Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 1 (90) Номер 90 2015
Рубрика: СТРАНА И МИР

Союзы, проверенные временем

В наступившем году Евразийский экономический союз пришел на смену Таможенному союзу России, Казахстана и Белоруссии, а военный блок ОДКБ усилен созданием совместных авиационных сил. Эти намеченные уже давно планы реализуются на фоне беспрецедентного давления на Москву со стороны стран Запада и, в частности, Североатлантического альянса, который более не фигурирует в военной доктрине РФ в качестве возможного партнера.

ОТ «ТРОЙКИ» «К ПЯТЕРКЕ»

В первый день нового года вступил в силу договор о создании Евразийского экономического союза РФ, Белоруссии и Казахстана, а уже со 2 января Армения также является членом ЕАЭС, правда, пока не полноправным. К примеру, ряд таможенных пошлин республика должна будет ввести несколько позднее (в полном объеме – к 2020 году, переход к этому будет плавным), кроме того, у Еревана пока ограниченное представительство в Евразийской экономической комиссии. Но уже сейчас доля страны в распределяемых таможенных пошлинах, полученных с импорта продукции на территорию ЕАЭС, составляет порядка 1,13% (в цифрах это примерно 152 миллиона долларов дохода), а в сфере услуг Армения присоединилась к договоренностям членов ЕАЭС в полной мере. И главное: страной сделан принципиальный геополитический выбор. Еще в конце 2013 года подразумевалось, что Армения вступит в ассоциацию с ЕС, то есть пойдет тем путем, попытка отказа от которого на Украине привела к государственному перевороту, многотысячным митингам, человеческим жертвам и, в конечном счете, к утрате части территории и полноценной гражданской войне.

Впрочем, потерю Еревана в Брюсселе пережили не в пример спокойнее, ибо прекрасно понимали: между Арменией и членами ЕАЭС (особенно Россией) очень прочные экономические, политические и культурные связи (по некоторым данным, «на две страны» – РФ и Армению – живут до четверти граждан закавказской республики). Но Москва и Ереван в любом случае подстраховались и несколько форсировали события, что было важно с учетом острой фазы геополитического противостояния с Западом, а также того, что Владимир Путин назвал построение ЕАЭС одним из своих внешнеполитических приоритетов на время текущего президентского срока. В итоге четырехсторонний договор о присоединении Еревана к ЕАЭС был подписан 10 октября в Минске, впоследствии его ратифицировали парламенты трех стран-«старожилов», а в декабре 2014-го это сделало и национальное собрание Армении (при 103 голосах «за» и семи «против»; против голосовала оппозиционная либеральная фракция «Наследие»).

В ближайшее время к союзу намерена присоединиться и Киргизия, подчеркивающая, что это для неё «абсолютно необходимо». Другое дело, что на общем фоне ЕАЭС киргизская экономика довольно слаба, и определенное противодействие в данном вопросе проявляла Астана (что, впрочем, никак не отразилось на её стратегических взаимоотношениях с Москвой). Уже и в случае с Арменией пришлось несколько «потесниться»: так, доля России в распределяемых таможенных пошлинах сократилась с 88% до 86,97%, Белоруссии – с 4,7% до 4,65%, Казахстана – с 7,3% до 7,25%). А план интеграции Киргизии обойдется уже в полмиллиарда долларов (для этого будет создан киргизско-российский фонд развития, где 50% составят вложения России), но в итоге это позволит ей стать членом Таможенного союза уже к 1 мая 2015 года (данный вопрос решен и закреплен юридически).

Понятно, что по сути это не траты, а инвестиции, которые компенсируются самыми разными приобретениями. Как напомнил Владимир Путин в мае 2014 г. на церемонии подписания договора о создании ЕАЭС в Астане, союз обладает огромными запасами природных ресурсов, в том числе энергетических (на него приходится пятая часть мировых запасов газа и почти 15% нефти). В то же время, у стран-основателей развитая индустриальная база, мощный кадровый, интеллектуальный, культурный потенциал. «Географическое положение позволяет нам создавать транспортные, логистические маршруты не только регионального, но и глобального значения, завязывать на себя масштабные торговые потоки Европы и Азии. Все это залог конкурентоспособности нашего объединения, его динамичного развития в стремительно меняющемся и сложном мире», – подчеркнул президент России, ранее активно продвигавший идею создания единого экономического пространства и общего пространства безопасности «от Лиссабона до Владивостока», что застраховало бы европейский континент от текущего политического противостояния, экономические потери в котором несут обе стороны.

В сумме всё это лишний раз показало, что задача-максимум, сформулированная Вашингтоном как «изоляция России», выполнена быть не может. Уже около 40 стран официально изъявили желание создать зону свободной торговли с ЕАЭС (такую, какая существует, к примеру, между Россией и Сербией, которой удается успешно сопротивляться давлению Запада по части требования ввести антироссийские санкции). С другой стороны, как заметил глава Госдумы Сергей Нарышкин на международной конференции «Президент, парламент, интеграция», некоторые партнеры Москвы, «во многом под внешним давлением, отказываются от равноправного участия в Евразийском экономическом союзе ради ассоциации с Европейским союзом, предполагающей его полное доминирование». По такому пути пошла, в частности, Молдавия, где на недавних парламентских выборах хотя и победили партии, выступающие за ЕАЭС и ТС, но в итоге сложилась правящая коалиция прозападных сил. Обратная позиция у Таджикистана (там заявили о намерении вступить в ТС еще в 2012-м году), но вопрос отложен как минимум до полноправного вступления Киргизии (тем более, у Душанбе сейчас есть не менее важная миссия – Москва передала ему председательство в ОДКБ).

В Европе тоже отлично понимают, что противостояние с Москвой – путь в никуда (точнее, к убыткам), посему голосов в поддержку плотного сотрудничества с ЕАЭС там немало. «Евразийская интеграция – не столько альтернатива европейской, сколько свидетельство развития мировых интеграционных процессов», – считает, в частности, немецкое издание Die Zeit, прямо цитируя тезис Путина о «расширении пространства интеграции от Лиссабона до Владивостока». «ЕАЭС – не угроза Западу, не постсоветская химера и не попытка воскресить СССР. «Членам обоих союзов (ЕАЭС и ЕС – «ВВП») надо не противопоставлять себя друг другу, а искать пути партнерства и сотрудничества», – подчеркивается в статье (перевод дан по тексту агентства «Россия сегодня»). В свою очередь, издание DWN утверждает, что Евросоюз смог бы получить куда большую выгоду от сближения с ЕАЭС через создание новых рабочих мест и усиление своих концернов, чем от Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства с США, переговоры о создании которого ведут сейчас страны Запада: оно, напротив грозит Европе потерей почти 600 тысяч рабочих мест. «ЕС страдает от санкций против России и от российских ответных мер гораздо сильнее, чем США. При этом РФ является для Евросоюза не просто привлекательным рынком. Экспорт сюда служит катализатором экономического роста в Европе», – также отмечает издание. Показательно, что такие речи звучат именно в СМИ Германии – политического и экономического локомотива ЕС.

«А ПОРОХ ДЕРЖАТЬ СУХИМ»

Параллельно строительству «экономического блока» и борьбе за повышение конкурентоспособности экономик ЕАЭС в глобальном мире шло и развитие военного союза стран (та же «пятерка» плюс Таджикистан). Центральное событие на данном направлении – саммит ОДКБ на высшем уровне в Москве в конце декабря 2014 г., когда было подписано два десятка документов о совершенствовании внешнеполитической и оборонной координации в рамках блока. Особое внимание стоит обратить на документ «О коллективных авиационных силах ОДКБ» – важном усилении для КСОР, единой боевой организации стран-участниц, которая для ОДКБ сейчас не роскошь, а осознанная необходимость. Как известно, операция стран НАТО в Афганистане официально закончена, и теперь ответственность за борьбу с террором во многом ложится на собственные силы исламской республики. Религиозный экстремизм, терроризм, наркоторговля – все это может получить дополнительный стимул, так как ситуация во многом непредсказуема, а ВС Афганистана пока крайне слабы и не блещут дисциплиной.

Очевидные и необходимые меры перед лицом данной угрозы включают в себя как укрепление единой системы безопасности на пространстве блока (при плотном взаимодействии, в частности, по линии ШОС), так и меры по развитию экономики Афганистана, ибо именно бедность местного населения во многом порождает террор и усиление наркокартелей. Пакет предложений Владимира Путина на этот счет прежде уже подробно разбирало издание «ВВП».

Вторая сопряженная проблема, с которой уже столкнулась Европа и – в значительно меньшей степени – страны постсоветского пространства, это возвращение на родину боевиков-добровольцев, воевавших в Сирии и том же Афганистане в рядах экстремистов (для Франции это уже вылилось в громкий теракт в Париже). Согласно совместному заявлению глав стран ОДКБ, в отношении подобных лиц будут приняты скоординированные меры. «Мы должны безусловно обеспечить безопасность наших стран и наших народов», – подчеркивал ранее президент России в рамках выступления на саммите организации.

Примечательно, кстати, что саммит практически совпал по времени с подписанием очередного издания военной доктрины РФ, где блок НАТО – впервые за долгие годы – не назван потенциальным партнером, а фактически ему прямо отведена роль геополитического противника. Другое дело, что, с учетом серии хронических гражданских войн в исламских странах (в том числе непосредственно граничащих с пространством ОДКБ), полный отказ от взаимодействия с Североатлантическим альянсом не выгоден никому, за исключением экстремистов. «Текущая ситуация вызывает озабоченность, появляются отряды боевиков так называемого ИГИЛ, которые замахиваются на то, чтобы некоторые провинции Афганистана включить в так называемый «исламский халифат», – заявил на саммите президент России, уточнив, что «необходимо и далее уделять повышенное внимание таджикско-афганской границе, оказывать Таджикистану финансовую, материальную помощь в целях модернизации Вооруженных сил».

Тем более, и речи идти не может о прямом конфликте между НАТО и ОДКБ как составляющими мировой архитектуры безопасности: в качестве единственного глобального игрока и «жандарма» Североатлантический альянс, очевидно, провалился, а ряд его действий сделали мир еще более опасным. О том, что ОДКБ открыта «для конструктивного взаимодействия с другими странами и международными организациями», заявил президент Казахстана и один из главных архитекторов постсоветской интеграции Нурсултан Назарбаев. В свою очередь, секретарь ОДКБ Николай Бордюжа заметил, что вверенный ему блок ни под каким видом не рассматривает возможности военного конфликта с блоком НАТО, который «до недавнего времени мы рассматривали как партнера». При всем при этом, по словам того же Бордюжи, страны Договора должны «создавать такую систему безопасности, которая смогла бы защитить от любых непродуманных и авантюрных действий».

Командующий воздушно-десантными войсками Вооруженных сил РФ Владимир Шаманов впоследствии выразил эту же мысль в метафорической форме: «Порох мы должны держать сухим и быть готовыми к выполнению самых сложных задач». Прозвучали данные слова в преддверии беспрецедентного для ОДКБ события – грядущей совместной поисково-спасательной операции на Северном полюсе, которую проведут в рамках коллективных учений. Министры обороны всех шести государств уже дали свое принципиальное согласие, причем для Белоруссии такого рода мероприятие станет «дебютом».

По оценке Владимира Путина, высказанной им в рамках встречи с членами Совета Парламентской Ассамблеи ОДКБ (в качестве специальных гостей на ней, кстати, присутствовали представители Афганистана и Сербии), отношения РФ с её «странами-партнёрами, союзниками» развиваются весьма успешно. «У нас цели, задачи – все определено. Мы успешно работаем по укреплению безопасности наших государств, в борьбе с терроризмом, с наркоугрозой, по всем этим направлениям созданы соответствующие механизмы и инструменты», – подчеркнул глава российского государства. Вывод напрашивается: 2014 год не был простым, 2015 может стать еще сложнее, но в том, что касается базовых союзных обязательств России и её блока (как военного, так и экономического) по отношению к главным стратегическим партнерам, никаких сюрпризов нет: всё идет по плану, и заранее сформулированные задачи реализуются в срок. Эти результаты возникли не вдруг: Москва проводит продуманную, хорошо структурированную и имеющую большой замах на будущее политику в отношении ближайших союзников с первых лет пребывания Владимира Путина на вершинах власти.

Алексей ЕЛЬЦОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем