Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (98) Номер 98 2016
Рубрика: ЭКОНОМИКА

Рентабельность на грани фантастики

Падение цен на основные виды сырья заставило российские компании резко увеличить эффективность своей работы. А после того как добыча ископаемых и производство в России подешевели из-за девальвации рубля, рентабельность российских игроков оказалась одной из самых высоких в мире, особенно в секторе металлургии.

АБСОЛЮТНЫЕ РЕКОРДСМЕНЫ

В марте 2016 г. российская компания «Полюс Золото» выступила с неожиданным заявлением: по итогам прошлого года она стала самой эффективной из 10 крупнейших золотодобывающих компаний мира. Рентабельность компании по EBITDA достигла 58 % против 45 % годом ранее. Для сравнения, рентабельность крупнейшего в мире производителя золота, канадской Barrick Gold, составляет 35,3 %, а ближайшего преследователя российского лидера, южноафриканской Gold Fields, – 40,7 %. В целом, EBITDA российской компании оказалась рекордной за всю историю – 1,3 млрд долларов, то есть на четверть выше, чем в 2014 г., а вот до рекорда 2006 г. по чистой прибыли компании не хватило всего 36 млн долларов. Как объясняют в компании, достичь роста рентабельности удалось в первую очередь за счет девальвации рубля. В частности, компания смогла нарастить производство на 4 % и снизить издержки на унцию на 28 %: программа тотальной оптимизации производства принесла почти 100 млн долларов дополнительной прибыли.

«Полюс Золото» – не единственная российская компания, демонстрирующая фантастические успехи: похожие рекордные результаты у «Норильского никеля». Как рассказали в пресс-службе компании, по итогам 2015 г. рентабельность EBITDA у крупнейшего в мире производителя никеля выросла с 48 % до уже совсем фантастических 50 % – неслучайно это лучший показатель в отрасли. Достичь рекорда удалось за счет сокращения денежных операционных расходов на 26 %, коммерческих и административных расходов – на 40 %, а также продажи зарубежных активов. При этом компания продолжает выходить из непрофильных активов. В 2015 году «Норникель» закрыл сделку по продаже миноритарного пакета акций «Интер РАО» (за 204 млн долларов), а также продал принадлежавшие ему 85 % акций африканской компании Tati Nickel. Более того, в своих основных проектах компания в первую очередь заинтересована в привлечении стратегических партнеров.Так, в соответствии со стратегией по снижению рисков «Быстринского ГОКа» концерн заключил соглашение о продаже 13 % пакета акций данного проекта консорциуму китайских инвесторов за 100 млн долларов. «Уровень долговой нагрузки остался консервативным, а соотношение чистого долга к показателю EBITDA составило на 31 декабря 2015 года 1,0x. Устойчивое финансовое положение компании подтверждается кредитными рейтингами инвестиционного уровня от агентств Standard &Poor’s и Fitch. Дивиденды, выплаченные акционерам в 2015 году, составили 18 долларов на акцию, показав рекордную по отрасли дивидендную доходность», – рассказали в пресс-службе компании. По словам аналитика «Финам» Алексея Калачева, относительно Polyus Gold и «Норильского Никеля» спорить не приходится: рентабельность по EBITDA свыше 50 % – даже с учетом снижения выручки, рассчитанной в валюте по МСФО, это очень много. «Тут они вне конкуренции, и причины те же: низкий обменный курс рубля, относительно низкая внутренняя себестоимость производства, относительно высокие валютные цены на конечную продукцию», – говорит он.

ОСНОВНЫЕ СЛОЖНОСТИ

В реальности факторы, повлиявшие на повышение рентабельности, привели и к снижению денежного потока. «Рентабельность производства российских компаний, ориентированных на экспорт сырьевых ресурсов, действительно высокая. У «Норникеля» рентабельность EBITDA составила 50 % – это лучший показатель в отрасли. Однако девальвация рубля происходит не сама по себе: это прямое следствие падения цены как раз на экспортные ресурсы, поэтому нельзя сказать,  что для экспортеров это абсолютное благо», – говорит Георгий Ващенко, начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс». В итоге, по его словам, у того же «Норникеля» выручка в долларах сократилась на 28 %. Действительно, как следует из отчетности «Норникеля», консолидированная выручка уменьшилась на 28 %, до 8,5 млрд долларов. В компании это объясняют несколькими причинами: снижением цен на металлы, продажей зарубежных активов и подготовкой к закрытию Никелевого завода в 2016 году. Более того, показатель EBITDA снизился на 24 %, до 4,3 млрд долларов, как результат более низкой выручки. В результате чистая прибыль компании упала на 14 %, до 1,7 млрд долларов, а оборотный капитал снизился на 5 % и составил 1 млрд долларов. Но самое главное — свободный денежный поток сократился на 49 %, до 2,4 млрд долларов в результате более низкой EBITDA, увеличившихся капитальных затрат, а также более медленного, чем в 2014 г., сокращения оборотного капитала. Впрочем, в компании уверяют, что капитальные затраты выросли на 27 %, до 1,7 млрд долларов, а все инвестиционные проекты 2015 г. были выполнены с соблюдением графика и в рамках бюджета.

В свою очередь, у «Полюс Золота» ситуация еще серьезнее: не случайно в феврале 2016 г. рейтинговое агентство Fitch понизило рейтинг золотодобывающей компании сразу на три ступени, с ВВВдо ВВ-, и поставило негативный прогноз. Как объясняют аналитики, свободный денежный поток компании упадет после выплат акционерам в 2016–2017 гг., а долговая нагрузка вырастет до четырех EBITDA. В результате, по мнению агентства, компания не сможет генерировать позитивный свободный денежный поток до 2018 года. Более того, «Полюс Золото» провело делистинг и распустило совет директоров, что может привести к снижению качества управления компанией. На кредитные метрики также негативно влияет привлечение займа на 2,5 млрд долларов от «Сбербанка», предупреждают эксперты агентства. С учетом того, что свободный денежный поток в 2016 и 2017 гг. у компании будет отрицательный, высокая долговая нагрузка сохранится до 2018 г. Впрочем, по мнению агентства, позитивно на рейтинг могут повлиять рост свободного денежного потока и снижение долговой нагрузки.

ОБЩИЙ КОНТЕКСТ

На российские компании влияет общая ситуация в промышленном секторе и экономике страны. Так, по данным Fitch Ratings, потребление сортового проката снизилось более чем на 10 %, а продажи легковых автомобилей по сравнению с прошлым годом упали почти на треть. В частности, как следует из исследования НЛМК, за январьсентябрь 2015 г. спрос на прокат строительного назначения уменьшился на 13,5 %. Дополнительное давление на цены при этом оказал возросший экспорт дешевой стали из Китая: за год общий экспорт из Поднебесной составил 120 миллионов тонн – это выше трехлетнего потребления стали в России. Более того, по данным НЛМК, за то же время цены на коксующийся уголь и железорудное сырье снизились к прошлому году на 24 % и на 20 % соответственно. Это, в свою очередь, также отрицательно сказалось на российских компаниях, большинство из которых являются вертикально интегрированными, объединяя всю производственную цепочку от добычи до реализации. В результате в своих финансовых отчетах за первые девять месяцев года все металлургические компании зафиксировали падение выручки более чем на 20 %: у НЛМК показатель упал на 21 %, у ММК – на 25 %, у «Мечела» – на 35 %. При этом все компании пытаются сокращать издержки. Например, «Русал» остановил производство на неэффективных заводах в европейской части России общей мощностью 650 тыс. тонн алюминия в год, а в апреле 2015 г. компания сообщила, что не планирует перезапуск и рассматривает консервацию еще до 200 тыс. т мощностей. А в мае 2015 г. стало известно, что, если не повысится рентабельность оставшихся у компании заводов, то речь может пойти и о дополнительной консервации.

Сильнее всего на рынок влияет отсутствие спроса со стороны конечного потребителя – промышленности. «Февральские данные показали ухудшение динамики спроса на промышленную продукцию после относительно неплохого результата января, когда очищенный от сезонности темп роста продаж оказался лучше значений предыдущих месяцев. В феврале 2016 г. зафиксировано самое существенное с февраля 2015 г. падение оценок спроса на производимую продукцию», – считает заведующий лабораторией Института Гайдара Сергей Цухло. По его словам, достигнутые в феврале объемы продаж не устраивают 55 % предприятий, что является худшим результатом трех последних лет. Хотя еще в августе 2015 г. неудовлетворительные оценки спроса составляли только 39 %, а в августе 2014 г. – 38 %. Все попытки российской промышленности увеличить объемы производства в конце 2015 – начале 2016 гг. по-прежнему не обеспечены достаточными объемами спроса. «Ухудшение оценок подтверждается запасами готовой продукции, чей баланс достиг максимума в феврале 2016 года. Иными словами, все предыдущие месяцы российская промышленность уверенно контролировала баланс спроса и предложения, удерживая излишки запасов в большинстве месяцев на минимальном уровне, который ранее регистрировался в 2006 – 2007 гг. В эти последние 20 месяцев доля оценок запасов как «нормальных» достигла исторического максимума – 75 %. Теперь нормальные запасы готовой продукции имеют 70 % предприятий», – говорит Цухло. По его данным, пока эта ситуация кардинально отличается от того, что происходило в предыдущие кризисы: на пике кризиса 2008–2009 гг. показатель одномоментно падал до 42 %, в дефолт 1998 г. – до 30 %, а в 1994 г. – до 22 %. «Февральские оценки предприятиями изменений выпуска про дукции после очистки от сезонности показали лишь небольшое ухудшение показателя по сравнению с январем. Российская промышленность по-прежнему не готова рисковать в сложных экономических и геополитических условиях и пока предпочитает удерживать сложившиеся объемы производства», – говорит Сергей Цухло.

ПЕРСПЕКТИВЫ НА БУДУЩЕЕ

Впрочем, по словам Сергея Цухло, подобная ситуация может продлиться недолго. Во-первых, в 2016 г. готовность российской промышленности поступиться объемами производства в случае кризиса возросла более чем в полтора раза по сравнению с 2015 годом. А вовторых, все больше компаний готовы все-таки вкладываться в рост производства, хотя рост таких компаний пока небольшой. Как следует из исследования Института Гайдара, инвестиционные планы российской промышленности в феврале 2016 г. улучшились на 4 пункта, но по-прежнему остаются «в минусе». Иными словами, планов снижения инвестиций больше, чем планов их роста, и они не выходят за пределы коридора, в котором находятся уже с мая 2015 года. По этим причинам роста инвестиций в I полугодии 2016 г. ожидать, скорее всего, не стоит: промышленность начинает ощущать дефицит инвестиций, но по-прежнему не готова вкладываться в собственное производство. По данным Института Гайдара, доступность кредитов оценивалась в январе-феврале 2016 г. как нормальная только 50 % российских промышленных предприятий. С другой стороны, в августе-декабре 2015 г. этот показатель колебался в интервале 43–52 %. Понять отношение предприятия можно легко: средняя минимальная ставка, которую банки предлагают промышленности, снизилась в феврале до 16,1 % годовых в рублях, а в августе-январе она пребывала на среднем уровне в 16,5 %.

Несмотря на все негативные факторы, в 2015 г. практически все российские металлургические компании получили прибыль, а некоторые даже смогли ее существенно нарастить – в основном, благодаря повышению эффективности своей работы. При этом основную поддержку отечественной металлургии вновь оказал низкий курс рубля, который позволил на фоне девальвации дополнительно сокращать издержки и капитальные затраты. Более того, основные инвестпроекты были, как правило, завершены еще до кризиса, и в новых крупных вложениях нет необходимости, особенно на фоне переизбытка мощностей. Более того, в агентстве Fitch резких улучшений пока не ожидают, прежде всего изза падения спроса со стороны конечных потребителей стали, таких как строительный сегмент, автомобилестроение, машиностроение и производство электротехнического оборудования. По прогнозам агентства, потребление стали в России в 2016 г. снизится еще на 2 %. Общий уровень цен на стальную продукцию в мире, по ожиданиям агентства, будет по-прежнему находиться под давлением из-за большого объема экспорта, преимущественно идущего со стороны Китая. Так, в марте 2016 г. аналитики Societe Generale указывали, что ослабление спроса внутри Китая приводит к росту экспорта алюминиевых полуфабрикатов (3,7 млн тонн в 2015 году), что практически обнуляет эффект закрытия мощностей в других странах. В 2016 году мощности КНР достигнут 40 млн тонн (26 млн тонн в 2012 году), считают в Societe Generale, что опять же приведет к переизбытку предложения в отрасли. Более того, половина российского стального экспорта находится в зоне риска протекционистских мер. В последний год против российской металлопродукции начато восемь расследований в США, Канаде, ЕС, Турции, Индии и Малайзии.

Впрочем, несмотря на сложную ценовую конъюнктуру, а также снижение потребления стали внутри страны, Fitch считает, что российские компании в целом хорошо подготовлены к тому, чтобы противостоять негативным тенденциям в 2016 году. «Рентабельность бизнеса российских компаний, частично поддерживаемая слабостью рубля, будет оставаться одной из высоких в мире. При этом общая долговая нагрузка российских компаний остается на умеренном уровне», – объясняют в агентстве. В самих металлургических компаниях подтверждают свой оптимизм. «Мы уверены в том, что сможем справиться с негативными внешними факторами, и подтверждаем наши планы по реализации стратегиче ских инвестиций. Мы считаем, что в то время как горная индустрия в целом сокращает капитальные затраты, мы сможем укрепить свои конкурентные преимущества, продолжая вкладывать средства в наши первоклассные активы», – приводит в комментарии к своей годовой отчетности пресс-служба «Норильского никеля» слова президента компании Владимира Потанина. По его словам, несмотря на неблагоприятную рыночную конъюнктуру в первом полугодии 2015 г., «Норникелю» удалось заключить ряд двусторонних долгосрочных кредитных соглашений с российскими и западными финансовыми институтами на общую сумму порядка 900 млн долларов.

Еще один выход для российских компаний – это ориентация на экспортные рынки. К примеру, уже сейчас из России на экспорт идет около двух третей всей добываемой меди. Так, УГМК в 2015 году экспортировала свыше 70 % меди в натуральном выражении при производстве около 380 тыс. т, а у «Норникеля», продавшего 343 тыс. т меди в 2015 году, доля экспорта традиционно 70–80 %. Еще один крупный производитель, РМК, экспортирует около 90 % продукции: в 2013–2015 годах экспорт приносил до 95 % выручки компании. Основными покупателями меди выступают Ближний Восток (53 % продаж в 2015 году), ЮАР (16 %) и Европа (12 %), а медного концентрата – Китай (70 %). До 2008 г. компания продавала больше металла в России, но ряд кабельных заводов не пережили кризис или не смогли провести модернизацию – в итоге спрос на ее продукцию резко упал. В такой ситуации компании не оставалось ничего другого, как усилить экспортную составляющую, и ее примеру могут последовать другие игроки.

Алексей ЛОССАН


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем