Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (98) Номер 98 2016
Рубрика: СТРАНА И МИР

Россия и Европа нужны друг другу

Насыщенные отношения между Россией и другими странами Европы предопределены географически, энергетически, экономически, культурно и даже цивилизационно. Потому сотрудничество двух этих полюсов не прерывалось даже в годы «холодной войны ». Нынешний этап охлаждения отношений временный – рано или поздно здравый смысл вернет всё на круги своя.

ПРАГМАТИКА ПРОТИВ ИДЕОЛОГИИ

Глава МИД Италии Паоло Джентилони, прибыв в середине апреля в Москву с рабочим визитом, заявил, что Рим выступает за снятие европейских санкций с России. «Италия никогда не отказывалась от возможности диалога и развивала не попавшие под санкции сферы сотрудничества с РФ. Прекращение сотрудничества с Россией лишь навредит интересам Европы», – подчеркнул он. Ввиду этого Италия категорически отметает саму возможность автоматического пролонгирования санкций по итогам специальной встречи представителей ЕС в июне. «Мы не можем представить себе, чтобы подобное было бюрократической практикой, чтобы они автоматически продлевались. Необходимо оценивать имплементацию Минских соглашений в их полноте, необходимо, чтобы в ЕС проходила дискуссия», – пояснил он.

Италию легко понять. Согласно исследованию Национальной конфедерации компаний ремесленного производства Венеции, за два года российско-европейских санкций и контрсанкций итальянские предприниматели потеряли порядка 3,6 млрд евро, причем более всех пострадали бизнесмены богатых северных провинций: Ломбардии, Венето и Эмилия-Романьи. Общие же потери Евросоюза от данной политики, по оценкам вице-канцлера Австрии Райнхольда Меттерленера, составили 50 млрд евро, а по оценкам ряда независимых исследователей, приближаются к 100 млрд. Как и Рим, Вена считает необходимым отказаться от ограничительных мер, и чем быстрее, тем лучше. «Австрия заинтересована в хороших отношениях между Россией и ЕС», – подчеркнул президент республики Хайнц Фишер, который, как и Меттерленер, нанес визит в Москву этой весной.

С той же позиции выступает руководство таких стран ЕС, как Венгрия, Греция, Испания, Кипр, Словакия, Чехия и Финляндия. Последняя пострадала от режима ограничений сильнее всех, так как ее экономика в значительной степени ориентирована на Россию. Согласно статистике, промышленное производство в Финляндии с января по ноябрь снизилось на 1,6 %, в лидерах падения оказались химическая промышленность, бытовая техника и электроника. В марте в центре Хельсинки даже состоялась масштабная акция протеста финских фермеров, участники которой потребовали возместить ущерб от наложенных на Россию санкций и ответного продэмбарго. Аналогичные акции в разное время прошли и во многих других странах Евросоюза, включая те, власти которых придерживаются обратной позиции и лоббируют сохранение санкционного давления ЕС. Речь идет о неформальном, но уже давно сформировавшемся «антироссийском блоке», включающем в себя Великобританию, Польшу, Румынию, Швецию и страны Балтии.

Особая позиция у влиятельных Германии и Франции, старающихся сохранять солидарность в рамках определения общей политики ЕС. Обе эти страны являются инициаторами и гарантами Минских соглашений между Украиной и непризнанными республиками Донбасса, поэтому настаивают на четкой зависимости между их реализацией и снятием санкций с РФ, которая, как не совсем основательно полагают в Брюсселе, имеет на донбасских ополченцев повышенное влияние. И тут вскрывается проблема: на данный момент реализацию соглашений затягивает именно Украина. Таким образом, Европа оказалось в патовой ситуации и крайне двусмысленном положении, ведь Киеву исполнение «Минска-2» невыгодно, зато выгодны наложенные на Москву ограничительные меры, и чем дольше они будут действовать, тем, по мнению администрации Петра Порошенко, лучше. Расплачиваться за это приходится Европе и России, от которой в связи с этим почти ничего не зависит. Об этом еще в феврале заявил президент РФ Владимир Путин: «Связывать снятие санкций со стороны Евросоюза с окончательным решением, доведением до логического завершения минского процесса бессмысленно сегодня, потому что, повторяю, не на стороне России находится этот шар, а на стороне Киева. Но мы относимся к этому процессу спокойно, уверены, что рано или поздно это произойдет – нормализация отношений между Россией и Евросоюзом».

Париж уже не раз намекал Киеву, что прекрасно осознает противоречия в сложившейся ситуации. А через спикера сената Франции Жерара Ларше даже заявлял о том, что готов способствовать подготовке решения о снятии санкций с РФ. Со стороны Берлина аналогичную позицию высказал вице-канцлер Зигмар Габриэль, по словам которого, прекращение санкционного противостояния летом текущего года «должно быть общей целью». При этом и во Франции, и в Германии есть влиятельные политические силы, уже сейчас отрицающие необходимость находиться в этом «порочном круге» и требующие закрыть санкционный вопрос. В случае с Пятой республикой это оппозиция – вероятный кандидат в президенты от голлистов Николя Саркози и лидер Национального фронта Марин Ле Пен. А в случае с Германией – ни много ни мало, часть правящей коалиции. К примеру, это Хорст Зеехофер, канцлер Баварии – наиболее богатой и заинтересованной в неограниченном экономическом сотрудничестве с РФ земли ФРГ, а также по совместительству лидер ХСС, многолетнего партнера ХДС Ангелы Меркель (ХДС не функционирует в Баварии, а ХСС – в других землях ФРГ). Его недавний визит в Россию и встречу с Владимиром Путиным некоторые немецкие СМИ трактовали как деятельность «в пику» Меркель, хотя есть объяснение и попроще – Зеехофер борется за интересы баварского бизнеса, что является его непосредственной обязанностью.

Подобный внутренний раскол присущ даже тем странам, где настороженное, а то и резко негативное отношение к России имеет характер общенационального компромисса. Например, Польша, где против санкций выступил глава Польской крестьянской партии Владислав Косиняк-Камыш, подчеркнув, что они не дают результатов. Польские «крестьяне» – объединение довольно консервативное, но пострадавшие от контрсанкций аграрии – его целевой электорат. Оппозиция, выступающая за ликвидацию санкций, – это теперь общеевропейская тенденция, объяснимая чистой политикой: выигравших от санкционной практики нет, а вот пострадавшие есть, посему нужно этот электорат переманить на свою сторону. С приходом таких партий к власти их позиция под нажимом Брюсселя может и измениться, подобное уже случалось, но сама ситуация иллюстрирует две серьезные тенденции. Первая – антироссийские санкции являются важным фактором внутренней политики стран ЕС, причем настолько, что отражаются на предвыборной борьбе. Вторая – ни о какой европейской солидарности в данном случае не идет и речи, европейские элиты расколоты как по национальным границам, так и по партийным – внутри каждой конкретной страны.

НОВАЯ ЭНЕРГИЯ

Представители бизнеса и официальные лица в ЕС ощущают усталость от санкционного режима и хотят найти выход из сложившейся ситуации, считает министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев. Глава МИД Сергей Лавров высказался жестче: «Русофобы в ЕС пытаются заказывать музыку, но солидные страны начинают понимать пагубность и тупиковость таких попыток». Диагноз понятен. Вопрос в том, что из этого следует в ближайшей перспективе.

С высокой степенью вероятности можно говорить о том, что сложившаяся ситуация не продлится вечно. Если США могут (и, скорее всего, будут) сохранять санкционное давление сколь угодно долго (оно, как и контрсанкции России, не ведет к ощутимым издержкам), то Европа уже сейчас находится в поиске компромисса между разными группами влияния. Как минимизировать ущерб, а лучше – вовсе его устранить, но так, чтобы это не выглядело капитуляцией и окончательным признанием ошибочности текущей политики в отношении РФ, – таков вопрос текущей повестки. Факты таковы, что санкции приносят экономический вред, не принося никакой политической пользы (парадокс «замкнутого круга» с центром в Киеве мы уже описывали выше). Отсюда и борьба рационального с иррациональным, и если анализировать историю Европы последних двадцати лет, победа рационального предрешена. Даже в том случае, если в рамках итогового компромисса оно окажется задрапировано юридической казуистикой и отделит де-юре от де-факто.

Кроме того, административно-командная система не слишком характерна для нынешнего ЕС. В том числе и поэтому бизнес европейских стран продолжает работать в России и с Россией, которая, со своей стороны, всегда подчеркивала свою базовую внешнеполитическую установку – мы рады любому взаимовыгодному сотрудничеству на правах равных партнеров. Бизнес-сообщество Европы видит, что это не пустые слова, потому остается, с одной стороны, важной группой влияния, выступающей за отмену санкций, а с другой – продолжает вести дела с Россией в обход оных. Регулярные контакты европейских бизнесменов с политической и промышленной элитой РФ – живое тому свидетельство. В качестве последнего примера можно вспомнить Германо-российский бизнес-форум, с участниками которого встречался Владимир Путин (это мероприятие мы подробно осветили в рамках отдельного материала данного номера издания «ВВП»), а также подробности визита в Россию Паоло Джентилони, с высказывания которого началась эта статья.

Вообще, с самого начала санкционного давления Италия проводила своеобразную политику в отношении РФ. С одной стороны, будучи страной влиятельной, включилась в это давление, тем более что принцип «европейского единства» для нее – действительно не пустой звук (то, что брюссельская санкционная политика в перспективе этому единству как ураз угрожает, разговор отдельный). С другой – сразу же стала развивать альтернативные пути взаимодействия и поощрять контакты с РФ на уровне бизнеса, пытаясь тем самым минимизировать ущерб. Отдельной строкой идут поставки газа в Италию по южному направлению, чему были посвящены переговоры Джентилони с главой Минэнерго РФ Александром Новаком.

Эта тема приобрела новую актуальность после смерти «Южного потока» по вине Болгарии. В рамках навязывания концепции «энергетической безопасности» и «диверсификации поставок» Вашингтон и Брюссель сделали главным объектом своего давления страну, максимально от российского газа зависящую. С тех пор в Софии концепция меняется всякий раз, когда на смену левым во власть приходят правые и наоборот, но эта чехарда чрезвычайно надоела Москве, и она закрыла перспективный проект. Что до «Турецкого потока», проект не мертв, но приостановлен, а приостановка может затянуться – отношения между властями РФ и Турции по известным причинам сейчас «хуже худшего». Однако для Италии есть два альтернативных варианта газопоставок – ответвление от «Северного потока-2» через Германию, Чехию и Австрию и строительство газопровода «Посейдон» из Греции по дну Адриатики. В случае последнего сторонами уже подписан меморандум о целесообразности. «Точка зрения итальянцев заключается в том, чтобы были обеспечены надежные поставки газа, а каким маршрутом пройдет – будет зависеть от других факторов. Компании, которые планируют участвовать, – Газпром, греческая Depa и итальянская Edison – проведут исследования и примут решение, что дальше», – пояснил Новак.

Пока у «Посейдона» есть базовая проблема – не очень понятно, как заполнить его требуемым количеством топлива. В этой связи ответвление от «Северного потока-2» выглядит перспективнее. Отдельные лоббистские группы в ЕС подвергают данный проект штурмовой критике, в том числе как якобы нарушающий «режим санкций» (что не так). Однако даже Ангела Меркель, данному режиму покровительствующая, дала добро на второй «поток». Он действительно выгоден Германии, и теперь Берлин в ответ на критику лишь показательно пожимает плечами: это, мол, частная инициатива и частные деньги, вмешиваться не можем. Примечательный момент: в группу принципиальных противников «Северного потока-2», применяющих к Еврокомиссии все доступные им способы политического влияния, входят не только антироссийски настроенные Латвия, Литва, Польша, Румыния и Эстония, но и страны, которые принято относить к надежным партнерам России в рамках ЕС, – Венгрия и Словакия. Никакого парадокса тут нет: «СП2» сократит транзит газа не только через территорию Украины (для чего и задумывался), но и через территорию этих стран.

Это наглядный пример того, что «союзник России в ЕС» – понятие относительное. В плане извлечения выгоды из общего дела – союзник, а в плане тех проектов, что могут принести национальной экономике ущерб, – уже противник. Это логичная и естественная политика, так что ссылка на эмоциональные критерии вроде «дружба за деньги – плохая дружба» тут неуместны. И именно эта ситуация, как ничто иное, иллюстрирует то утверждение, что прагматизм и разум рано или поздно победят антироссийские предубеждения и непрактичную идеологию, после чего экономически отношения России и Европы вернутся на прежний уровень и пойдут по пути дальнейшего развития.

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем