24 Сентября 2015 01:01

Мы представляем статью, которую написал специально для издания «ВВП» Льюис Гордон ПЬЮ, член британского Королевского географического общества, патрон Общества покровителей океанов при ООН. Г-н Пью выпускник Кембриджа по морскому праву, икона международного экологического движения и пловец-экстремал. За свои сорок с небольшим он успел выдавить международные нефтяные концерны с шельфов нескольких морей, проплыть в плавках и шапочке десятки километров в открытых водах всех океанов Земли. В июле 2007 года он стал первым, кто переплыл без дополнительных средств и костюмов Северный полюс земли. Зимой этого года он совершил серию рекордных заплывов в ледяных водах Антарктики, призывая мировое сообщество к защите Южного океана. При поддержке Русского географического общества и российского информационного агентства Russia New.Com он призывает лидеров ведущих мировых держав объединиться в деле спасения Антарктиды.

Лондонские таксисты дали замечательное прозвище перекрестку у Королевского географического общества: они называют его “горячий и холодный угол”. Дело в том, что там располагаются две статуи: одна из них изображает сэра Эрнеста Шеклтона, совершившего три экспедиции в ледяную Антарктиду, а другая - доктора Дэвида Ливингстона, нанесшего на карту львиную долю географических объектов жаркой Африки. Оба этих человека - легендарные исследователи, и оба - герои моего детства.

Я всегда любил корпеть над книгами и картами вместе с моим отцом - британским морским офицером, поощрявшим мой ранний интерес к исследованиям. Можете себе представить, что я чувствую, входя в здание Королевского географического общества! Месяц назад я вновь побывал здесь, но отнюдь не ради великих британцев. Я пришел познакомиться поближе с человеком, о котором в детстве мне не довелось узнать, - с русским первооткрывателем Адмиралом Беллинсгаузеном. А чуть раньше, в начале этого года я нырнул с головой в море Беллинсгаузена у берегов Антарктиды. Это было не так-то просто сделать в одних плавках, при температуре воды около 0°C. Однако у меня имелась цель: это был финальный заплыв из серии рекордно южных заплывов, совершенных мной ради привлечения внимания к острой необходимости защитить Антарктические воды.

Адмирал Беллинсгаузен был первым человеком в мире, увидевшим Антарктиду собственными глазами 27 января 1820 года. После довольно бодрящего знакомства с морем, названным в его честь, мне захотелось узнать об этом человеке побольше. Вот для чего я пришел в архив Королевского географического общества: мне хотелось изучить редчайшую книгу - оригинал автобиографии Беллинсгаузена, где он рассказал о том, как отправился к “неизвестной земле на Юге” на 40-метровом корабле “Восток” с экипажем в 117 человек.

В ходе своей эпической экспедиции, обогнув Антарктиду, Фаддей Беллинсгаузен плыл в неизведанные воды, попадал в ужасающие штормы, лавировал между айсбергами. Он описал, как периодически глыбы льда намерзали на парусах - и падали вниз, на палубу, едва не задевая экипаж.

Понимание грандиозности и невероятности этой экспедиции пришло ко мне именно там, в архиве Королевского географического общества, когда я держал в руках дневник Беллинсгаузена. Помимо слов, в нем были прекрасные рисунки: пейзажи и фауна Антарктики - пингвины, тюлени, киты... В начале книге я заметил рваные края - как будто какая-то страница была вырвана. На мой вопрос библиотекарь принес недостающий лист - карту Южного океана. Когда он положил ее на стол, меня поразили две вещи. Во-первых, на месте Антарктиды было обозначено водное пространство: в те времена никто не знал о существовании этого континента! Во-вторых, в уголках карты были крошечные дырочки - следы от булавок.

“Великие британские исследователи обращались к этой карте. Они приходили сюда готовиться к своим экспедициям, - пояснил библиотекарь. - Вероятно, эти отверстия от булавок появились, когда они пришпиливали ее к стене”. Я понял: очень может быть, что этой картой пользовались Росс, Скотт или Шеклтон, планируя свои антарктические экспедиции. Герои моего детства не совершили бы без помощи исследований Беллинсгаузена своих великих открытий!

Россия имеет богатейшую историю исследования Антарктиды. Пять из тринадцати морей, омывающих континент, названы в честь русских первопроходцев. В Антарктике имеется 9 российских научных станций - это больше, чем у какой-либо другой страны! И неслучайно одна из станций носит имя “Восток”: именно так назывался легендарный корабль Беллинсгаузена. Недавно, когда я встречался с Президентом Русского географического общества Сергеем Шойгу, а также со старшим советником Президента России Владимира Путина по вопросам Арктики и Антарктики Артуром Чилингаровым, они рассказывали мне о той масштабной работе, которая проводится учеными на российских антарктических станциях на благо каждого живущего на планете человека. О том, что делает и планирует сделать Россия приближаясь к 200-летию своего открытия Антарктиды. Это огромная ежедневная работа тысяч людей.

Моря, омывающие Антарктиду, представляют собой последние нетронутые водные оазисы, вот почему так важно относиться к данной экосистеме максимально бережно, защищая от промышленного лова, который истощил уже многие океаны и добрался до Южного, угрожая исчезновением популяций хищников высшего порядка. Без этих хищников рушится вся морская экосистема - и тем не менее, их (например, Антарктического клыкача) ловят и подают в лучших ресторанах Лондона и Нью-Йорка. И пока это продолжается, открытое море, составляющее 60% вод мирового океана, находится перед лицом беспрецедентной угрозы. Невероятно, но пока еще до сих пор не существует морских заповедников - охраняемых районов в открытом море.

В настоящее время Россия - это страна, являющаяся председателем АНТКОМ, то есть, стоящая во главе международного правового органа, ответственного за важнейшие решения по Антарктике. Именно Россия - ключ к решению экологических проблем Южного полюса и всей планеты. Вот почему я взываю к российскому правительству и лично президента России Владимира Путина снова стать первопроходцами, взяв курс на море Росса и сохранение многообразия его видов. Ведь если мы не сохраним хотя бы некоторые уголки нашей планеты нетронутыми, мы не просто потеряем часть ресурсов, не просто лишимся ценнейшего материала для научных исследований, - мы оборвем что-то жизненно важное и драгоценное внутри самих себя.

Говорят, что для истинного понимания хрупкости нашей планеты нужно взглянуть на нее из космоса. В этой связи не могу не вспомнить другой легендарный корабль “Восток” - тот, на котором в 1961 году первый космический полет совершил еще один русский первопроходец, Юрий Гагарин. Если бы он был сейчас жив и поделился своим мнением - уверен, он настоятельно советовал бы своим потомкам использовать любую возможность для сохранения нашей хрупкой и драгоценной Земли.

Все мы путешествуем в будущее, без карт и маршрутов - так же, как и Адмирал Беллинсгаузен по неизведанным морям. Я призываю Россию действовать с мудрой предусмотрительностью, потому что ясно осознаю способность этой страны привести наш мир к светлому будущему.

Льюис Пью, эколог, пловец-экстремал и посол ООН по делам океанов
Партнёры