05 Февраля 2018 20:09

«Новый ГлавПУР»: акцент на идеологической составляющей

Автор: Павел Истрин
В Министерстве обороны возрождается Главное военно-политическое управление, которое существовало в советское время и для краткости обозначалось как ГлавПУР (полное наименование с 50-х - Главное политическое управление Советской армии и Военно-Морского Флота СССР).
После распада СССР в 1991 году структуру переименовали в Главное управление по работе с личным составом (ГУРЛС) и сильно понизили ее административный и аппаратный статус.

В сентябре 1992 года было образовано Главное управление по работе с личным составом. В январе 1994 года его переименовали в Управление воспитательной работы. То есть отобрали даже статус главка, понизив до простого, а не главного управления. Похоже, в девяностые годы армейские воспитатели впали в немилость у властей.

Правда, в 1997 году структуру переименовали обратно в Главное управление воспитательной работы, но уже Вооруженных сил РФ. Наконец в 2010 году снова преобразовали в Главное управление по работе с личным составом, которое с 2014 года возглавляет полковник Михаил Барышев. Понятно, что вся эта бюрократическая чехарда с переименованиями никак не свидетельствовует об уважении к этой структуре Министерства обороны (особенно в 90-е годы).

Теперь, судя по всему, значимость Главного управления вновь возрастает. Как сообщил в интервью агентству «Интерфакс» заместитель председателя Общественного совета при Минобороны РФ полковник запаса Александр Каньшин, «такой организационно-политический и идеологический орган целесообразно формировать на базе ныне действующего Вооруженных сил - правопреемника бывшего главка по воспитательной работе».

Значимость и влиятельность главка увеличится во много раз. «Новое главное военно-идеологическое управление должно обладать достаточно большими полномочиями и иметь строгую вертикальную структуру в масштабе Вооруженных сил - от роты до видов и родов войск, и замыкаться на министерство обороны России», - считает Каньшин.

Иными словами, речь ни в коем случае не идет о простом переименовании, смене таблички или повышении аппаратного веса руководителей структуры, и иных бюрократических переменах. Налицо гораздо более серьезная и принципиальная перегруппировка сил в сфере национальной безопасности России.
Как вполне резонно отметил полковник запаса Каньшин, в условиях фактической холодной и информационной войны, в ситуации глобального противоборства России с условным Западом, возрастает необходимость крепить морально-политическое единство армии и общества.

В этой ситуации представляется необходимым коренным образом перестраивать, выражаясь в терминах марксизма, не только базис Вооруженных сил, армии и флота, но и их надстройку. Нужен орган, который сможет «организовывать, проводить и отвечать за морально-идеологическую составляющую в российской армии, тщательно учитывать в своей деятельности общественно-политическую ситуацию в стране, умело направлять энергию армейских коллективов на укрепление обороноспособности страны и повышение боеготовности войск».

Иначе говоря, на смену сугубо воспитательным структурам, реагирующим на сложившиеся ситуации и взаимоотношения, должен прийти такой орган, который сам эту ситуацию создает, контролирует и дает отпор любым попыткам изменить ее в нежелательную сторону.

И еще один момент – пожалуй, наиболее существенный. «Новое-старое» главное управление будет нести не только и не столько воспитательные функции, сколько идеологические. Армия и флот, как и всё общество, от которого они не могут быть отделены, нуждаются в том, чтобы их действия и помыслы скрепляла организующая и направляющая сила идеологии будущего.

Во время недавней военно-практической конференции по итогам спецоперации российской группировки в Сирии президент Путин заявил: «Сегодня, в эпоху бурных технологических изменений в мире, нам нужно обеспечить лидерство и неоспоримое преимущество России в военно-технической сфере. Мы можем это сделать и обязательно сделаем это».

Глава государства подчеркивал, что необходимо сделать армию и флот передовыми и укреплять позиции страны на мировом рынке современных оборонных и гражданских технологий.

Издание «ВВП» не раз писало о том, что эта задача отнюдь не носит сугубо хозяйственный и технический характер. Без единой, внятной, четкой идеологии на этом направлении не получится добиться реальной, а не показной сплоченности, консолидации в обществе. Идеологическая составляющая взаимодействия государства и общества всё больше привлекает внимание высшего политического руководства России. И это, разумеется, особенно актуально для Вооруженных сил РФ.




Партнёры