Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 1 (80) Номер 80 2013
Рубрика: СТРАНА И МИР

С позиции «мягкой силы»

Обновленная концепция внешней политики, разработанная МИД, учитывает перераспределение баланса сил в мире, финансовый кризис и нестабильность в Северной Африке. Об этом на заседании Совбеза заявил Владимир Путин, подчеркнув, что Россия будет активно использовать в продвижении своих интересов в мире не только экономическую дипломатию, но и «мягкую силу» (этот термин президент впервые употребил в начале прошлого года). В том, чем новая концепция отличается от предыдущей, попыталось разобраться издание «ВВП».

НОВОЕ – ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

О том, что МИД дано поручение разработать новую редакцию концепции внешней политики, было известно еще из указа Владимира Путина, подписанного в день инаугурации. Новая редакция не есть новая концепция: те принципы, на которых строилась внешняя политика страны, остались прежними. Просто, по словам министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, «пришлось учесть новые развороты в нашей внешнеполитической доктрине». Подтвердил это и Путин, представляя документ на заседании Совбеза. «Основные принципы внешней политики РФ остаются неизменными, – заявил он. – Это открытость, предсказуемость, прагматизм, нацеленность на достижение и отстаивание национальных интересов, безусловно, без всякой конфронтации».

Тем не менее стоит подчеркнуть две вещи. Во-первых, авторы новой редакции явно опирались на предвыборную статью Владимира Путина, о которой издание «ВВП» уже писало. Во-вторых, речь идет, ни много ни мало, о внешнеполитической платформе РФ на весь президентский срок Путина. По крайней мере предыдущая редакция была утверждена еще президентом Дмитрием Медведевым в выборный 2008 год, а основывалась она на концепции, утвержденной Путиным в далеком 2000 году. Во время пребывания главы государства на своем посту никаких правок в документ, по крайней мере официально, не вносилось.

Изменения, который претерпел документ, касаются в первую очередь отношений с США. В своей статье Путин писал, что современный мир крайне нестабилен, в том числе из-за попыток Соединенных Штатов вмешиваться во внутренние дела других стран. В новой редакции также появилось слово «нестабильный» (наряду с «непредсказуемый»), а путинский тезис о вреде вмешательства проиллюстрирован упоминанием «арабской весны». В интервью журналу «Международная жизнь» глава МИД высказался на этот счет следующим образом: «Негативные проявления в сегодняшних международных отношениях связаны... с рецидивами односторонних действий, попытками навязать другим свою шкалу ценностей, добиться – пусть под самыми благородными лозунгами – для себя геополитических преимуществ».

ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА

Среди других факторов «нестабильности» и «непредсказуемости» в документе упомянуты глобальный финансовый кризис, расшатывание роли ООН (особо отмечены санкции и меры силового воздействия в обход Совбеза, а также «произвольное прочтение резолюций Совбеза», в чем очевиден намек на ситуацию в Ливии), усиление трансграничных угроз (впервые упомянуты «угрозы в информационном пространстве») и тенденция на возрождение идеологического противостояния стран. Этот тезис интересен особо: в более ранних редакциях содержался совсем другой тезис – тезис о постепенном прекращении идеологической конфронтации, о преодолении наследия «холодной войны». Таким образом, с точки зрения МИД, сейчас пошел обратный процесс: мир вновь расколот на идеологические лагеря, причем РФ и США, очевидно, существуют на разных идеологических платформах.

Что же касается основных целей дипломатии РФ, в новой редакции стоит выделить следующее: активное участие в посткризисной реформе мировой экономики («Россия намерена активно содействовать формированию справедливой и демократической глобальной торгово-экономической и валютно-финансовой архитектуры») и защита прав и свобод человека, но «с учетом национальных, культурных и исторических особенностей каждого государства» (внешнее вмешательство названо недопустимым).

Вывод из всего этого делается следующий: «В условиях глобальной турбулентности и растущей взаимозависимости государств не имеют перспектив попытки строить отдельные «оазисы спокойствия и безопасности». То есть, ни о каком железном занавесе и политике закрытости речь не идет. Россия признает, что ей навязана конкуренция на глобальном поле и она будет на этом поле играть в рамках имеющихся у нее средств и с уважением к международному праву.

При этом стране отведена «уникальная, сформировавшаяся за века роль уравновешивающего фактора в международных делах и развитии мировой цивилизации», в том числе и в этом заключена ее международная миссия. И тут стоит напомнить, что Москва предпринимает миротворческие и посреднические усилия применительно ко многим конфликтам – начиная от нагорно-карабахского, заканчивая вечным ближневосточным и относительно новым – сирийским.

На словах РФ предпочитает играть в открытую и доводить до международной общественности информацию о своей позиции по любой значимой международной проблеме, что как бы подчеркивает глобальную роль российской миссии. Также указывается, что «в рамках публичной дипломатии Россия будет добиваться объективного восприятия ее в мире, развивать собственные эффективные средства информационного влияния на общественное мнение за рубежом». В том числе, «обеспечивать усиление позиций российских средств массовой информации в мировом информационном пространстве» (тут на ум приходит, в первую очередь, канал Russia Today), «активно участвовать в международном сотрудничестве в информационной сфере», «принимать необходимые меры по отражению информационных угроз ее суверенитету и безопасности».

Таким образом, констатировав наличие «информационных угроз», Россия обязуется отвечать на них – информационными же методами. А также «добиваться формирования комплекса правовых и этических норм безопасного использования таких технологий». Из различных интервью экспертов и дипломатов в публичное пространство давно перекочевало определение «информационной войны», якобы развязанной против России. Теперь эта война нашла отражение и в официальных документах, понизившись, впрочем, в статусе – до «угрозы».

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин по поводу этой «угрозы» в интервью газете «Взгляд» высказался следующим образом: «Здесь ничего личного – только бизнес. Все знают законы рынка: чтобы купить подешевле, нужно убедить продавца в негодности его товара. Вот поэтому у россиян создают разные комплексы экономической и политической неполноценности. Они работают как демотиваторы, в том числе на фондовом рынке. В результате акции российских компаний явно недооценены».

Одной из мер противодействия этому, судя по всему, станет план мероприятий по улучшению имиджа России за рубежом, разработанный Россотрудничеством совместно с МИД. В первую очередь, планируется существенно увеличить количество так называемых «российских центров науки и культуры за рубежом» (РЦНК). Сейчас их у РФ 59, тогда как, к примеру, у Китая в пятнадцать раз больше. Ориентированы эти центры, как правило, на бывших соотечественников и располагаются в странах с существенной русской диаспорой. В деятельности центров есть как образовательный, так и политический аспект. По крайней мере в продвижении русского языка (эта обязанность также возложена на РЦНК) априори есть политическая составляющая.

Также проанонсирована подготовка указа президента «О создании общественно-государственного Фонда поддержки русскоязычных СМИ за рубежом», содействии иностранному туризму в РФ, в том числе отдельно для политиков, бизнесменов, студентов и ученых, и «активизация работы с соотечественниками и зарубежной молодежью», в том числе через проведения Международного фестиваля молодежи и студентов в 2017 году (до этого такие фестивали проводились при Хрущеве и при Горбачеве, символизируя, соответственно, «оттепель» и перестройку). Из концепции следует, что соотечественникам-эмигрантам Россия теперь отводит особую роль, связывая с ними надежду на продвижение своего позитивного имиджа. Наконец, может был возрожден еще один советский инструмент – Российский союз обществ дружбы (при СССР – Союз советских обществ дружбы).

Пока же, если верить международным опросам, имидж России улучшается только в некоторых странах постсоветского пространства, население которых тоскует по временам СССР, подчас мифологизируя их. В частности, речь идет о республиках Средней Азии, о Молдавии и некоторых других странах. Но Путин, очевидно, уверен: впоследствии вес и авторитет России на международной арене будет только укрепляться.

ОТ РЕДАКТОРА

Сам президент, говоря о новой редакции концепции, тоже сделал несколько примечательных заявлений. Так, на встрече с сотрудниками МИД Путин обратил особое внимание на то, что «в условиях турбулентности, динамично развивающейся обстановки в мире внешнеполитическая служба призвана действовать не просто оперативно, а на опережение». «Мир меняется, средства защиты национальных интересов меняются, и нужно уметь этим пользоваться, – подчеркнул он. – Приоритетное значение приобретает и грамотное использование механизмов «мягкой силы»: укрепление позиций русского языка, активное продвижение положительного имиджа России за рубежом, умение органично встроиться в глобальные информационные потоки». При этом глава государства напомнил, что развитие России невозможно без эффективного равноправного сотрудничества с другими странами, а продвигать ее позицию необходимо, в первую очередь, на таких площадках, как G8, G20, АТЕС, ООН и так далее.

В другой раз термин «мягкая сила» прозвучал на встрече Путина с сотрудниками ФСБ. Тогда президент намекнул на то, что некие внешние силы пытаются затормозить интеграционные процессы на постсоветском пространстве, и «суверенное право России и наших партнеров выстраивать и развивать свой интеграционный проект должно быть надежно защищено». В этой связи глава государства поручил силовикам действовать в тесном контакте с коллегами из Белоруссии и Казахстана.

Речь, очевидно, идет о Евразийском союзе, а под внешними силами в данном случае понимаются США (бывший госсекретарь Хилари Клинтон прямо заявила, что Вашингтон не допустит создания «нового СССР», хотя ЕАС на СССР ничуть не похож). О том, что постсоветское пространство и интеграционные проекты на нем – главный внешнеполитический приоритет России, в концепции сказано прямо (впрочем, приоритет соседям и Китаю отдавался даже в концепциях, составленных при Ельцине). В том, что ужесточение риторики прямо связано с охлаждением отношений с США (особенно в связи с принятием так называемого «акта Магнитского») уверены большинство специалистов по внешней политике РФ. Таким образом, жесткость заявлений Путина вполне объяснима. Он также подчеркнул, что «ни у кого нет права «раскачивать» общество и страну и тем самым ставить под угрозу жизнь, благополучие, спокойствие миллионов наших граждан», прозрачно намекнув, что этим заняты финансируемые из-за границы НКО.

Кстати говоря, руководитель ФСБ Александр Бортников, присутствовавший на той же встрече, прямо назвал, какая страна вставляет РФ палки в колеса. По его словам, в прошлом году усилилось геополитическое давление на Россию со стороны США и их союзников, «которые по-прежнему рассматривают наше государство как одного из соперников на международной арене». В концепции момент противостояния со Штатами сформулирован так: Россия «будет вести активную работу в целях противодействия введению односторонних экстерриториальных санкций США против российских юридических и физических лиц».

В то же время в тексте концепции сказано, что возможности стран Запада доминировать в мировой экономике и политике продолжают сокращаться. «Происходит рассредоточение мирового потенциала силы и развития, его смещение на Восток, в первую очередь в Азиатско-Тихоокеанский регион», – говорится в документе. Там же подчеркивается, что Россия в этой связи придает особое значение развитию отношений с Китаем и Индией. В целом, если вынести за скобки идеологическое противостояние, информационные угрозы и «мягкую силу», из документа следует, что Москва будет выстраивать отношения с Вашингтоном с учетом «значительного потенциала развития взаимовыгодного торгово-инвестиционного, научно-технического и иного сотрудничества, а также особой ответственности обоих государств за глобальную стратегическую стабильность». Что же касается Евросоюза, сотрудничество с ним также признано крайне важным, особенно в рамках работы по взаимной отмене виз и развития экономического взаимодействия. Первое (то есть визы), по мнению МИД, осложняет второе.

Отдельно упомянута Грузия. Россия «заинтересована в нормализации отношений» с нею «в тех сферах, в которых к этому готова грузинская сторона».

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем