Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (98) Номер 98 2016
Рубрика: СТРАНА И МИР

Бизнес ищет решения

Санкционные войны не стали препятствием для немецких компаний, работающих в России: большинство из них в этом году намерены либо сохранить объемы бизнеса на прежнем уровне, либо увеличить обороты. Судя по плотности деловых контактов на высшем уровне, состоявшихся в последние несколько недель, германские бизнес-круги продолжают видеть в РФ сверхперспективного партнера. Задел, накопленный немецкими компаниями в России за предшествующие годы, таков, что дальнейшее укрепление отношений попросту неизбежно, а дешевый рубль способствует росту новых инвестиций в локализацию производств.

ЭКСТРЕННОЕ ТОРМОЖЕНИЕ

По данным Федеральной таможенной службы РФ, по итогам 2015 года торговый оборот между Россией и ФРГ составил почти 45,8 млрд долларов, или почти на 35 % меньше, чем в 2014 году. Российский экспорт в Германию при этом просел почти на 32 % (до 25,4 млрд долларов), а импорт из Германии в Россию – на 38 % (20.4 млрд долларов). По оценке германской стороны, в сравнении с рекордным 2012 годом объем немецкого экспорта в Россию снизился почти в два раза – с 38 до 21 млрд евро.

В абсолютном измерении это, несомненно, удручающие показатели, однако следует отметить, что глубина падения объемов торговли с Германией оказалась несколько меньше, чем в среднем с Евросоюзом. Для сравнения, общий объем товарооборота России с ЕС в 2015 году сократился на 37,6 % (российский экспорт снизился более чем на 36 %, импорт – почти на 41 %). Это позволило Германии выйти на первое место среди стран Евросоюза по объему торговли с Россией (опередив Нидерланды) и на второе после Китая место в общем зачете. Доля ФРГ в российском внешнеторговом обороте по итогам прошлого года составила 8,7 %.

«Подобное положение дел явно не отвечает интересам как России, так и Германии», – констатировал российский президент Владимир Путин еще в мае прошлого года, характеризуя состояние российско-германского товарооборота в ходе встречи с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель. Этой же линии он продолжает придерживаться и спустя год. «Было бы глупо подвергать испытаниям накопленный потенциал сотрудничества и опыт, упустить возможности, которые предоставляет российский рынок. Мы со своей стороны делали и будем делать всё для того, чтобы создавать наиболее благоприятные условия для всех наших иностранных партнёров, включая и представителей немецкого бизнеса», – заявил российский президент на встрече с представителями немецких деловых кругов, состоявшейся в Москве в начале апреля.

Со своей стороны, немецкий бизнес признает, что пик спада деловой активности, вызванный девальвацией рубля и санкционной войной, пройден. Несмотря на то, что в прошлом году количество компаний с участием немецкого капитала в России снизилось с 6 до 5,6 тысячи, большинство оставшихся на российском рынке предприятий не планирует сокращения бизнеса, как показал февральский опрос по деловому климату Российско-Германской внешнеторговой палаты (ВТП) и Восточного комитета германской экономики (ВКГЭ). В нем приняли участие более 150 работающих в России немецких компаний с общим количеством сотрудников 131 тыс. человек и оборотом по итогам шести месяцев прошлого года около 11 млрд евро. В этом году 75 % респондентов намерены сохранить присутствие на российском рынке на прежнем уровне либо расширить бизнес.

В то же время германские предприниматели не рассчитывают, что 2016 год будет существенно проще. Лишь 16 % участников опроса ВТП и ВКГЭ считают свое положение на российском рынке хорошим или очень хорошим, более 75 % респондентов не планируют инвестировать в Россию в 2016 году, а 30 % отменили инвестиционные проекты общей стоимостью в несколько сотен миллионов евро. 82 % компаний в 2016 году ожидают негативного развития экономической ситуации в России, 57 % респондентов полагают, что объемы экспорта на российский рынок снизятся еще больше.

ПРИЗНАКИ ОЖИВЛЕНИЯ

Однако уже в среднесрочной перспективе немецкий бизнес видит  большие перспективы российского рынка, связанные с его высоким потенциалом. Если сразу после присоединения Крыма и резкого обострения отношений с Западом многие немецкие бизнесмены полагали, что их российские коллеги теперь станут налаживать активные контакты с Востоком (прежде всего с Китаем), то теперь эта точка зрения становится все менее популярной. Опрос ВТП и ВКГЭ показал, что лишь 15 % из 152 опрошенных немецких компаний считают, что Россия будет развивать сотрудничество с Китаем, тогда как годом ранее такой ответ дали почти 50 % респондентов. Поэтому две трети опрошенных немецких фирм в России либо сохранят прежнее количество сотрудников, либо даже увеличат штат.

«Россия вновь ориентируется на Европу. Возрастает стремление наладить сотрудничество. Мы надеемся, что политики отреагируют на эти сигналы и будут интенсивнее работать над общими решениями, которые необходимы для развития экономики и снижения числа конфликтов», – прокомментировал результаты исследования глава ВКГЭ Вольфганг Бюхеле. «Нельзя сказать, что рынок внезапно полностью изменился. Конечно, актуальные условия далеки от идеальных, но объем и привлекательность рынка, возможности роста и увеличения оборота в среднесрочной перспективе, а также модернизация и индустриализация экономики остаются важными преимуществами России», – добавил его коллега, президент ВТП Райнер Зеле.

О том, что Германия не утратила интерес к России, свидетельствует и такой примечательный факт: по итогам 2015 года количество немецких туристов, посетивших РФ, не снизилось и составило 319 тысяч человек. В свою очередь, немецкая сторона рассчитывает преодолеть спад туристических поездок из России (на 29 % за девять месяцев прошлого года), разработав стратегию продвижения Германии на российском рынке до 2020 года.

О преодолении временных заморозков в российско-германских отношениях свидетельствует и восстановление ежегодного форума гражданских обществ России и Германии «Петербургский диалог», основанного еще в 2001 году по инициативе Владимира Путина и тогдашнего федерального канцлера Германии Герхарда Шрёдера. В 2014 году на волне крымских событий и конфликта в Донбассе форум по инициативе немецкой стороны был отменен, но в октябре прошлого года он был проведен вновь, уже в 14-й раз, в Потсдаме, темой дискуссии стала модернизация как шанс для создания общего европейского дома.

Первое мероприятие «Петербургского диалога-2016» – круглый стол «Российско-германский диалог: на пути к доверию и глобальной безопасности» – состоялось в начале апреля в Сочи, в преддверии встречи Владимира Путина с деловыми кругами ФРГ. «Слухи о нашей смерти оказались сильно преувеличенными», – заявил глава российского Координационного комитета форума, председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков. По его мнению, «Петербургский диалог», в отличие от приостановленных консультаций на межгосударственном уровне, остается практически единственной возможностью поддержания существующих связей между Россией и Германией, обсуждения совместных проектов, поиска новых точек взаимодействия. Следующая встреча в рамках форума состоится в июле в Санкт-Петербурге, где пройдет осенью и сам 15-й форум.

Апрельской встрече в Сочи предшествовал визит в Россию председателя правления Объединения ТПП Германии Мартина Ванслебена, который в ходе встречи с вице-президентом ТПП РФ Георгием Петровым заверил, что будет призывать деловые круги Германии к сохранению и развитию торгово-экономического сотрудничества с Россией, даже несмотря на непростую текущую ситуацию. Во время этой встречи была достигнута договоренность расширять сотрудничество в областях, не затронутых взаимными санкциями, – обмен деловой информацией, развитие взаимодействия по линии регионов, продвижение выставочно-ярмарочной деятельности. О высокой значимости межрегионального сотрудничества в прошлом году говорил на встрече с Ангелой Меркель и Владимир Путин, отметив, что уже 23 российских региона поддерживают постоянные отношения с 14 землями Германии.

ИНФРАСТРУКТУРА ПРОТИВ САНКЦИЙ

Что же касается самих санкций, то здесь позиция большей части крупного немецкого бизнеса, работающего в России, вполне определена: их нужно отменять немедленно – именно такой точки зрения придерживаются 60 % участников опроса ВТП и ВКГЭ. Еще 28 % высказались за постепенное снятие санкций, и только 12 % – за их сохранение, хотя еще год назад за это выступали 24 % респондентов исследования делового климата.

Публичные высказывания представителей деловой элиты Германии по вопросу санкций вполне недвусмысленны. «Я надеюсь, что в реализации Минских соглашений с обеих сторон, как с российской, так и с украинской, будет достигнут определенный прогресс, который позволит принять политические решения, которые могут привести к постепенному снятию санкций», – заявил в середине февраля Вольфганг Бюхеле. Незадолго до этого о том, что немецкий бизнес выступает за снятие санкций с России немедленно, а не через год, сообщил председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер, выступая на Русской сессии Всемирного экономического форума в Давосе. Неразумной политику санкций считает и член Европарламента Маркус Претцель – он полагает, что антироссийские санкции вредны для экономики Запада, а в Германии от них больше всего пострадал автопром.

Настойчивое стремление немецкого бизнеса убрать санкционные барьеры или по меньшей мере их обойти связано прежде всего с уже накопленным объемом совместных проектов. К началу прошлого года объем немецких инвестиций в экономику России превысил 21 млрд долларов, в том числе в рамках проектов государственной значимости. В частности, около 100 германских компаний участвовали в строительстве инфраструктуры для Олимпийских игр в Сочи, они получили заказов на общую сумму 1,5 млрд евро. Самый известный вклад Германии в олимпийское наследие – электропоезд «Ласточка», созданный на основе платформы Siemens Desiro для Российских железных дорог.

Новым инфраструктурным «якорем» для совместных российско-германских инициатив должен стать проект газопровода «Северный поток-2», принципиальным сторонником реализации которого в Евросоюзе выступает именно ФРГ. Этот проект, предполагающий строительство двух новых ниток газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии, – важная точка схождения интересов России и Германии. Об этом, несмотря на различные позиции по  украинскому кризису, совершенно ясно свидетельствуют высказывания лидеров двух стран.

«Все понимают, что это необходимо самой Германии, которая отказалась от атомной энергетики и вернуться к ней уже вряд ли сможет. В России огромное количество этого сырья [газа], и мы готовы его поставлять. Так что же от этого отказываться?» – заявил в конце прошлого года Владимир Путин. А канцлер ФРГ выступила в защиту «Северного потока-2» после того, как позицию Германии по этому проекту раскритиковал премьер-министр Италии Маттео Ренци, настаивая, что его реализация противоречит духу антироссийских санкций. «Я хочу прояснить, так же как и все остальные, что это коммерческий проект, в нем участвуют частные инвесторы», – ответила на это Ангела Меркель. В результате федеральное антимонопольное ведомство Германии одобрило покупку европейскими партнерами – компаниями Wintershall, Shell, E. ON, Engie, OMV – долей в проектной компании Nord Stream 2 AG (стопроцентной дочке «Газпрома»).

Еще одно важное направление российско-германского делового сотрудничества в текущих условиях – возможности для локализации производств, открывшиеся перед немецким бизнесом в связи с резким падением курса рубля. Уже по итогам первого квартала прошлого года в экономику России поступило порядка 585 млн долларов прямых инвестиций из Германии – в два раза больше, чем за тот же период 2014 года. Характерные прошлогодние примеры подобных проектов – открытие станкостроительного завода компании DMG – Mori Seiki в Ульяновске стоимостью 70 млн евро, завода автомобильных двигателей компании «Фольксваген Груп Рус» в Калужской области (250 млн евро), завода «Сименс технологии газовых турбин» под Санкт-Петербургом и второй очереди комбайнового завода Claas в Краснодаре. Последний проект вообще может стать прецедентным, поскольку руководство компании заявило о намерениях довести локализацию до такого уровня, чтобы Claas в России был признан отечественным производителем и мог претендовать на правительственные льготы для сельхозмашиностроителей. «Локализация производств, трансфер технологий – это тема номер один, которая сегодня волнует как германских, так и российских предпринимателей», – заявил прошлой осенью первый заместитель министра экономического развития РФ Алексей Лихачев на открытии первого заседания Российско-Германской бизнес-платформы.

Михаил КУВЫРКО


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем