеном – одного из многих достижений нашей страны, которое изменило нашу планету. О своем видении данной проблематики в своей статье, написанной специально для издания «ВВП», рассказал ведущий исследователь National Geographic, руководитель программы National Geographic Pristine Seas Энрик Сала.

В августе 2013 года я стоял на самой северной точке суши Российской Федерации – мысе Флигели на острове Рудольфа Земли Франца-Иосифа. Мои коллеги и я были готовы к погружению, чтобы увидеть арктический подводный лес, самый северный в мире. Морская вода замерзает при более низкой температуре, чем пресная (поскольку в ней есть соль), и ее температура была -1,5°С. Единственное, чем мы себя могли утешить, – что на глубине будет не холоднее, чем здесь.
Мы прыгнули в воду и почувство- вали такую головную и зубную боль, какую еще никогда не испытывали. Если бы вода была еще хотя бы немного холоднее, мы вместо дайвинга ходили бы по льду. Всего в паре сотен метров от нас на черной скале стоял полярный медведь, между ледником и морем. Ледник позади него таял, и вода водопадом стекала в море. Казалось, что медведь ищет глазами морской лед, сбитый с толку изменениями, происходящими в его мире.

Сотни лет назад для отважных первооткрывателей даже в августе, на пике лета, передвижение в этих водах было затруднено из-за вечных полярных льдов вокруг Земли Франца Иосифа. Известные норвежские исследователи Нансен и Йохансер, изучавшие Землю Франца-Иосифа в 1895–1896 годах, сокрушались, что из-за недостатка открытой воды они не могут пользоваться своими каяками, чтобы двигаться быстрее. Из-за полярных льдов практически весь путь между островами им пришлось проделать на лыжах.

По сути, до начала 1990-х практически везде вокруг островов Земли Франца Иосифа был морской лед. В августе 2013 мы не нашли даже его следов. Кромка полярных льдов, с тюленями, которыми питаются белые медведи, была от нас в двухстах километрах к северу. Белые медведи, которые «застряли» на Земле Франца Иосифа летом, не могут проделать путь в 200 км до ледяных полей. Им приходится довольствоваться диетой из морских птиц и травы. Очевидно, поэтому медведь, которого мы видели около мыса Флигели, был такой худой.

Ученые выявили с помощью спутниковых исследований закономерность: повышение температуры на земле вызвало постоянное сокращение полярных льдов – на 13 % в каждое десятилетие, начиная с 1979 года. И, по прогнозам, уже к 2040 году в Северном Ледовитом океане летом совсем не будет льда. Это происходит потому, что океан абсорбирует 90 %
дополнительного тепла, производимого человечеством начиная со времени индустриальной революции.

Покрытый льдами Северный Ледовитый океан был своего рода кондиционером для планеты, помогающим регулировать климат на протяжении тысячелетий. Но белая шапка мира превращается в темно-синюю в процессе таяния полярных льдов и появления открытой воды. Более темная поверхность открытого океана притягивает больше тепла, лед тает быстрее, в свою очередь открывая большую поверхность темной воды, и так далее. Отступление льдов и увеличение температуры воды может так-же способствовать массивному высвобождению метана, который до сих пор находился в замороженном состоянии на морском дне. Метан – более мощный парниковый газ, чем диоксид углерода, и таким образом глобальное потепление ускоряется. Это делает Арктику наиболее быстро теплеющим регионом в мире. Увеличение средней температуры планеты на 2 градуса приводит к потеплению Арктики в среднем на 5 градусов. Последствия таяния льдов уже оказывают влияние на жизнь населения Арктики, заставляя его переезжать из-за подъема уровня моря и серьезных разрушений, вызванных штормами. Но они также скажутся на всей планете в целом.

Но потепление океана – не единственная угроза морским обитателям. Мы еще и вылавливаем рыбу быстрее, чем она воспроизводится. Общий объем выловленной рыбы сокращается с середины 1990-х годов. 40 % мировых рыбных промыслов либо эксплуатируются сверх меры, либо уже исчерпаны. Исследования показывают, что, если такой уровень истощения рыбных запасов сохранится, большинство рыбных промыслов перестанут существовать уже к 2050 году.

Третий источник недомогания океана – это его загрязнение, особенно загрязнение пластиком. Пластмассовый мусор – пакеты, бутылки, рыболовные снасти – составляют до 95 % мусора в океане. Восемь миллионов тонн пластика выбрасывается в океан ежегодно – это эквивалент сброса целого грузовика пластикового мусора каждую минуту. Морские обитатели – кальмары, рыбы, киты и морские птицы – едят пластик, ошибочно принимая его за пищу. Например, у трети рыбы, выловленной у побережья Англии, в желудке обнаружен пластик. Пластик содержит и абсорбирует загрязняющие вещества, например ДДТ, которые попадают в организм человека, когда он съедает зараженную рыбу. Если мы продолжим выбрасывать столько же пластика, к 2050 году в океане будет больше пластика, чем рыбы. Воздействие этого на организм человека очевидно. Мы едим вредные вещества, которые выбрасываем в воздух и в океан; и наши порции со временем становятся больше.

Следует ли нам беспокоиться о том, что мы делаем с океаном? Лично я считаю, что у нас нет права доводить другие формы жизни до исчезновения. Они также имеют право жить на этой планете, вместе с нами. Они имеют неотъемлемое право на существование. Но даже если мы думаем только о человеческих потребностях, нам нужно беспокоиться, потому что нам нужны морские обитатели для выживания и потому что экономика также выигрывает, если океан здоров.

Если вы читаете это, вам нужен здоровый океан. Бактерии и микроскопические водоросли, живущие на глубине до сотни метров от поверхности океана, используют энергию солнца для производства органической материи так же, как земные растения, поглощая диоксид углерода и выделяя кислород. Они производят до половины всего кислорода планеты! Океанские обитатели, невидимые и неизвестные большинству людей, обеспечивают наш каждый второй вздох. Еще один наш вздох обеспечивают нам леса.

Океан дает нам также около 100 млн тонн морепродуктов в год, которые являются основным источником животного белка для более чем миллиарда людей в мире. Около 57 млн людей были заняты в секторе рыболовства и рыбного хозяйства в 2014 году. Общая оптовая стоимость мировых морепродуктов составляет порядка более $90 млрд. Морской и прибрежный туризм – это еще одна феноменальная статья доходов, в ней занято около 7 млн человек (данные 2010 года), а его добавленная стоимость – $390 млрд.

В целом потери океанов от человеческой деятельности, загрязнения и изменения климата оказывают все возрастающее влияние на возможность океана предоставлять нам те вещи, в которых мы нуждаемся для поддержания привычного образа жизни: еду, качественную воду, поглощать углекислый газ, регулировать климат... Все это оказывает негативное влияние на нашу жизнь – начиная от проблем со здоровьем и заканчивая экономическими и человеческими потерями. Поэтому мы не можем быть сторонними наблюдателями того, что происходит с океаном. Здоровый океан необходим не только для устойчивого развития, но и для самого существования человечества. Можем ли мы продолжать пользоваться дарами океана и в то же время сохранять его возможности предоставлять нам эти дары? Как можно решить эту проблему?

Такие решения есть, и некоторые из них уже показали свою эффективность. Проблему могли бы решить следующие действия: 1) существенно снизить углеродные выбросы, 2) изменить подходы к производству продуктов питания, 3) защитить большие территории океана.

Во-первых, единственный путь развернуть обратно процесс глобального потепления и окисления океана – это сократить выбросы углерода еще больше, чем решено Парижским Соглашением по климату в 2016 году. Если будет достигнут согласованный порог в 2 градуса С, мы потеряем большинство коралловых рифов и столкнемся с таянием вечных арктических льдов, не говоря уже о других экологических трагедиях. Чтобы избежать этого, необходим быстрый переход к возобновляемым источникам энергии.

Во-вторых, сегодняшний уровень эксплуатации океана уже достиг критического уровня, и увеличение рыболовства сделает проблему неразрешимой. Сейчас в океане слишком много судов в погоне за слишком малым количеством рыбы – при этом государственные субсидии на рыболовство составляют 35 млн долларов США. Такой подход в прошлом часто приводил к исчезновению целых популяций рыб и разорению рыболовецких промыслов. Исследования Всемирного Банка показывают, что сокращение мирового вылова рыбы на 40 % существенно поднимет эффективность и прибыльность рыболовства. Аквакультура (выращивание рыб и моллюсков) обеспечивает сейчас поставку более половины морепродуктов и продолжает расти, в то время как объемы вылова сокращаются. Таким образом, нам необходимо улучшить и оптимизировать процесс вылова рыбы, снизить его объем, убрать субсидии, которые ведут к чрезмерному отлову, развивать рыбные фермы и использовать большие защищенные океанские территории как «рыбный банк» для возобновления рыбных популяций для территорий, открытых для рыболовства. «Рыбный банк» – это еще один, третий путь решения: защита большей акватории океана. Но какая польза от объявления большего количества океанских зон защищенными? Разве это не нанесет ущерб рыболовству и экономике в целом?

Морские заповедники, в которых запрещены добыча и рыболовство, могут способствовать впечатляющему возрождению морской жизни. В среднем в течение одного десятилетия морской заповедник показывает увеличение популяции морских обитателей почти на 700% по сравнению с соседними незащищенными водами. Но кого-то может беспокоить, что запрещение рыболовства на определенных территориях может привести к снижению продовольствия, доступного людям. Но это совсем не так. Морские заповедники на самом деле помогают местному рыболовству. Проще говоря, если мы не уничтожаем рыбу, она вырастает больше и производит в разы большее количество икры и молоки. Многие из этих размножившихся рыб выходят за границу заповедника и способствуют росту улова на соседних с заповедником территориях.

Морские заповедники также ведут к подъему экономики через развитие туризма. Рост и разнообразие морской жизни внутри заповедника, особенно крупная рыба, привлекает дайверов и других туристов, которые могут принести намного больше дохода, чем рыболовство. Например, на Карибах половина всех погружений (а всего их более 10 млн в год) совершаются в пределах морских заповедников. На Галапагосах живая акула за время своей жизни приносит экономике 5,4 млн долларов США через «дайвинг с акулами», в то время как выловленная акула из-за ее плавников приносит только 200 долларов. Всего почти 600,000 дайверов, участвующих в «погружениях с акулами», тратят на это 314 млн долларов США в год. Количество наблюдателей за акулами может за следующие 20 лет увеличиться почти вдвое, а это означает доход от туризма 780 млн долларов США ежегодно. Акулы и другая крупная рыба гораздо выгоднее для экономики живыми, чем мертвыми.

Таким образом, охраняемые территории – это инвестиционный счет, вложения, генерирующие доход, которым воспользуются все. Тогда как остальная часть океана – как банковский счет, откуда каждый берет деньги, но никто не вкладывает. Не нужно быть экономистом, чтобы понять, что в конце концов станет с таким счетом – а также с отраслями производства и рабочими местами, которые с ним связаны.

Коль скоро защита океана так полезна для нашей природы, для людей и для экономики, то какая территория океана является охраняемой на сегодняшний день? Менее 4 %. Российская Федерация и большинство других государств взяли на себя обязательство к 2020 году сделать охраняемыми 10 % своих вод. А научные исследования рекомендуют защитить не менее трети мирового океана. Хорошая новость – что некоторые страны показывают такой пример. Например, небольшое государство Палау в Микронезии приняло решение запретить рыболовство на 80 % своих морских территорий, Чили на международной конференции Our Ocean («Наш Океан») объявило о защите трети своих территориальных вод. И это страны, традиционно занимающиеся рыболовством! Они поняли, что сохранение части океана будет полезно не только окружающей среде, но и их рыболовной промышленности и их экономике.

У Российской Федерации есть прекрасная возможность возглавить движение по сохранению океана. В сентябре 2013 года на Международном Арктическом форуме президент Путин сказал: «Для нас очевидно, что приоритетом, ключевым принципом развития Арктики должно быть и должно стать природосбережение, обеспечение баланса между хозяйственной деятельностью, присутствием человека и сохранением окружающей среды».

Он также отметил: «Мы намерены существенно расширить сеть особо охраняемых природных территорий Арктической зоны. Сегодня они занимают около шести процентов российской Арктики – почти 322 тысяч квадратных километров, в планах – увеличить их площади в разы».

С тех пор Россия присоединила к национальному парку «Русская Арктика» территориальные воды вокруг Земли Франца Иосифа. Это отличный первый шаг. Российское арктическое побережье – самая протяженная арктическая береговая линия в мире, это достаточная территория для выполнения решений Президента Путина.

Российская Федерация может возглавить также и другое важнейшее направление – Антарктику. В 2016 году Россия и 24 других страны пришли к соглашению о сохранении моря Росса, одного из самых нетронутых мест мирового океана, полного китов, тюленей, пингвинов и других разновидностей антарктической дикой природы. Теперь заповедник море Росса – самая большая морская охраняемая территория в мире. Это подлинный триумф международного сотрудничества.

Открытие Россией Антарктиды произошло почти двести лет назад, и сейчас ваша страна – лидер тамошних научных исследований (у РФ больше исследовательских станций, чем у любой другой страны). В канун приближающегося 200-летия Россия может возглавить движение к лучшему будущему Антарктиды, объединившись с другими странами в защите общего наследия человечества.

В течение следующих двух лет, до срока выполнения решения о защите океана в 2020 году, у России есть все возможности выполнить обещания президента Путина по Арктике, а так- же возглавить движение к будущему по Антарктике. Для вашей страны пришло время взять на себя роль лидера в движении защиты океанов.
Партнёры