10 Апреля 2016 00:44

«ВВП» продолжает серию публикаций зарубежных авторов, где рассматривается экологическая повестка с акцентом на проблемы Мирового океана и Антарктиды. Наши авторы сходятся в том, что в решении этих проблем одна из главных ролей принадлежит России. Сегодня о своем видении этих проблем, о роли РФ и об опыте своей страны на страницах нашего издания рассуждает известный новозеландский политик, действующий глава Министерства строительства и Министерства экологии Новой Зеландии Ник СМИТ. Материал подготовлен при поддержке ИА RussiaNew.Com.


Ник СМИТ родился и вырос в Северном Кентербери (Новая Зеландия) в семье инженеров-мостостроителей. Он получил диплом с отличием в области инженерии и защитил докторскую степень в Университете Кентербери. В 1986 году был выбран в окружной совет городского поселения Рангиора, одновременно работая инженером. В 1990 и 1993 годах вошел в парламент от округа Тасмания, а с 1996 года – от округа Нельсон. Ник Смит 11 входил в правительство при премьер- министрах Болджере, Шипли и Кее, отвечая за образование, строительство, иммиграционную поитику, социальную сферу, международное сотрудничество, экологию, защиту и охрану окружающей среды, изменение климата, региональные власти. В настоящее время он занимает посты министра строительства и министра экологии Новой Зеландии. Ник Смит был одним из инициаторов изменения системы управления природными ресурсами и экологией Новой Зеландии.
В 1998 году он организовал консультативную группу Bluegreens при Национальной партии, которая выступает за развитие и процветание чистой, зеленой Новой Зеландии. В числе проектов, в которых Ник Смит принимал участие, – создание национальных парков Куранги и Ракиура, нескольких морских заповедников, введение схемы торговли квотами на выбросы и создание комитетов по энергоэффективности, охране и сбережению окружающей среды.


Океаны составляют три четверти мира, в котором мы живем. Они представляют собой крупнейшую единую экосистему на нашей планете и содержат 97 % водных ресурсов Земли.
Жизнь островных государств, таких как Новая Зеландия, всегда была и остается тесно связанной с океаном. 75 % жителей Новой Зеландии живут в прибрежных районах. Наша экономика в значительной степени зависит от рыболовства, аквакультуры и морского туризма. Не будем забывать, что океан играет огромную, можно сказать, доминирующую роль в культуре маори – коренного населения нашего государства, и мы стараемся как можно бережнее относиться к этому бесценному наследию.
При этом важно понимать: океан
– это не бездонная и бесконечная масса. Ресурсы Мирового океана не безграничны, и тот печальный факт, что численность популяций морской флоры и фауны, включая все виды рыб и морских птиц, за последние 40 лет упала вдвое, не может не настораживать любого здравомыслящего жителя нашей планеты.
Самые большие проблемы Мирового океана находятся в открытом пространстве, за пределами юрис­ дикции отдельных стран; это около 70 % его площади. И именно там необходимо поддержать институты, регулирующие использование ресурсов океана, и установить строгие правила обеспечения устойчивости рыбных запасов, а также усилить защиту морской флоры и фауны.
У Новой Зеландии, помимо беспокойства за жизнь океанов, есть и собственные устремления. Мы хотим стать лидером в области разумной эксплуатации океанов и их защиты, разработать эффективную
систему сбережения бесценных морских сокровищниц и пользования ими. И сейчас это основной приоритет для правительства страны. Весь наш регион сталкивается с одними и теми же проблемами, и никто из нас не способен решить их в одиночку.
Мы должны договориться о введении мер строгого контроля за промышленным выловом рыбы и гарантировать, что они будут применяться ко всем без исключения. Международное сообщество должно наконец понять, что еще немного, и будет поздно. Мы обязаны противостоять безудержному потреблению, политикам, которые смотрят сквозь пальцы на то, как уничтожается наша планета, да и просто бюрократии, тормозящей необходимые решения. Необходимо принять жесткие меры и перекрыть финансирование закупок морских ресурсов, стимулирующее незаконный, неконтролируемый и нерегулируемый (ННН) промысел. В прошлом году в нашем регионе только США выловили тунца на 400 млн долларов, и можно сказать с уверенностью, что почти весь этот лов осуществлялся незаконно!
Для того чтобы пресечь эту многолетнюю преступную деятельность, потребуются решительные действия всех членов мирового сообщества. Проблема промысла с тремя «н» не может быть эффективно решена без создания прочных правовых рамок и, в конечном счете, привлечения к ответственности всех, кто к нему причастен.
В принципе, не все так печально, ведь совместными усилиями страны мира добились заметных успехов в деле защиты океанов. Еще в 1992 году на Всемирном саммите в Рио-де-Жанейро 150 лидеров государств со всех континентов подписали Конвенцию о биологическом разнообразии, которая направлена на защиту обитателей морей и океанов и гарантирует им жизнь и устойчивое развитие. Но этого явно недостаточно, ведь совершенно очевидно, что куда больше работы еще предстоит сделать. При этом ставки в этой игре только растут, а риски увеличиваются с каждым годом.
С точки зрения правительства Новой Зеландии, эффективный подход к разумному регулированию деятельности человека в океане включает в себя три компонента. Первым из них является надежная система управления рыболовством. Мы впервые ввели такую систему (путем предоставления квот) в 1986 году, в результате чего наши морские запасы остаются стабильными и прибыльными. Во-вторых, были внедрены надежные системы контроля и управления морской деятельностью, чтобы свести к минимуму загрязнение окружающей среды как в прибрежной зоне, так и в открытом пространстве океана. В 2012 году был принят закон, который устанавливает Исключительную экономическую зону (ИЭЗ), где осуществляется строгий контроль за воздействием на окружающую среду, в том числе контроль за разработкой полезных ископаемых в океане, кто бы этим ни занимался и сколько бы прибыли эта деятельность ни приносила. Теперь профессиональные экспертные и контролирующие организации независимо друг от друга оценивают деятельность компаний по добыче на океанском шельфе и регулируют их работу, что уже приносит результаты. Третий компонент – развитие сети морских охраняемых районов. Мы считаем, что океаны – это природные зоны, которые так же нуждаются в защите путем создания охраняемых территорий, где запрещена любая деятельность человека, как и заповедники на суше.
В 1971 году наша страна одной из первых в мире приняла ряд законодательных актов, регулирующих
создание морских заповедников. С тех пор мы создали сеть из 44 охраняемых морских районов, в том числе 10 только в прошлом году. Хотя эти территории и составляют всего около 10 % наших территориальных вод, это только начало, и мы продолжим создавать ИЭЗ.
Высокий стандарт защиты океана устанавливает объявленная недавно премьер-министром Новой Зеландии Джоном Кеем в ООН инициатива по созданию крупнейшего в мире морского заповедника для разведения и поддержания численности ряда морских животных под названием «Кермадек». Площадь заповедника будет составлять 620 тысяч кв. км, что примерно равно территории Франции. Сам заповедник будет располагаться в водах, окружающих остров Кермадек в юго-западной части Тихого океана, примерно в тысяче километров к северо-востоку от Новой Зеландии. Значение нового заповедника огромно, ведь его территория в 35 раз превышает суммарную площадь всех ныне существующих 44 морских заповедников Новой Зеландии.
Этот район океана станет одной из самых крупных и значительных полностью охраняемых территорий в мире. Здесь расположены вторая в мире по глубине океаническая впадина (более 10 км – в ней мог бы целиком поместиться Эверест) и дуга из 30 подводных вулканов – самая большая из существующих на Земле. Это огромное водное пространство является домом для 39 различных видов морских птиц общей численностью более шести миллионов, свыше 150 видов рыб, 35 видов китов и дельфинов, трех видов морских черепах — все они находятся под угрозой исчезновения, – и множества других морских обитателей, таких как кораллы, моллюски и крабы. Вся фауна этой области океана совершенно уникальна, и нам очень хочется сохранить ее для будущих поколений.
Заповедник «Кермадек» будет простираться на 200 морских миль от ИЭЗ Новой Зеландии. Все виды рыбалки (коммерческая, спортивная и любительская) и добычи полезных ископаемых (поиск, разведка и добыча нефти и газа) будут запрещены. Из всех видов деятельности человека, которые будут разрешены в силу международных обязательств Новой Зеландии, останутся только навигация судов, полеты международных рейсов, морские научные исследования и прокладка подводных кабелей связи; вся рыболовная и добывающая деятельность в заповеднике будет прекращена с 1 октября текущего года. Мы считаем, что инициатива учреждения заповедника «Кермадек» может послужить примером создания охраняемого морского района в международных водах, особенно в море Росса, что простирается на много километров к югу от Новой Зеландии и омывает берега Антарктиды.
У новозеландцев, начиная с эпохи первых антарктических экспедиций, всегда было особое отношение к «холодному континенту», в частности, к региону, который ближе всего к нам, – к морю Росса. Можно определенно сказать: Антарктика – область с уникальной и хрупкой экосистемой, играющая важнейшую роль в регулировании климата всей планеты. И именно поэтому она крайне уязвима к любым, даже самым незначительным климатическим изменениям.
Район моря Росса является одним из самых сохранных морских районов на всей планете. Существование стабильной и нерушимой пищевой цепочки, где по-прежнему властвует полный набор хищников верхнего уровня, является простым, но ярким свидетельством этого факта. В разное время года здесь проживает около 32 % всей мировой популяции пингвинов Адели, около 26 % императорских пингвинов, 30 % антарктических буревестников и около половины всей мировой популяции касаток. От 50 до 72 % всех тюленей Уэдделла обитают в южной части Тихого океана, живут там круглый год.
Новая Зеландия хочет создать большую защищенную зону с целью сохранения в море Росса первозданной морской среды, процветания разумного, а не грабительского рыболовства и поддержки работы ученых из всех стран мира. Предложение по созданию морской охраняемой зоны, выдвинутое Новой Зеландией и нашими сторонниками, предполагает введение особого статуса территории площадью более полутора миллионов квадратных километров. Выбор места основан на многолетних и самых тщательных исследованиях ученых со всего мира. Нет никакого сомнения в том, что данное предложение расширит возможности мировой науки, в том числе будет способствовать наиболее актуальным исследованиям изменений климата
и морских экосистем. Оно защитит весь спектр морских ландшафтов, от кромки льда до глубоких океани­ческих бассейнов, и охватит всё побережье Виктории, от МакМердо на мысе Адэр до Баллени, на про­тяжении всего континентального шельфа.
На последнем заседании Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) в Хобарте в октябре 2015 года представители Новой Зеландии представили пересмотренный вариант предложения об учреждении охраняемой морской территории в районе моря Росса. Изменения были внесены, чтобы способствовать проведению научных исследований криля и пониманию его роли в локальной экосистеме. Ведь в этом регионе множество хищников, таких как киты, пингвины и тюлени, полностью зависят от криля и его численности.
Новая Зеландия с радостью приветствует заявление Москвы о том,
что Россия готова к межсессионной работе по нашему предложению. Ведь вклад русских ученых в исследование Антарктиды сложно переоценить, а те шаги, которые предпринимает президент Владимир Путин для сохранения природы, известны всему миру. Поэтому мы уверены: именно Российская Федерация как нынешний Председатель АНТКОМ сможет в нынешней ситуации продемонстрировать свое лидерство и мощь. Я надеюсь, что в ближайшем будущем при поддержке России и других наших международных партнеров мы сможем добиться прогресса по этой инициативе. В конце концов, судьба предложения по введению охраняемой морской территории в районе моря Росса находится в руках всех членов АНТКОМ.
Наши океаны общедоступны и страдают от неконтролируемой эксплуатации. Единственный путь сохранения океанов – конкретные совместные действия на национальном и международном уровнях.
Партнёры