Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 8 (78) Номер 78 2012
Рубрика: СТРАНА И МИР

Холодная война откладывается

«Перезагрузка», запущенная Бараком Обамой после его дебютного избрания на пост президента США, официально завершилась. Сейчас, когда демократ продлил свое пребывание в Белом доме еще на четыре года, перед Москвой и Вашингтоном стоят новые перспективы отношений, обрисовать которые не так-то просто. Взаимодействие по Афганистану, Ираку и Ближнему Востоку остается в силе, растет товарооборот, но Москва заинтересована в большем. Потенциал имеется, но своих планов насчет РФ демократическая администрация пока не раскрывает, возможно, попросту не имеет проработанной концепции на этот счет. Однако посылы звучат оптимистичные.

Победа Барака Обамы была предсказуема: он лидировал в опросах общественного мнения в так называемых «неопределившихся штатах» и в итоге победил во всех из них, кроме Северной Каролины. Этим и объясняется его существенный отрыв от Митта Ромни по голосам выборщиков с учетом, что в целом по стране действующий президент сумел заручиться поддержкой только половины проголосовавших, причем проиграв среди белых избирателей – прежней основы политической системы США.

ПЕРЕЗАГРУЗЧИК

Узнав о победе Обамы, большая часть российской элиты вздохнула с облегчением: очередная пусть маленькая, но все-таки холодная война с Вашингтоном откладывается на четыре года. «Я рад, что президентом очень крупного, очень влиятельного государства не будет человек, который считает Россию врагом номер один. Это смешно, паранойя какая-то», – заявил, в частности, премьер-министр Дмитрий Медведев.

Основной соперник Обамы – республиканец Митт Ромни, – как известно, называл Россию «геополитическим врагом номер один» и критиковал Обаму за обещание «проявить большую гибкость» в вопросах развертывания элементов системы ПРО НАТО в Европе. «Россия не является дружески расположенным к США игроком на мировой арене. Она отстаивает на международной арене интересы самых худших персонажей и, вне всякого сомнения, является нашим геополитическим противником номер один», – провозгласил Ромни в эфире CNN, уточнив, что под «худшими персонажами» имеет в виду в первую очередь Сирию и Иран. «Перезагрузка» вовсе не сработала», – добавил он при этом.

Впрочем, стоит учитывать, что в рамках предвыборной борьбы республиканцы всегда отличаются агрессивной риторикой, при этом президенты от этой партии как правило прагматичны и договороспособны, в отличие от демократов – более романтичных и идеологизированных особ, готовых пойти на принцип.

В общем-то, статус «миротворцев» за «ослами» закрепился явно незаслуженно. Демократ Гарри Трумэн начал войну в Корее, демократ Линдон Джонсон – войну во Вьетнаме, при демократе Джоне Кеннеди случился Карибский кризис, при демократе Джимми Картере – новый виток напряженности, демократ Билл Клинтон бомбил Югославию. В свою очередь республиканец Дуайт Эйзенхауэр выводил из Кореи войска, его вицепрезидент Никсон – из Вьетнама. При Никсоне же проводилась политика разрядки, а при республиканце Рейгане стартовали переговоры о ядерном разоружении. Разве что Джордж Буш-младший отличился, втянув нацию в две хронические войны, но и с ним у Владимира Путина сложились хорошие рабочие и даже дружеские отношения (по крайней мере, на первом сроке Буша).

Как бы там ни было, работать Путину предстоит все-таки с Обамой, некогда «перезагрузившим» отношения Москвы и Вашингтона (следствием этой политики стало подписание нового российско-американского договора о стратегических наступательных вооружениях и вступление России в ВТО). Другое дело, что все остальные анонсированные проекты явно зависли, кроме того, между странами появились новые значительные разногласия – по Сирии, а «перезагружать» больше нечего. Лимит той динамики, что создало избрание Обамы, уже исчерпан, и сторонам придется вновь договариваться и определять, как они планируют «перезагружаться» дальше. Тем более, у Владимира Путина может быть несколько иное мнение на этот счет, нежели у Дмитрия Медведева.

ВРАГИ И ПАРТНЕРЫ

О том, каким будет внешнеполитический курс демократической администрации, можно судить по тем заявлениям, что транслировал Обама во время предвыборной кампании. Так, внешней политике был полностью посвящен третий (и весьма успешный для Обамы) тур дебатов между претендентами на Белый дом. В его рамках Обама по факту отчитал Ромни за фразу про «геополитического врага номер один» и другие неосторожные внешнеполитические высказывания. «В международных вопросах вы, кажется, хотите импортировать политику 1980-х годов. Однако 80-е годы уже прошли, холодная война уже 20 с лишним лет как закончилась. Вы, судя по всему, хотите импортировать внешнюю политику 80-х годов, социальную политику 50-х, а экономическую политику 20-х годов. К тому же всякий раз, когда вы высказываете свое мнение, вы оказываетесь неправы», – отрезал демократ.

«Не трактуйте мои слова неверно, не передергиваете их. Когда я говорил о России, я имел в виду, что она является лишь геополитическим врагом, в то время как Иран и «Аль-Каида» – это враги с точки зрения национальной безопасности США», – оправдывался Ромни, подчеркнувший, впрочем, что отказываться от своих заявлений не намерен. «Да, Россия – геополитический враг, – продолжил республиканец. – Я также говорил, что Иран – это главная угроза нашей национальной безопасности. РФ продолжает вновь и вновь сражаться с нами в СБ ООН. Я не собираюсь надевать розовые очки, размышляя о России и Владимире Путине, и я определенно не собираюсь обещать ему большую гибкость после президентских выборов. После выборов он получит от меня больше жесткости».

К этому тезису республиканец также присовокупил обвинение, что администрация Обамы, сговорившись с Москвой, испортила отношения с Польшей и предала союзников в Европе, отказавшись от первоначальных планов создания там ПРО (сейчас Вашингтон проводит новую политику в этой сфере, более удобную, но все-таки нежелательную для России). Однако кандидату от «слонов» эта риторика не помогла: американские телезрители и эксперты-политологи признали победителем дебатов именно Обаму.

В том, что касается Ирана, новоизбранный президент выступает за продолжение политики санкций (но лишь в том случае, если война с Израилем останется нереализованной угрозой) и не рассматривает возможность участия армии США в операции против правительства Сирии, что, однако, не отменяет прямой поддержки антиасадовских сил. «Сейчас мы пытаемся организовать мировое сообщество и призываем к тому, чтобы Башар Асад ушел в отставку. Мы применили санкции против сирийского правительства, предоставили гуманитарную помощь оппозиции, помогаем ей самоорганизоваться. Мы заинтересованы в том, чтобы мобилизовать силы внутри страны. Однако при этом сирийцы должны сами выбирать свое будущее. Мы же делаем все, что можем, и обсуждаем свои действия с партнерами в регионах», – заявил, в частности, Обама в рамках дебатов с конкурентом. Примечательно, что вторгаться в Сирию военным путем Ромни тоже не планировал.

ПО НАКАТАННОЙ КОЛЕЕ

Между тем известно, что реализовывать обамовскую внешнеполитическую концепцию будет уже не Хилари Клинтон – нынешняя госсекретарь уходит в отставку, несмотря на уговоры Обамы остаться и завершить начатое. На этот счет посол США в России Майкл Макфол поспешил заявить, что кадровые перемены не скажутся на стратегии Вашингтона по развитию отношений с Москвой – Обама продолжит однажды начатую политику. Ранее дипломат высказывался в пользу того, что президент-демократ и вовсе сосредоточится на укреплении связей между Россией и США.

В числе претендентов на должность госсекретаря чаще всего звучат фамилии постоянного представителя США в ООН Сьюзан Райс, главы международного комитета сената США Джона Керри и советника президента по национальной безопасности Томаса Донилона. Шансы Райс пока выглядят предпочтительнее (того, что именно она получит новое назначение, не исключал и Макфол), но не в силу ее особых достоинств, а ввиду того, что уход опытного политика Керри из сената ослабит позиции демократов. Между тем для России рассудительный и готовый на компромиссы Керри был бы более удобной кандидатурой, чем неуступчивая и даже скандальная Райс. Последняя уже успела отметиться нелицеприятными высказываниями в адрес России, кроме того, ее называют в числе тех людей, кто убедил Обаму начать военную операцию в Ливии. Считается, что права человека для этой «дамы с характером» стоят на первом месте, вот только понимает она их своеобразно.

В любом случае госсекретарь – прежде всего исполнитель президентской воли, а Обама, как можно судить, настроен на дальнейшее сотрудничество с РФ. С Владимиром Путиным он уже знаком, политики имели возможность пообщаться за завтраком, на который Путин в 2009 году пригласил гостившего тогда в Москве Обаму. Сейчас американский лидер получил новое приглашение навестить Россию в будущем году: Путин озвучил его в рамках поздравления с переизбранием.

Россия нужна США прежде всего для того, чтобы контролировать Афганистан и обеспечить спокойный выход своих войск. Использование российской авиабазы для переброски американских грузов действительно подсобило войскам, Россия, в свою очередь, получила посадочные сборы. Однако более-менее устойчивая концепция отношений с РФ на длительный срок у демократов пока не вырисовывается: очевидно, сотрудничество по Афганистану, Ирану, КНДР и Ближнему Востоку продолжится, но это тактическое партнерство, тогда как Москва заинтересована в партнерстве стратегическом, на длительную перспективу. К примеру, в рамках реализации стратегии на модернизацию экономики ей пригодился бы технологический и научный потенциал США, есть интерес и к наращиванию торговых отношений. Реализовать этот потенциал мешают как стратегия длительного торга, исповедуемая США, так и разногласия по ПРО – принципиальному для Владимира Путина вопросу. В то же время отходят на третий план ссоры вокруг Грузии: поражение Михаила Саакашвили на парламентских выборах сулит Москве некоторую «перезагрузку» и на этом направлении.

Пока все это – перспективы, стороны явно раздумывают, как бы перевернуть страницу половчее. После своего переизбрания Путин проигнорировал саммит «Большой восьмерки» в американском Кэмп-Дэвиде, направив вместо себя Дмитрия Медведева. Обама, в свою очередь, не приехал на саммит АТЭС во Владивостоке. Повисла неловкая пауза.

Между тем товарооборот России и США растет и достиг рекордного уровня – 42,9 млрд долларов в год. В общем, это не так много (товарооборот с Германией, для сравнения, – более 70 млрд), но еще недавно он демонстрировал тенденцию к падению. «После завершения процедуры вступления России в ВТО страна предоставит более широкий доступ на свои рынки для импорта из всех стран. В результате торговля России с остальным миром неизбежно возрастет. Американские компании хотят участвовать в этом росте», – прокомментировал ситуацию Макфол. При этом он сделал реверанс в адрес Москвы, высказавшись за отмену поправки Джексона-Вэника: «Для того чтобы американские компании могли на равных соперничать со всеми остальными конкурентами на российском рынке, США должны распространить нормальные торговые отношения на Россию и отменить действие поправки Джексона-Вэника, и администрация США работает с Конгрессом в этом направлении».

Другое дело, как показывает практика, работать «в этом направлении» американцы могут еще долго – десять лет не предел. Что же касается новой дорожной карты в отношениях с Россией, определиться с ней демократам предстоит в самое ближайшее время: затянувшаяся пауза играет против обеих сторон, а на спокойное президентство Обаме рассчитывать не приходится – мировая конъюнктура и международная обстановка к этому просто не располагают.

Дмитрий БАВЫРИН


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем