Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 1 (85) Номер 85 2014
Рубрика: СТРАНА И МИР

Бой с тенью

После того как Владимир Путин согласился снизить для Киева цены на газ (в обмен на увеличение объемов закупок) и предоставить финансовую помощь через вложения в украинские евробонды на общую сумму в 15 млрд долларов, протестные выступления в Киеве пошли на спад. Между предоставлением кредита, жизненно необходимого Украине для недопущения скорого банкротства, и утратой протестом былой динамики прямой связи не было, однако это полностью укладывалось в феномен «усталой революции». С одной стороны, власть не удалось победить наскоком, в результате чего часть недовольных решила, что дальнейшие протесты бесполезны. С другой, стоящий в центре Киева палаточный лагерь стал вызывать все больше нареканий и привлекать антисоциальных личностей – от бомжей до карманников. Наметились санитарные проблемы, а также проблема вандалов, сносящих под корень киевские парки ради баррикад и выковыривающих столетнюю брусчатку. Казалось, Янукович практически победил и Майдан вот-вот уйдет в прошлое. Но это только казалось.

ВЗРЫВНАЯ ВОЛНА

То ли желая закрепить успех и отбить желание части граждан участвовать в протестах, то ли руководствуясь более хитрыми мотивами (о них – ниже), Верховная рада приняла пакет законопроектов, получивших в СМИ название «драконовских». Нововведения касались усиления ответственности за участие в массовых акциях, уголовного преследования за отрицание преступлений фашизма и осквернение советских памятников, наказания за клевету в СМИ и интернете в виде исправительных работ и штрафов. За блокировку зданий органов власти протестующие теперь рисковали сесть в тюрьму на пять лет, за организацию массовых беспорядков – на десять. Кроме того, национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере связи и информатизации, была наделена правом «ограничивать доступ абонентов операторов телекоммуникаций к ресурсам сети интернет, через которые осуществляется распространение информации, противоречащей закону». Парламентская оппозиция объявила принятие этих законопроектов «тоталитарным госпереворотом» и призвала выйти на очередное «народное вече» с целью «не допустить появления репрессивного законодательства». И Майдан буквально воскрес.

Митинг в центре Киева собрал столько же участников, как и в лучшие свои дни, причем протестующие были настроены весьма решительно. Мало того что были предприняты попытки похитить тираж газеты, в которой публиковались «драконовские» законы (формально до обнародования через публикацию они не вступали в силу). Куда хуже, что наиболее радикальная часть протестующих выдвинулась в сторону правительственного квартала, где им перегородили дорогу бойцы «Беркута». Дальнейшее уже напоминало войну. В сотрудников сил безопасности полетели камни, потом «коктейли Молотова», причем целились так, чтобы попасть в открытое забрало шлема. Пошли в ход и «удочка» (крюк на веревке, с помощью которого «беркутовцев» пытались зацепить и оттащить с занятых позиций), и огромные рогатки, заряжаемые камнями и бутылями со льдом, и даже самодельные катапульты. Параллельно шла война с «титушками» – теми, кого оппозиционеры считали нанятыми властью провокаторами (поставщиком «титушек» в Киев называют харьковского мэра Геннадия Кернеса). Пойманным писали зеленкой на лбу слово «раб» и водили по городу, заставляя извиняться перед киевлянами.

Отдельные эпизоды противостояния на слух звучат смешно, но смешного в них ничего не бы ло. Речь шла о побоищах – сотнях раненых с каждой из сторон, ослепших и ставших инвалидами. Пролилась первая кровь: кто-то погиб в результате несчастного случая, кто-то был застрелен. Оппозиция возложила вину на «Беркут», хотя тот не пользовался боевыми пулями (только резиновыми), а извлеченные из тел не подходили к вооружению сил безопасности по калибру. Были жертвы и с противоположной стороны: одного из «беркутовцев» убили, когда он возвращался домой. Также регулярно звучали угрозы и призывы наказать не просто «наемников Януковича», но и членов их семей. В конечном итоге центр Майдана переместился к правительственному кварталу, началось позиционное стояние.

Тем временем беспорядки распространились на регионы. В западных и многих центральных областях Украины мэрии и облсоветы и прежде контролировала оппозиция, а представителем президента неизменно являлся назначаемый из Киева губернатор. В течение трех дней здания областных администраций почти всех западных регионов (кроме этнически разнообразного Закарпатья) и существенной части центральных были захвачены митингующими. Губернаторов заставляли подписывать заявление об отставке и буквально изгоняли из кабинетов (впоследствии руководители областей эти заявления аннулировали). В Киеве в то же время захватывались или брались в осаду здания министерств, а вот на востоке и юге штурмов либо не было вовсе, либо их удавалось отбить как силами полиции, так и горожан, крайне недовольных «бандеровским бунтом» (так произошло, к примеру, в Одессе). И было очевидно: политические лидеры Майдана (они же лидеры оппозиционных фракций в Раде) ситуацию больше не контролируют. Последние сомнения отпали после того, как, проведя срочные переговоры с Януковичем, оппозиционные лидеры вернулись на Майдан и озвучили достигнутый компромисс: в скандальные законы внесут поправки, а всех задержанных за беспорядки амнистируют в обмен на разблокирование правительственного квартала. Майдан простым поднятием рук проголосовал против и послал своих парламентеров договариваться дальше.

Президент к тому моменту был уже более сговорчив и предложил оппозиции посты в правительстве, включая ключевой – премьерский, что погрузило оппонентов в раздумья. Принять предложение означало быть изгнанным с Майдана, который требовал отставки президента, и не гарантировало прекращения столкновений. Отказ же иллюстрировал то, что оппозиция просто боится брать ответственность за страну на себя, чего вроде бы сама недавно желала. В итоге был все-таки выбран второй вариант. «С какой радости мы будем принимать совместную ответственность за все, что делается в государстве? Вы поймите, что значит сейчас идти работать в правительство, при том что государство фактически в дефолте, казна пустая? Что, идти целовать дверцы и радоваться, что ты занимаешь какой-то кабинет? В этом нет никакой логики», – прокомментировал выбор лидер националистической «Свободы» Олег Тягнибок.

Тут уже оставалось констатировать, что промежуточный раунд Янукович выиграл, выставив соперников в предельно невыгодном свете, что отразилось и на рейтинге Тягнибока, и на рейтинге лидера фракции «Батькивщина» Арсения Яценюка, которому и предлагали премьерский пост (разве что Виталий Кличко благодаря удачному позиционированию сохранил свою популярность и сейчас считается главным соперником Януковича на грядущих выборах). После очередной серии консультаций договорились о новом компромиссе, и тут опять приходится признать предусмотрительность Януковича.

Во-первых, Рада согласилась отменить «драконовские» законы, причем создается полное впечатление, что их и принимали ровно для того, чтобы потом отменить «в рамках компромисса». Во-вторых, арестованным за беспорядки (но не совершавшим тяжких преступлений) была гарантирована амнистия в том случае, если захваченные административные здания будут освобождены. Предвидел Янукович такой исход событий или нет, но в итоге это вылилось в раздрай в рядах самой оппозиции, умеренная часть которой была с компромиссом согласна, а радикалы (в основном националисты) призывали стоять до конца. Одним из итогов склоки стал эпизод почти комичный: лидер движения «Общее дело» Александр Данилюк, называвший себя «уполномоченным по созданию временного правительства» и ответственный за захват ряда административных зданий в Киеве, покинул страну. «Ночью пешком перешел границу. Сегодня наконец добрался до Лондона… Тимошенко доказала, что сидеть благородно, но неэффективно. Мы не собираемся сдаваться в плен… Буду координировать протест отсюда», – написал он в своем аккаунте в Facebook.

А вот сохранить правительство Николая Азарова (если, конечно, на это вообще был расчет) Януковичу не удалось: президент удовлетворил требование митингующих и принял отставку премьер-министра, что стало третьим пунктом в числе основных договоренностей с Майданом. До формирования нового кабмина члены правительства продолжат исполнять свои обязанности под председательством первого вице-премьера Сергей Арбузова. В сумме все эти действия действительно привели к тому, что активные столкновения прекратились (при сохранении баррикад), а захваченные здания стали потихоньку освобождаться. Параллельно президенту, согласно ряду утечек, пришлось подавлять бунт уже во фракции Партии регионов, существенная часть депутатов которой была готова принять требования оппозиции, не выдвигая встречных. Кроме того, из первичных ячеек ПР, делегатов от Компартии, бойцовского клуба «Оплот» и десятков общественных организаций был создан «Украинский фронт» – организация с центром в Харькове, считающая, что президент недостаточно активно противостоит «бандеровскому Майдану». С учетом, что от Януковича объективно отвернулись и некоторые прежде лояльные ему финансовые круги, а рейтинг его как президента крайне низок, «УФ» может стать для главы государства как поддержкой, так и конкурентом.

Как на Майдане, так и в администрации президента за последние два месяца образовались сложные клубки противоречий, распутать которые в ближайшее время попросту невозможно. Но ключевым событием остается уход Азарова. И расклады таковы, что согласовывать состав кабмина Янукович и оппозиция будут при активном участии других фигур – весьма влиятельных и крайне заинтересованных в происходящем.

МАТЧ-РЕВАНШ

Когда Владимир Путин пообещал Киеву кредит через покупку украинских евробондов, он отдельно оговорился, что заемщик находится в сложном экономическом и социальном положении, но «если мы говорим, что это братский народ, то мы должны поступить, как братская страна». Оттого, что в столице Украины вновь запылали баррикады, а положение Януковича объективно пошатнулось, страна братской быть не перестала, а потому договоренности в силе. В ходе расширенного заседания правительства глава российского государства поручил министрам выполнить данные Киеву обещания в полном объеме. Однако заметил, что следующий транш (на 3 млрд долларов бондов уже закуплено) логичнее направить уже после формирования на Украине нового правительства.

Чуть ранее, после встречи с еврокомиссарами в рамках саммита Россия-ЕС, Путин также подтвердил, что предоставление Украине помощи «связано с необходимостью и желанием поддержать не какое-то конкретное правительство, а украинский народ». «Кто бы ни возглавил правительство украинское, будем с ними вести диалог», – пообещал президент, отвечая на вопрос журналиста. Другое дело, что Москве важна экономическая политика будущего кабмина Украины и нужны гарантии, что она получит назад данные взаймы средства. «У нас в России даже была определенная критика в адрес правительства РФ, что правительство разбрасывается деньгами без требования структурных реформ. Такая договоренность у нас с правительством Азарова была. Нам, конечно, небезынтересно, какую экономическую политику будет проводить будущее правительство, – признал Путин. – Для нас это никакое не табу – разговаривать с представителями всех политических сил Украины. Но что для нас принципиально важно – чтобы украинская экономика была кредитоспособной, важно, чтобы украинская экономика могла генерировать позитивный эффект своего развития, чтобы правительство провело структурные изменения, чтобы нам было бы гарантировано, что мы получим назад свои кредитные ресурсы».

То есть сценарий, при котором покупка евробондов может быть заморожена, все-таки существует, что подтвердил и первый вице-премьер Игорь Шувалов. Причем дело не только в рисках, даже такой осторожный человек, как министр финансов Антон Силуанов, уже подчеркивал, что бонды – более защищенный инструмент, нежели межгосударственный кредит. Само знание о составе правительства, судя по всему, далеко не отговорка, а действительно важный момент. Но об этом ниже.

Вообще, важно подчеркнуть, что накопившийся у Киева долг только по оплате поставок российского газа составил уже 3,35 млрд долларов. Более того, долги продолжают расти: как заявил премьер Дмитрий Медведев, Украина просит отсрочить выплаты не только по старым, но по новым заборам газа с начала года. Причем ранее тот же Медведев выдвигал идею о поставках газа на Украину по предоплате. Видимо, ввиду понимания проблем «братского народа» этот вопрос временно отложен (правда, такую вероятность не исключает уже «Газпром»). В свое оправдание в «Нафтогазе» поспешили заявить, что вина лежит на украинских теплоэнергетических компаниях: долг коммунальщиков перед самим «Нафтогазом» тоже перевалил за три миллиарда долларов, причем третий миллиард образовался в период ноябрь-декабрь, то есть именно тогда, когда люди вышли митинговать на Майдан.

Кстати говоря, Владимир Путин дал свою оценку и происходящему на Майдане – в рамках все той же пресс-конференции после саммита. Согласившись с лидерами Евросоюза, что применение силы – «это всегда крайняя мера», президент, тем не менее, заметил, что насилие применяют обе стороны конфликта. Кроме того, оппозиция (представленная, в том числе, националистами) позволяет себе «абсолютно неприемлемые высказывания». «Призывая украинское правительство и президента действовать цивилизованными методами, мы должны обратить внимание и на их политических противников и призвать их тоже придерживаться методов цивилизованной политической борьбы», – добавил он. В то же время Путин считает, что украинский народ и без посредников способен урегулировать кризис в стране, а Москва готова вмешаться только в том случае, если Украина попросит об этом.

Другое дело, что Запад, ранее обвинявший Москву в давлении на Киев и остро переживавший из-за отказа Януковича от евроинтеграции, явно считает иначе. За последний месяц Брюссель озвучил ряд заявлений, которые можно назвать почти сенсационными. Так, еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства ЕС Штефан Фюле на полях Мюнхенской конференции по безопасности выразил уверенность, что перед Украиной пора приоткрыть самую желанную для Евромайдана перспективу – не просто экономическую интеграцию, а вступление в ЕС. «Если мы серьезно намерены помочь Украине и другим странам бывшего Советского Союза преобразоваться, то соглашение об ассоциации должно быть лишь первым шагом с нашей стороны. Мы не сможем помочь этим странам без использования самого мощного инструмента – расширения. Нельзя просто предложить им соглашение об ассоциации с ЕС и сказать при этом, что оно никогда не даст им возможности стать членом Евросоюза. ЕС должен быть более решительным», – почти потребовал он. Похожий тезис применительно к Украине высказал и президент Румынии Траян Басэску, правда, он явно держал в голове Молдавию, которую нынешние власти Румынии буквально мечтают принять в ЕС, а потом сделать частью своих территорий (с чем, стоит сказать, категорически не согласна сама Молдавия, уже парафировавшая соглашение об ассоциации с ЕС).

Официальный Вашингтон, на первых порах весьма скупо комментировавший события на Майдане, тоже пошел в лобовую атаку. Как заявил госсекретарь Джон Керри, украинская оппозиция «может рассчитывать на полную поддержку президента Барака Обамы и американского народа за свои усилия и храбрость». Также известно, что нескольким гражданам Украины, ответственным за применение силы против сторонников оппозиции, был запрещен въезд в США. Но что самое главное, и Брюссель, и Вашингтон фактически согласились выделить Украине деньги, причем после просьбы оппозиции. «Мы обратились к нашим западным партнерам, чтобы нам оказали финансовую помощь. Нам – это украинскому народу», – заявил Арсений Яценюк, добавив, что Запад «готов помочь народу Украины, но для этого мы должны восстановить власть народа». Не исключено, что речь может идти об очередной конституционной реформе, точнее, о возвращении к редакции основного закона от 2004 года, когда Украина была парламентской республикой. О том, что президента нужно «лишить диктаторских полномочий», оппозиционеры открыто говорили и в Киеве, и в Мюнхене. На эту реформу готова пойти и правящая Партия регионов, но при вынесении предложения на общенациональный референдум.

Ситуация идет к тому, что Запад деньги Украине даст, хотя раньше и отказывался. ЕС и США уже прорабатывают детали выделения финансовой помощи, о чем заявила верховный представитель Евросоюза по иностранным делам Кэтрин Эштон. Известно, что сумма «немаленькая», но не имеющая отношение к МВФ и что Вашингтон перед принятием окончательного решения тоже желает познакомиться с новым составом украинского правительства. Это правительство (формулировка «национального единства» не звучала, но напрашивается) останется на так называемый переходный период – до президентских выборов 2015 года. Запад рассчитывает, что за это время будут осуществлены некие политические и экономические реформы, не исключая и конституционную, для чего и выделяются эти «немаленькие» средства. И тут стоит напомнить, что российские власти тоже ждут оглашения состава украинского кабмина для выполнения (или невыполнения) ранее взятых на себя обязательств. Косвенно все это свидетельствует в пользу того, что формирование правительства стало предметом для очень серьезного торга на межгосударственном уровне.

В целом складывается впечатление, что Евросоюз при поддержке США вознамерился взять реванш и все-таки реализовать сценарий интеграции Украины в свое экономическое, а в перспективе (если не будет сильного сопротивления в самой Европе) и политическое пространство. Причем основной акт этой драмы развернулся именно на Мюнхенской конференции, куда прибыли и лидеры украинской оппозиции, и Джон Керри, и существенная часть «евробомонда». Россию представлял глава МИД Сергей Лавров, настроение у которого, сколь можно судить, было не слишком радужное. Часть закулисных договоренностей рано или поздно вскроется, многое станет ясно и после обнародования состава нового правительства. Но остается еще один важный вопрос: чем ответит Владимир Путин?

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем