Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (98) Номер 98 2016
Рубрика: ЭКОНОМИКА

Финальный отчет

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в конце апреля в последний раз выступил с ежегодным отчетом о работе правительства перед депутатами Госдумы шестого созыва. Парламентарии, на удивление, были настроены мирно и в кои-то веки не собирались хором требовать отставки кабмина. Ограничились лишь легкой и неперсонифицированной критикой. А вот сам премьер продемонстрировал куда более решительный настрой, сделав ряд серьезных заявлений. Например, о том, что не намерен проводить сейчас кардинальные реформы, или о том, что Россия уже начала создавать прообраз экономики будущего.

НАКАНУНЕ                           

Восьмой по счету отчет главы правительства перед депутатами простым не назовешь никак. Россия вступила в очередной электоральный период. Ситуация в экономике, мягко говоря, далека от безоблачной. Цены на нефть и другие сырьевые товары тянут народное хозяйство на дно. Причем главная опасность кроется даже не в самом обесценивании наших основных экспортных товаров. Такое и раньше случалось не раз и не два. А вот стремительная скорость, с которой это происходит в последнее время, действительно пугает. Для сравнения приведем всего две цифры: среднемесячная цена на российскую нефть марки Urals в мае 2015 года составляла 64,35 доллара США за баррель, в январе 2016 года – уже всего 30,75 доллара. К моменту правительственного отчета ситуация немного улучшилась, нефть «отросла» до 43 долларов. Тем не менее, как справедливо заметил сам Медведев, к такому стремительному снижению стоимости экспорта быстро не может приспособиться ни одна экономика. И для нашей страны это вполне закономерно стало жестким шоком.

Санкционное давление тоже не улучшает положение России. И хотя продолжаются разговоры о том, что метод экономических ограничений себя не оправдывает, что все стороны санкционного противостояния несут убытки, что пора бы взяться за ум и пойти на мировую, страна по-прежнему лишена доступа к значительной части международных кредитных ресурсов. Технологические заимствования тоже заметно притормозили.

Общая нестабильность и непредсказуемость глобальных рынков тоже вносит свою лепту в усложнение состояния дел внутри России. Увы, но эта сфера все меньше подчиняется законам мировой экономики. Здесь все больше правят бал политики. Во что это выливается, мы наблюдаем воочию.

Но все эти факторы нестабильности меркнут по сравнению с главным: текущий кризис ощутимо обострил структурные проблемы, которые накапливались в отечественной экономике без преувеличения десятилетиями.

Однако поддержка президента, несомненно, добавила премьер-министру уверенности. По свидетельству пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова, накануне своего отчета Думе Дмитрий Медведев «детально рассказал Владимиру Путину о намерении информировать депутатов о результатах деятельности правительства за прошедший год, о перспективах работы с учетом имеющихся поручений президента, а также о сложностях, с которыми приходится сталкиваться экономике России».

Путин же, в свою очередь, не раз высказывал поддержку правительству. Буквально в ходе Прямой линии он заявил, что не считает кабинет министров слабым и неспособным. «Напротив, оно весьма достойно несет бремя ответственности, исполняя свой долг профессионально», – подчеркнул президент. «Проблем очень много. Правительство и Центральный банк работают очень профессионально, – добавил он, сославшись на свой опыт работы главой кабмина. – На мой взгляд, это самое сложное, что у нас есть, но и самое интересное».

КРЕСТ НА РЕФОРМАХ?

Стоя на думской трибуне, Медведев признал, что перечисленное выше сочетание факторов, скажем, в 1990-е годы стало бы губительным. «Еще неизвестно, сохранилась бы вообще наша страна в тех границах, в которых мы существуем ныне, при таком раскладе, при таком воздействии, – сгустил он краски. – Но сегодня мы не просто устояли, мы можем развиваться, мы можем двигаться вперед».

Разговор о том, куда именно и как двигаться, занял около трех часов. За это время премьер в подробностях расписал зависимость  возможностей государства по расширенному финансированию экономики, социальной сферы, поддержке банковской системы от экспорта сырья и доступа к иностранным кредитам. По его мнению, государство не может и, самое главное, не должно рассчитывать на эти источники, «если, конечно, хочет и дальше оставаться страной, которая имеет право на свою позицию и свои национальные интересы, страной, в которой надежно обеспечены достойные условия жизни и для людей старшего поколения, и будущее наших детей».

И в то же время Медведев сделал очень серьезное политическое заявление, которое несколько расходится с экономическим вектором на необходимость скорейшего проведения масштабных структурных реформ, который последовательно задает президент. «Любые форсированные преобразования усилили бы и продлили кризисные явления еще на несколько лет, – сказал премьер-министр. – Поэтому хочу сказать (хочу, чтобы вы меня тоже слышали здесь в этом смысле): реформы за счет людей мы проводить не будем».

Конечно, главе правительства предстоит вести «Единую Россию» на выборы, и такого рода громкие обещания являются нормальной практикой в ходе предвыборной кампании любой партии. Тем не менее, не дожидаясь подобных обвинений, российский премьер сам упрекнул оппозиционные думские фракции в излишнем популизме, заявив, что в ближайшие месяцы таких обещаний будет все больше и больше. «Эффектные решения далеко не всегда эффективны, – заметил он. – Все эти предложения удобны лишь для агитации, легко складываются в громкие политические лозунги, однако к реальной работе они сейчас не имеют отношения, потому что политически выгодные решения чаще всего оказываются очень опасными, а подчас смертельными для экономического роста». Рецепт успеха от премьер-министра выглядит так: не надо обещать того, что нет возможности выполнить по определению. Политические лозунги должны быть предельно честными, иначе все это выльется в отложенные разочарования людей, утрату доверия и дискредитацию государства, то есть исполнительной и законодательной власти.

А как же масштабные реформы, о необходимости которых в последнее время заговорили все, а правительство даже частично вписало их в блок нормативных, структурных мер «Плана действий по обеспечению стабильного социально-экономического развития России в 2016 году»?

Глава государства успел намекнуть, что написанием новой экономической программы может заняться бывший министр финансов Алексей Кудрин, с которым президент «никогда не терял контакта». В интервью телепрограмме «Вести в субботу» Владимир Путин сообщил, что Кудрин готов вносить вклад в решение проблем российской экономики, и форма такого сотрудничества с правительством найдена. Речь шла о возможности более активной работы отставного министра в президентском экспертном совете по экономике и в Центре стратегических разработок. Сам Кудрин тоже рассказал журналистам, что получил предложение занять руководящую должность в ЦСР; к моменту выхода этого номера нашего издания стало известно, что он согласился стать председателем совета Центра и успел предложить некоторые реформаторские инициативы.

Однако, как выяснилось, у главы правительства свой взгляд. «Да, стране нужны глубокие структурные реформы, правительство это прекрасно понимает, но также понимает, как это сейчас отразится на социальной сфере», – заявил он с трибуны Госдумы. Среди доводов Медведев привел нехватку денег в экономике и заверил, что «допечатывать» средства для недостающих доходов бюджета никто не собирается, потому как ничем не обеспеченные бумажки лишь подстегнут инфляцию и обесценят и без того скромные доходы людей.

«Есть соблазн в текущих условиях ввести очень жесткое регулирование экономики, такое жесткое планирование по прежнему образцу. Но в результате мы создадим другой перекос, можем просто подломить бизнес, а в целом и экономику, – предостерег премьер. – Есть и ряд других идей, от перехода к мобилизационной экономике, национализации крупных компаний, с одной стороны, до тотальной распродажи всего и вся, всей госсобственности». Да еще и предложение повысить на пять лет пенсионный возраст тот же Кудрин лоббирует постоянно.

Будто бы в свое оправдание Медведев подчеркнул, что «и люди, и экономика могут выдержать только определенную скорость и определенную глубину реформ», поэтому, по его мнению, ориентироваться надо на проверенный правительственный принцип: принимать только сбалансированные решения. «У нас с вами сегодня нет права на ошибку, на слишком резкие или слишком эмоциональные действия просто потому, что сейчас ошибки будут стоить дороже», – заключил глава кабинета.

Одна беда: без кардинальных изменений страна не в состоянии двинуться дальше и просто обречена на хождение вокруг да около успешно нащупанного еще в прошлом году дна.

С ПРИЦЕЛОМ НА ТРИ ГОДА

Другим важным и фактически программным заявлением Медведева, сделанным в ходе отчета перед парламентариями, стало официальное объявление того, что следующий бюджет снова будет трехлетним – на 2017 год и плановый период 2018– 2019 годов.

Премьер напомнил, что некоторое время назад, в 2015 году, на фоне кризисных явлений и высокой волатильности нефтяных цен временно был пересмотрен подход к бюджетному планированию: вместо трехлетнего плана экономический блок правительства ограничился бюджетом на один год. Тогда госказна была рассчитана исходя из средней цены нефти в 50 долларов за бочку и без применения бюджетного правила. «Это позволило нам быстрее реагировать на текущую конъюнктуру. Но сегодня даже при сохраняющихся рисках, проблемах, такая необходимость отпала», – подчеркнул достоинства краткосрочного подхода к верстке основного финансового документа страны глава кабмина.

Да, правительству пришлось опасно балансировать между необходимостью экономить в условиях кризиса и созданием бюджетных стимулов, чтобы возобновить рост. Экономить, по заверениям Медведева, научились. Во всяком случае, проводить пропорциональное сокращение по всем статьям не пришлось. Хотя такие предложения, естественно, были. Ограничиться решили оптимизацией так называемых низкоэффективных расходов. И эта работа продолжается до сих пор, резервы еще есть. Но главное достижение, о котором не преминул упомянуть председатель правительства, заключается в том, что по крайней мере в весеннюю сессию вносить корректировки в бюджет кабинет министров не будет.

Эти успехи позволили Медведеву заговорить о том, что можно снова заглядывать за далекие экономические горизонты. В условиях политической нестабильности и глобальных экономических потрясений даже три года кажутся довольно большим сроком. «Нам нужно вернуться к трехлетнему планированию. Это даст нам более четкое видение перспективы», – призвал он.

В Минфине уже сообщили, что начинают прорабатывать бюджетную политику на следующий период до 2019 года. «Мы как Министерство финансов, видя диспропорции и давление бюджетного дефицита на экономику, говорим о необходимости сокращения дисбалансов бюджета и сокращении дефицита с 3 % ВВП при 40 долларов за баррель», – сообщил глава ведомства Антон Силуанов, добавив, что правительство не отказывается от выхода на бездефицитный бюджет. Правда, о параметрах будущего документа ни Медведев, ни Силуанов пока что ни словом не обмолвились.

Премьер лишь заметил, что в правительстве выделили пять направлений, без которых перспективное развитие практически невозможно. Это оптимизация бюджетной политики, это поддержка несырьевого экспорта и импортозамещения, это улучшение деловой среды, это повышение качества самого государства и, наверное, самое главное – развитие социальной сферы.

Изменение базового подхода к бюджетному планированию фактически означает, что правительство, пройдя испытание кризисом, почувствовало определенную свободу движений и теперь готово отойти от оперативного реагирования по ситуации. Оптимизм вселяют некоторые макроэкономические показатели, обнародованные премьером.

Так, например, бюджетный дефицит удалось удержать в рамках приличия: по итогам прошлого года этот показатель составил 2,4 % ВВП. По подсчетам правительственных аналитиков, это в 2,5 раза ниже кризисного уровня 2009 года. За год инфляция год к году опустилась ниже планки в 8 %. Такой уровень тоже сопоставим с посткризисным 2010 годом, когда российская экономика начала расти после значительного спада.

Но главное, изменилась сама структура доходов бюджета. Доля доходов, которые сейчас не связаны с нефтью и газом, по статистике, приведенной Медведевым, сейчас составляет почти 60 %. Это уже совсем другая экономическая модель.

ПРООБРАЗ ЭКОНОМИКИ БУДУЩЕГО

Отчитываясь перед парламентариями, премьер-министр огромное внимание уделил еще одному принципиальному моменту. Еще два года назад российская экономика была совершенно другой и по структуре, и по издержкам. Несмотря на всю сложность предыдущего периода, она устояла благодаря тому, что произошла адаптация к современным условиям.

«Идет диверсификация экономики, о необходимости которой мы так долго все вместе говорили. Меняется наша роль в глобальной хозяйственной системе, – констатировал Медведев. – Фактически мы начали создавать прообраз российской экономики следующего десятилетия».

В правительственном Плане действий по обеспечению стабильного социально-экономического развития России были заложены средства на поддержку пяти отраслей: автомобилестроения, транспортного и сельхозмашиностроения, легкой промышленности, жилищного строительства. Это ключевые приоритеты государства, обозначающие смену сырьевого вектора на производственный.

Потому-то политика импортозамещения во всех отраслях промышленности останется ключевой задачей. По крайней мере на ближайшие годы. Причем, по заверениям чиновников всех уровней, даже полная отмена санкций (на что пока рассчитывать не приходится) не сможет сбить Россию с этого пути. Кажется, в правительстве всерьез вознамерились добиться того, чтобы товары с ярлыком «сделано в России» вышли на мировые рынки и заняли там достойное место.

Определенные меры в этом направлении последовательно принимаются. Медведев упомянул заработавший в прошлом году закон о промышленной политике и новые инструменты поддержки, которых раньше попросту не существовало. Например, режим специального инвестиционного контракта, который гарантирует предсказуемые условия в течение 10 лет. Есть более традиционные меры вроде софинансирования исследований и разработок, предоставления субсидий и госгарантий. Фонд развития промышленности уже начал поиск перспективных предпринимателей. Только за прошлый год было одобрено 74 проекта, которые должны дать экономике минимум 10,5 тысяч современных рабочих мест. Власти также активно работают над совершенствованием и смягчением условий ведения бизнеса. (Подробнее об этом читайте в материалах издания «ВВП»).

То, как различные отрасли реагируют на неблагоприятную среду, тема отдельного разговора. Но уже сейчас ясно, что некоторые из них сделали серьезную заявку на то, чтобы стать основой нового индустриального рывка. Медведев, в частности, выделил химическую промышленность, отдельные подотрасли машиностроения, фармацевтику, сельское хозяйство и пищевую промышленность. По итогам года производство продукции машиностроения и пищевой промышленности выросло почти на 10 %. Химическое производство – почти на 6,5 %, производство лекарств – на 26 %. Россия впервые выполнила пять из восьми показателей Доктрины продовольственной безопасности. Такого никогда не было.

Премьер убеждал депутатов, что фактически мы таким образом возвращаем себе внутренний рынок, который долгое время во многом принадлежал зарубежным товаропроизводителям. Но ориентироваться только на внутренний рынок, конечно, недостаточно. Ведь сильная экономика – только та, которая ориентирована на внешние рынки. «Наша помощь реальному сектору не принесет желаемого результата, если в стране не будет по-настоящему свободного предпринимательства, – заключил Дмитрий Медведев. – Дайте людям свободно работать, и они заработают не только для себя, но и для всей страны».

* * *

Буквально на следующий день после отчета о работе правительства президент Владимир Путин собрал в Кремле членов правительства, чтобы подвести некий итог и своего общения с гражданами в ходе Прямой линии, и состоявшегося разговора Дмитрия Медведева с депутатским корпусом. Премьеру он дал высокую оценку, назвав разговор с парламентариями «очень обстоятельным» и сделав при этом акцент на том, что у людей возникает много вопросов, относящихся к жизненно важным практически для каждого гражданина страны темам.

По некоторым из них «разбор полетов» провели на месте. В их числе оказались невыплата зарплат (министр труда Максим Топилин поспешил доложить, что по всем внезапно выявленным случаям задолженность оперативно погашена, но министерство работает в этом направлении на регулярной основе), торговля (вице-премьер Аркадий Дворкович рассказал, что срок оплаты товаров, поставленных в торговые сети, будет «конкретный и жесткий»), торговля лекарствами (Медведев предложил придать императивный характер норме уменьшения торговой наценки) и т. д. Президент заверил, что список поручений по итогам Прямой линии и ежегодного отчета правительства уже подготовлен, и поручил главе кабинета внимательно контролировать все изложенное.

Ася РОМАНОВСКАЯ 


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем