Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 1 (90) Номер 90 2015
Рубрика: СТРАНА И МИР

Восточный вектор политики

В 90-е годы внешнеполитическая стратегия Москвы была не просто наивна, она ставила Россию в почти кабальную зависимость от стран так называемого «первого мира». Мол, наш путь известен – ориентироваться на Запад и быть частью Запада. Понимание того, что у Запада свои интересы (подчас прямо противоречащие российским), что допускать Москву в свою зону безопасности он не намерен и что РФ для него не более чем рынок сбыта и «бензоколонка», пришло не сразу, но и не слишком поздно.

Российской политике «разновекторность» попытался придать уже Евгений Примаков, возглавивший в 1996-м году МИД РФ (откровенная слабость президента Ельцина и вес самого Примакова делали его на данном посту фигурой не «технической», а политической). В частности, именно Примаков впервые заговорил о новом тройственном альянсе Россия – Индия – Китай и выступил одним из наиболее горячих сторонников концепции многополярного мира.

Сменивший Ельцина на президентском посту Владимир Путин все эти годы последовательно «усложнял» внешнеполитические приоритеты РФ. Страна уже не смотрела исключительно на Запад. С одной стороны, появился Совет Россия – НАТО, с другой, была создана ШОС, которая (вкупе с АТЭС) постепенно превращалась в альтернативу безнадежным ожиданиям в «предбаннике первого мира». Параллельно возобновлялись проекты России в отношении стран Латинской Америки, Ближнего Востока и даже Африки с использованием наработок еще советских времен. И то, что тогда виделось не более чем «естественным разнообразием» и соображениями чистой прагматики (прежде всего, экономической), на поверку оказалось не просто «подушкой безопасности», а одной из опор российской государственности на текущем этапе развития.

Сейчас, когда в соседней Украине идет гражданская война, уже очевидно, что ориентация на Запад и ни на что, кроме Запада, похоронила бы Россию не просто как государство истинно суверенное, но, возможно, как государство вообще. При примитивной «одновекторности» внешней политики создать вокруг страны «кольцо изоляции» (в том числе экономической) – задача не то чтобы элементарная, но выполнимая. И если бы Москва в период «нулевых» не выправила перекос в сторону Запада и не обзавелась надежными партнерами на Востоке и Юге, об её устойчивости к давлению со стороны Вашингтона и Брюсселя невозможно было бы и мечтать.

СТАРЫЙ ДРУГ И ВАЖНЫЙ ПОПУТЧИК

Одним из таких партнеров является, в частности, Индия, которую Владимир Путин посетил с государственным визитом в начале декабря. Открывая переговоры, премьер-министр страны Нарендра Моди назвал Россию «самым близким другом Индии» и «привилегированным стратегическим партнером». И тут стоит сделать кое-какие пояснения: возглавляемая Моди Индийская народная партия совсем недавно взяла власть, вытолкав в оппозицию многолетних партнеров Москвы – партию Индийский национальный конгресс, однако на стратегическом характере отношений между странами это если и отразилось, то в лучшую сторону. Основных причин этому две. Первая уходит корнями в историю – плотное взаимодействие государств еще с советских времен. Вторая заключается в том, что российские власти успели выстроить взаимодействие с Моди еще в те времена, когда он был главой штата Гуджарат, в коем качестве неоднократно посещал Россию. Проще говоря, партнерство с Индией было для российских властей не страховкой на случай ухудшения отношений с Западом, не «запасным вариантом», а осознанной стратегией на долгосрочную перспективу. Недаром Путин лично пообещал, обращаясь к Моди, что «все российское руководство будет придерживаться в отношении Индии той линии, которая была выработана в течение многих десятилетий».

Характерно, что в рамках именно этого визита российско-индийская дружба успешно прошла серьезную проверку: в состав российской делегации был включен, в частности, глава Крыма Сергей Аксенов. Это вызвало весьма нервную реакцию со стороны Вашингтона и Киева, но индийцы и бровью не повели, более того, на родину Аксенов привез уже проработанные контракты с индийскими компаниями, объединенными ныне в организацию «Индийско-Крымское партнерство». На высшем же уровне тогда были подписаны соглашения о взаимодействии в атомной, нефтегазовой и военно-технической сферах, а также в машиностроении (в частности, есть договоренность о производстве вертолетов двойного назначения). По итогам визита президент РФ назвал сотрудничество с Индией «безусловным внешнеполитическим приоритетом».

Двумя неделями ранее Путин также посетил Турцию, которую близким союзником России назвать сложно и из-за ожесточенного противостояния в прежние эпохи, и ввиду членства Анкары в НАТО. Однако при премьере (нынешнем президенте) Реджепе Тайипе Эрдогане отношения между двумя государствами пережили стадию перелома, став неожиданно хорошими и близкими (причем, по мнению турецких СМИ, в том числе благодаря установившемуся между двумя лидерами личному взаимопониманию). Нынешняя Турция, к явному неудовольствию Вашингтона, не только ведет с Россией взаимовыгодный бизнес в самых разнообразных сферах, но и сохраняет фактический нейтралитет по крымскому и украинскому вопросам. В вопросе же конфликта с Грузией в 2008 году Эрдоган вообще недвусмысленно встал на сторону Москвы, что выглядело как настоящий вызов Западу. Безусловно, существенную роль в этом развороте сыграл личностный фактор. Эрдоган до крайности амбициозен, его не устраивает роль «пешки» при США и ЕС, он видит себя человеком, который вернет Турции былые блеск и величие, посему конфликтов с Западом (из-за иракских курдов или, как говорят в европейских СМИ, «сворачивания турецкой демократии») он не просто не боялся, он как будто провоцировал их. При Эрдогане Анкара стала проводить ту же многовекторную политику, что и Россия, и две динамично развивающиеся страны быстро нашли друг друга. Как заметил на этот счет вице-премьер республики Ялчин Акдоган, «пока не существует такого государства, которое могло бы оказывать давление на Турцию, а отношения с ЕС не являются альтернативой нашим отношениям с РФ».

В рамках визита Путина данный неформальный союз был усилен неожиданным ходом: именно в Анкаре президент России объявил о сворачивании проекта «Южный поток», которому чинил препятствия ЕС, видя в газопроводе удобный рычаг давления на Москву. Теперь этот рычаг не просто был вырван с корнем, было объявлено о новом проекте, который Эрдоган уже назвал «Турецким потоком». Строительство особой «ветки» из РФ в Турцию превратит республику в главный газовый хаб континента, увеличив её влияние и сделав Европу еще более зависимой от строптивой Анкары. Новость произвела в Брюсселе и Болгарии (через которую и осуществлялось давление на Москву) фурор: еврочиновники поочередно стали выражать надежды на возобновление проекта, да поздно. Россия согласна поделиться своим энергетическим влиянием, но только с теми, кто готов проводить действительно прагматичную и независимую от вашингтонских концепций политику.

ЗОЛОТОЙ «КИРПИЧ»

Впрочем, и старый надежный друг – Индия, и ситуативный и полезный попутчик – Турция все-таки находятся не в центре внимания международных наблюдателей. В центре внимания предсказуемо находится страна, выходящая сейчас на первое место в мире по объему ВВП, то есть Китай. Наше издание довольно подробно писало о «контракте века» – историческом соглашении о поставках российского газа в КНР, заключенном личными усилиями Владимира Путина. И заключенном как нельзя вовремя: возможность диверсификации поставок одного из главных экспортных товаров РФ была продемонстрирована западному миру предельно наглядно и на пике геополитического противостояния. Впрочем, к данному контракту стороны шли обдуманно и долго, чуть ли не с горбачевских времен. И в итоге он стал козырем, который Владимир Путин выложил на стол в наиболее подходящий момент. «Мы диверсифицировали поставки газа на восток, открываем реально новый рынок, будет построена новая инфраструктура на десятки лет вперед, а может, и больше. В Китае будет рост энергопотребления. Недавно были в Индии, у них из 1,2 млрд человек 400 млн просто не имеют доступа к электроэнергии. Индия – еще один огромный рынок, который нужно занимать, в том числе и путем поставок газа. Речь идет не только о сжиженном природном газе, есть поручение рассмотреть строительство газопровода в Индию», – прокомментировал ситуацию министр энергетики РФ Александр Новак в интервью газете «Коммерсантъ».

Но и вне исторического контракта товарооборот между РФ и КНР по итогам 2014 года вырос на 6,8% и составил более 95 миллиардов долларов. При этом Москва и Пекин поставили перед собой амбициозную цель увеличить этот показатель до 200 млрд в год к концу десятилетия. Газовая «приварка» в этом проекте – часть весомая, но не определяющая, подсчитать её легко: стоимость контракта составляет приблизительно 400 миллиардов долларов за 30 лет. Неплохо идут дела и по части ВПК: Китай заинтересован в поставках новых российских вооружений и техники (в частности, истребителей Су-35 и зенитных ракетных комплексов С-400). А ведь есть еще инфраструктура, финансы, электроника. «Отношения между Россией и Китаем в результате совместных целенаправленных усилий вышли на новый этап всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия», – констатировали Владимир Путин и Си Цзиньпин в совместном заявлении. И это не просто слова: в контактах Москвы и Пекина уже давно прослеживается завидная динамика, а в последние годы она имеет не только экономический, но и очевидный политический оттенок. Дело не только в ШОС – перспективной организации, на которую Москва сделала недвусмысленную ставку. Не менее важно и систематическое согласование внешнеполитических позиций на уровне Совбеза ООН, где обе страны имеют право вето, а также в рамках специального института – регулярных встреч глав МИД и оборонных министерств обеих стран.

В декабре Пекин даже заявил о готовности оказать экономическую помощь России в случае усугубления негативных тенденций в её экономике. «У России есть талант и мудрость для того, чтобы преодолеть существующие трудности в экономической ситуации. Если российской стороне потребуется, мы окажем необходимую помощь по мере наших возможностей», – заявил министр иностранных дел Китая Ван И. Ранее спикер китайского МИДа Цинь Ган, выступая на брифинге в Пекине, попросил собравшихся не забывать, что «Китай и Россия отлично дополняют друг друга в экономическом поле с широкими возможностями и огромным потенциалом для сотрудничества».

Этот потенциал, расширенный на такие форматы, как БРИКС и ШОС, уже давно подталкивает мировое сообщество к определенным выводам. Немецкое издание Contra Magazin даже предположило, что Международный валютный фонд и Всемирный банк растеряли былое влияние и нуждающиеся в финансовой поддержке развивающиеся страны вскоре будут обращаться к странам БРИКС – противовесу американской финансовой системы. Это стало возможным благодаря действительно внушительным резервам КНР, которые превышают 4 триллиона долларов. Китай на глазах превращается в одного из главных мировых инвесторов, активно работая, к примеру, в африканских странах, но при этом официально опровергая предположения о том, что «Черный континент» ждет «китайская колонизация».

Собственно, уважение к чужому суверенитету – один из основополагающих принципов, на которых выстраивается партнерство между Россией и державами Востока. И это то, чего пока не готов предложить своим партнерам Запад. Меж тем очевидно, что время попыток выстроить однополярный мир закончилось, а в многополярном мире, активными лоббистами которого являются и Москва, и Пекин, и Дели, и Бразилиа, и Анкара, об изоляции крупной и влиятельной страны, какой является Россия, попросту смешно говорить. Замысел Вашингтона не просто обречен на провал, он уже провалился.

В то же время это отнюдь не означает, что Москва окончательно отказалась от Запада, выбрав Восток. Россия прагматична и трезво оценивает свои потребности, к примеру, в западных технологиях, а также по достоинству ценит торговое партнерство со странами ЕС. Модель «многовекторности» предполагает именно свободу маневра при свободном выборе – роскошь, какую пока могут позволить себе лишь немногие по-настоящему суверенные страны.

Алексей ЕЛЬЦОВ 


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем