Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 4 (82) Номер 82 2013
Рубрика: СТРАНА И МИР

Кабул и Киев в центре внимания

Столица Киргизии – Бишкек – нечасто принимает у себя саммиты, форумы и другие мероприятия международного уровня. 2013 год стал исключением. Так, в сентябре в Бишкек съедутся лидеры стран – членов ШОС и наблюдателей при ШОС (тогда же должна состояться первая встреча Владимира Путина с новым президентом Ирана Хасаном Рухани). А в мае в столице Киргизии прошел неформальный саммит ОДКБ – военного блока, участниками которого являются Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Президенты Армении и Белоруссии на саммит, правда, не приехали: первый по уважительной причине (в связи с празднованием Дня Республики), второй – вовсе без причин. Впрочем, есть мнение, что Александр Лукашенко уклонился от визита в Киргизию в связи с тем, что именно в Белоруссии скрывается бывший президент республики Курманбек Бакиев, которого Бишкек требует выдать для суда на родине. Но учитывая, что в центре рабочей программы саммита были проблемы безопасности Средней Азии, отсутствие на нем двух президентов из Европы проблемой назвать нельзя.

ПРОБЛЕМА НОМЕР ОДИН

Принципиальное отличие ОДКБ от других интеграционных образований на пространстве СНГ в том, что это, в первую очередь, военный блок, причем располагающий своим инструментарием для решения задач в области обороны. Историческим для блока моментом стало создание коллективных сил оперативного реагирования, о которых издание «ВВП» писало уже неоднократно и подробно. Как бы подчеркивая этот момент, Владимир Путин, отложив в сторону традиционные дипломатические и политические расшаркивания, предложил сразу перейти к главному вопросу – «обеспечение стабильности в зоне своей ответственности».

«В ОДКБ регулярно проходят операции в области борьбы с наркотрафиком, нелегальной миграцией, преступлениями в информационной сфере, а также совместные военные учения, – напомнил глава российского государства, после чего предложил оценить развитие ситуации в Афганистане и понять, «что мы должны вместе сделать для того, чтобы реагировать на изменения ситуации там, с тем чтобы безусловно обеспечить безопасность наших стран и наших народов». С тезисом о том, что наиболее больным зубом в зоне ответственности ОДКБ является именно Афганистан, никто спорить не стал, а президенты Киргизии и Таджикистана энергично закивали. Переговоры с ними Владимир Путин провел незадолго до открытия саммита.

В беседе с киргизским лидером Алмазбеком Атамбаевым речь шла в основном об использовании авиабазы «Кант». «В целом, главы государств констатировали, что все развивается хорошо», – подвел итоги встречи пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Что же касается переговоров с Эмомали Рахмоном, главным вопросом стало уменьшение товарооборота между странами. «Мы наверняка ситуацию переломим», – пообещал Путин. В свою очередь, как будто бы обиженный Рахмон попросил, чтобы «Россия больше уделяла внимания не только центральным регионам, но немножко и южным рубежам, особенно внимание членам ОДКБ».

Возвращаясь к теме Афганистана, уточним, что еще до саммита ее обсудили в рамках встречи глав МИД и министров обороны ОДКБ. Беседа вышла предсказуемо жаркой, еще до встречи генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа выразил мнение, что пока сценарий идет по негативному пути. Как пояснил в интервью газете «Коммерсант» глава второго департамента Азии МИДа России Замир Кабулов, «весьма вероятен рост влияния экстремистов, что чревато различными потрясениями вплоть до гражданской войны и раскола страны по этническому признаку». При этом «каждые три из десяти новобранцев Афганской национальной армии ежемесячно дезертируют, гибнут, получают ранения или попадают в плен», а «количество дезертиров за последние три года превысило 63 000 – это треть армии», – добавил он.

Для членов ОДКБ Афганистан – страна, откуда потоком идут наркотики, контрабандное оружие и идеи радикального ислама. Как известно, после ввода в республику международного контингента войск наркобизнес в Афганистане буквально расцвел. Причем силы НАТО борются с маковыми плантациями неохотно. Экономика страны в руинах, опиумный мак – единственный источник заработка для многих жителей республики. Чем больше афганцев останутся без средств к существованию, тем выше будет уровень поддержки боевиков и других исламских экстремистов. Меж тем национальная полиция и армия до сих пор находятся на стадии формирования.

Известно, что в 2014 году значительная часть войск международной коалиции покинет территорию Афганистана, на этот же год в стране назначены выборы на разных уровнях, что может еще больше накалить обстановку. Эксперты подчеркивают: американцы, с одной стороны, как бы снимают с себя ответственность за происходящее, с другой, стремятся сохранить свое геополитическое влияние в регионе, что крайне не нравится России (напомним, что в 2004 году на стамбульском саммите НАТО Центральную Азию определили как «стратегически важный для альянса регион»). Примечательно, что за несколько дней до саммита Атамбаев подписал закон, предполагающий денонсацию соглашения о размещении американской авиабазы «Манас» в республике, которую силы НАТО использовали для поддержки военной операции. Произошло это, в том числе, благодаря давлению России. Планируется, что на месте «Манаса» страны ОДКБ создадут крупный международный логистический центр, который компенсирует убытки Киргизии от вывода базы.

У Кремля есть свой пакет предложений на тему «что делать, когда американцы уйдут». Во-первых, ОДКБ необходимо поддержать афганское правительство. С одной стороны, это означает помощь Афганской национальной армии по части подготовки личного состава для борьбы с боевиками и наркобаронами, с другой, гуманитарную помощь и инвестиции в экономику республики, так как чем беднее Афганистан, тем сильнее исламисты (к этому проекту также планируется подключить ООН, ШОС и другие международные организации). Во-вторых, предполагается, что после вывода войск НАТО заинтересованные в пресечении наркотрафика страны приступят к физическому устранению складов, лабораторий, фабрик и плантаций мака (это предложение Путина СМИ назвали прорывным). В-третьих, граница Таджикистана с Афганистаном должна быть обустроена, ее охрана усилена. В-четвертых, КСОР ОДКБ необходимо обеспечить современными образцами вооружения и техники. В-пятых, спецслужбы стран – членов ОДКБ должны работать в спайке для пресечения экстремистских угроз со стороны Афганистана.

Россия также обязуется вложиться в модернизацию национальных армий Киргизии и Таджикистана (об этом издание «ВВП» подробно писало в предыдущем номере). Ибо на данный момент вызывает сомнение, что ее партнеры ОДКБ в силах справиться со своей частью обязательств по поддержке стабильности в регионе.

То, что страны ОДКБ и НАТО не могут прийти к общему мнению по вопросу минимизации исходящих из Афганистана угроз, подтвердилось незадолго до саммита. В преддверии оного в Москве прошла Международная конференция по евробезопасности под эгидой Минобороны РФ, участниками которой стали военные и гражданские специалисты из всех стран Североатлантического альянса, за исключением Исландии. Брюссель на встрече представлял заместитель генсека НАТО Дирк Бренгельманн, Вашингтон – и.о. заместителя госсекретаря Роуз Геттемюллер, Москву – главы МИД, Минобороны и администрации президента. Касаясь лакун взаимодействия НАТО и ОДКБ в среднеазиатском регионе, глава президентской администрации Сергей Иванов был категоричен: предложения с российской стороны есть, но Запад к ним глух. «Конструктивного ответа на свой вопрос за последние уже лет десять мы так и не услышали», – отрезал он. В свою очередь Николай Бордюжа заметил, что ОДКБ по-прежнему рассчитывает на сотрудничество с НАТО, но в случае отсутствия положительной реакции не собирается «ломиться в закрытую дверь».

«Мы не ставим цель во что бы то ни стало добиться какой-то положительной реакции со стороны НАТО. Появится возможность объединить усилия с Североатлантическим альянсом по обеспечению безопасности государств – хорошо. Нет – у организации существует достаточно разветвленная система взаимодействия с другими международными организациями, и особенно с ООН, ШОС и ОБСЕ. Будем с ними продолжать нашу совместную деятельность», – добавил генсек ОДКБ.

Ранее, в рамках своего выступления на Совете безопасности РФ, по ситуации исчерпывающе высказался сам Путин. «Иностранный военный контингент, основу которого составляют американские силы, так и не добился пока перелома в борьбе с террористическими и радикальными группировками, напротив, их активность в последнее время особенно возрастает. Не предпринимаются и меры для искоренения наркопроизводства», – подчеркнул он, добавив, что «в ближайшей перспективе мы можем столкнуться с осложнением ситуации». «У нас должна быть четкая стратегия действий, которая бы учитывала разные варианты развития событий. Задача – надежно, при любых обстоятельствах, обеспечить интересы России. Нам нужно укрепить систему безопасности на южном стратегическом направлении, включая и военную составляющую», – резюмировал президент.

Между тем Североатлантический альянс продолжает играть на противоречиях внутри самой организации. Год назад ОДКБ покинул (причем, вторично) Узбекистан – страна, принципиально важная для соблюдения баланса сил в регионе. А уже в июне этого года в республике открылся региональный офис НАТО. В том числе, оттуда будет координироваться вывод войск альянса из Афганистана. Другая задача офиса (юридически – диппредставительства) – координация контактов НАТО с Узбекистаном, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией, то есть с тремя членами ОДКБ из шести.

Ташкент справедливо опасается, что в случае роста напряженности в регионе он станет первым пострадавшим. Однако считает, что сотрудничество с Брюсселем ему на данный момент выгоднее, чем альянс с Москвой. Со своей стороны, Россия не оставляет попыток вернуть Узбекистан в зону своего влияния, но при этом источники издания «ВВП» в МИД РФ подчеркивают: жизненно важным этот вопрос не является. Несмотря на пессимистичный прогноз по ситуации в Афганистане в целом, Москва рассчитывает, что ресурсов и сил ОДКБ достаточно, чтобы держать ситуацию под контролем, а «прорывной сценарий» Владимира Путина по уничтожению маковых посевов и химических лабораторий действительно сможет сократить наркотрафик из неспокойной республики.

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Из Киргизии Владимир Путин вылетел в Казахстан, где допоздна вел переговоры с Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко, а наутро участвовал в подписании пакета документов, направленного на продолжение интеграции в рамках Евразийского союза. Важность достигнутых договоренностей прояснил для прессы Назарбаев, названный Путиным лидером интеграции. Он же обрисовал перспективы. «В этом решении закреплены основы для создания и развития Евразийского экономического союза. Мы планируем запустить его с 1 января 2015 года. Для этого к 1 мая 2014 года должны быть представлены проекты документов на рассмотрение главам государств. Сейчас ключевой целью является устранение всех изъятий из Таможенного союза и окончательное формирование Единого экономического пространства. На основе этой работы мы примем решение о дальнейшем углублении интеграционных процессов», – подчеркнул казахстанский лидер. И добавил, что альянс трех стран – это все-таки экономический, а не политический союз: «Я хочу еще раз подчеркнуть, что никакой передачи наднациональным органам политических функций, ущемляющей независимость государств, не планируется». Судя по всему, данная фраза предназначалась для ушей казахстанской оппозиции, зачастую спекулирующей на теме «потери суверенитета» Казахстаном в связи с созданием ЕЭС.

Данный тезис казахстанского президента подтвердил и первый зампред правительства РФ Игорь Шувалов. Он же подвел итоги заседания. «Все, что наработано к настоящему моменту, – большая правовая база, межпарламентская ассамблея, суд ЕврАзЭС, – это все превратится в институты Евразийского экономического союза. Сегодня дискуссия по этому поводу завершена и решение принято окончательно, – пояснил он. – Главное, что сегодня было подтверждено президентами, все четыре свободы – товаров, услуг, капитала, рынка труда – все должно действовать в Едином экономическом пространстве с 2015 года без изъятий, это самое важное решение, которое сегодня состоялось».

Владимир Путин уже неоднократно называл Евразийский союз (а равно Таможенный союз и Единое экономическое пространство) главным внешнеполитическим приоритетом России, более того, одним из своих ключевых проектов в рамках третьего президентского срока. На саммите Россия-Евросоюз он даже обратился к Брюсселю с предложением установить прямые связи с межгосударственной структурой Таможенного союза и Единого экономического пространства – Евразийской экономической комиссией, возглавляемой Виктором Христенко. При этом Москва явно не хочет видеть данный союз лишь союзом трех стран и грезит о расширении. Собственно, на встрече в Казахстане не случайно присутствовали президенты Киргизии и Украины.

С Киргизией все понятно. Она уже подала заявку на присоединение к Таможенному союзу, более того, создана рабочая группа, которая к концу года подготовит для Бишкека соответствующую дорожную карту. Гораздо сложнее с Киевом, который уже не первый год уговаривают присоединиться к ТС. Встреча в Казахстане в этом смысле отметилась подписанием меморандума о взаимодействии между Евразийской экономической комиссией и Украиной. Это соглашение дает Киеву возможность участвовать в заседаниях органов сначала ТС, а потом и ЕЭС, но без права голоса. Украинская сторона выразила удовлетворение этой возможностью, пожелав впоследствии присоединиться к ряду других положений союза. Однако столь желанный для Киева формат «3+1» категорически не устраивает Москву, что в очередной раз подтвердил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев.

«Сделан первый шаг, но он же может стать и последним. Если наши партнеры хотят участвовать в нашем Евразийском экономическом союзе, они должны принять целый ряд весьма сложных, подчас непопулярных решений. Причем все решения, а не только их часть», – предупредил глава правительства. По его словам украинские партнеры «не должны принимать на себя обязательства, которые исключают их участие в Евразийском экономическом пространстве и союзе». «Это должно быть всем ясно как божий день, если это не произойдет, конечно, мы будем дружить дальше, будем развивать наши двусторонние отношения, но это уже не общий рынок», – добавил Медведев.

Намек прозрачнее некуда: не подписывайте соглашение о свободной торговле с ЕС. В этом Москва, кстати, солидарна с Брюсселем: в Еврокомиссии неоднократно заявляли: либо интеграция в ЕЭП, либо зона свободной торговли с ЕС. Меж тем сроки поджимают, пора определяться, и по всему очевидно, что «длить торги, урывая крохи» Виктору Януковичу не дадут. Очевидно, июльский визит Владимира Путина на Украину был предпринят с целью отговорить украинского коллегу от зоны свободной торговли с Европой. Судя по тому, что август ознаменовался «таможенным кризисом» между двумя странами, переубедить Януковича не удалось. Ряд товаров украинских производителей буквально застряли на границах с РФ, в то время как украинская оппозиция обещает президенту «страшную кару» за выбор в пользу ЕЭП. Еврокомиссия, как и Москва, демонстрирует непреклонность, и в этих условиях Виктору Януковичу не позавидуешь.

Ясность должна появиться ближе к октябрю, когда «евразийская группа» соберется вновь.

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем