Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (98) Номер 98 2016
Рубрика: ГЛАВНАЯ ТЕМА: РОССИЯ: КУРС НА СОТРУДНИЧЕСТВО

Дело следствия боится

«Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет». Строчка из классической басни четко описывает отношения, сложившиеся между силовиками и предпринимателями. И те, и другие постоянно предъявляют претензии друг к другу. По версии бизнеса – правоохранители разрушают благоприятную деловую среду, превышая свои полномочия. По версии следствия – закон един для всех, и если предприниматель его преступил, будет сидеть. Этот прямой конфликт назрел давно и требовал решения. Президент Владимир Путин, кажется, нашел оптимальный вариант. В администрации главы государства создана рабочая группа по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства, куда вошли представители всех силовых структур, бизнес-объединений и профильные помощники президента; руководит работой группы лично Сергей Иванов. Частные случаи новый орган разбирать не будет: его задача – изменение нормативной базы и улучшение бизнес-среды.

«ОБОБРАЛИ И ОТПУСТИЛИ»

Прямой конфликт бизнеса и правоохранительной системы возник не вчера. За время существования он приобрел такие масштабы, что даже нашел отражение в ежегодном Послании президента Федеральному Собранию, когда Владимир Путин попросил следственные органы и прокуратуру обратить внимание на сложившееся положение. «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, еще 15 тысяч дел развалилось в суде, – привел статистику президент. – Получается, если посчитать, приговором закончились лишь 15 % дел. При этом абсолютное большинство, около 80 %, 83 % предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата».

Проблема, которую в своем выступлении поднял президент, хорошо известна бизнесу. Схема простая и беспощадная. Правоохранительные органы заводят уголовное дело на предпринимателя. Пока суд да дело, в интересах следствия изымаются документы, жесткие диски, другие материальные ценности, например товары на складе. В законе вообще никак не прописано, сколько эти процедуры могут длиться. А бизнес тем временем фактически парализован, и не факт, что переживет все эти потрясения.

Действительно, если посмотреть на данные Главного информационно-аналитического центра МВД, обобщенные по всем ведомствам (СК РФ, МВД РФ, ФСБ РФ), то в 2015 году число зарегистрированных экономических преступлений превысило 225 тысяч. Это на 20 % больше, чем годом ранее. 200 тысяч из них (то есть почти девять из десяти) зарегистрированы по мошенническим статьям. Примечательно, что пять лет назад, еще до принятия «четвертого пакета гуманизации», который должен был снизить давление на бизнес, было зафиксировано всего 147 тысяч преступлений по этой группе статей.

Всего лишь с июля 2015 года по февраль 2016-го количество предпринимателей, попавших в СИЗО за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, выросло в полтора раза. А в целом, по данным ФСИН, в феврале 2016 года число лиц, находящихся в СИЗО на этапе дознания, следствия и суда до вынесения приговора по экономическим статьям, составило 6539 человек. В сравнении с июлем 2015 года число находящихся под стражей выросло на 5 %, а с апреля 2012 года рост составил 70 %. И это при том, что институт бизнес-омбудсмена и российские бизнес-объединения постоянно ратуют за альтернативные содержанию под стражей меры пресечения. Например, поручительство, внесение залога или домашний арест.

В Послании Федеральному Собранию в декабре прошлого года президент справедливо указал, что до суда не доходят примерно 78 % уголовных дел. Ситуация с налоговыми спорами отлично иллюстрирует эту тенденцию. В 2015 году было зарегистрировано 555 случаев уклонения от уплаты налогов физическими лицами, против 460 в 2014 году. По статье уклонения от уплаты налогов с организации рост в прошлом году составил 1847 зарегистрированных преступлений против 1335 годом ранее. По статье за неисполнение обязанностей налогового агента – двукратный рост. И так далее.

По статистике, подготовленной «Деловой Россией», получается, что после изменения в 2013 году порядка возбуждения уголовных дел по налоговым статьям число уголовных дел выросло на 62 %, а число переданных в суд уголовных дел – всего на 20 %.

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

По заказу уполномоченного при президенте по защите прав предпринимателей был проведен опрос экспертов, сотрудников прокуратуры, адвокатов, правозащитников и предпринимателей, подвергавшихся уголовному преследованию. Результаты получились весьма показательными. 59 % экспертов заявили, что считают ведение бизнеса в России небезопасным. Основная причина такого утверждения в том, что российское законодательство не дает достойных гарантий для защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования. Правда, треть респондентов все же считают, что в связи с последними изменениями УК РФ ситуация с соблюдением прав предпринимателей все же улучшилась. Другая причина в рейдерстве. 44,2 % экспертов считают это распространенным явлением в России. Еще 44,8 % опрошенных полагают, что уголовное преследование, используемое как инструмент передела собственности, в нашей стране периодически случается.

Среди предпринимателей, подвергавшихся уголовному преследованию, 45 % респондентов отметили, что инициатором возбуждения уголовного дела был орган государственной власти, а 35 % – конкурент. Примечательно, что большинство дел (77,8 %) были прекращены за отсутствием состава преступления. Тем не менее, по словам трети респондентов, суд длился до 6 месяцев. Столько же заявили о том, что их уголовные дела вовсе не были доведены до суда. Из опроса адвокатов и сотрудников прокуратуры следует, что более половины склонны считать основной причиной разрыва между количеством выявленных экономических преступлений, возбужденных уголовных дел и количеством вынесенных приговоров судов ошибки квалификации деяний.

И вот что важно: согласно данным опроса, почти у 80 % предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию, бизнес был полностью или частично разрушен. И все же 53,7 % готовы продолжать свою бизнес-деятельность, и лишь 19,5 % твердо отвечают, что нет.

Все тот же опрос показывает, что общество вполне миролюбиво настроено по отношению к совершающим экономические преступления. Да, есть ряд преступлений, с которыми россияне не готовы мириться и требуют ужесточения наказаний. Это относится к мошенничеству в долевом строительстве, участию в государственных закупках и получению бюджетных средств. Но в целом 40 % экспертов говорят о целесообразности смягчения норм уголовного законодательства в случаях полного возмещения вреда виновной стороной. Половина респондентов считает, что лишение свободы за экономические преступления, совершаемые предпринимателями, – мера чрезвычайная, поэтому наказывать необходимо рублем.

СТОЛ ПЕРЕГОВОРОВ

Все сказанное выше наглядно демонстрирует актуальность проблемы взаимодействия предпринимателей с правоохранителями. И в Кремле об этом постоянно пекутся. Потому что на конкурентоспособность и эффективность российской экономики можно рассчитывать, только создав благоприятный бизнес-климат в стране.

Глава РСПП Александр Шохин не раз излагал президенту консолидированное мнение бизнес-сообщества на сей счет. Появившееся решение, которое предложил Владимир Путин, в корне поменяло расклад сил во взаимодействии представителей правоохранительной системы и деловых кругов.

«Диалог с правительством понятен, он является естественным. А вот диалог с правоохранительной системой сложнее, это более тонкая вещь – бизнес и правоохранение, – заявил президент. – Тем не менее, на сегодняшний день это востребованная вещь, поэтому предложение заключается в том, чтобы на площадке Администрации президента выстроить такой диалог между бизнесом и правоохранительной сферой, но не прямой, а при посредничестве Администрации президента, с тем чтобы не отдельные компании, не физические или даже отдельные юридические лица формулировали свои претензии и просьбы, а чтобы объединения предпринимателей, скажем, РСПП, ТПП, “Деловая Россия”, “Опора России”, с одной стороны, и такие министерства и ведомства, как Генеральная прокуратура, МВД, ФСБ, Следственный комитет, скажем, на уровне специально назначенных заместителей министров могли хотя бы раз в квартал при посредничестве Администрации президента проводить встречи и выявлять тонкие места и вещи, которые беспокоят, с одной стороны, правоохранительную систему, которая обязана обеспечивать интересы всего общества, а с другой стороны, бизнес-сообщество».

По идее главы государства, эта рабочая группа должна следить за тем, чтобы разрабатываемые нормативные акты и правоприменительная практика после их принятия соответствовали интересам государства в целом. Путин подчеркнул, что нужно «обеспечить безусловное выполнение законов со стороны всех граждан России, чем бы они ни занимались». То есть и правоохранительной деятельностью, и бизнесом.

Руководителем рабочей группы Путин назначил главу своей администрации Сергея Иванова, ответственным секретарем – Дмитрия Миронова, замминистра внутренних дел. В задачу нового органа входит обеспечение взаимодействия предпринимательских объединений с федеральными органами исполнительной власти. Важно понимать, что это не площадка для лоббирования интересов какой-либо из сторон. Президент особо подчеркнул, что главное – это анализ правоприменительной практики и выработка предложений для того, чтобы создать более благоприятную обстановку и баланс интересов. В том числе и путем публичного и прозрачного совершенствования действующего законодательства.

МАСКИ-ШОУ НЕ БУДЕТ

Первое заседание рабочей группы уже прошло. Ему предшествовало несколько предварительных совещаний и с бизнесом, и с правоохранителями. По признанию Сергея Иванова, после этого стало ясно, что все участники одинаково понимают поставленную задачу: качественно улучшить деловой климат, пресечь любые попытки использовать уголовное преследование для давления на бизнес, для нечестной конкуренции и просто для отъема чужой собственности.

По итогам первого же заседания рабочей группы появился целый ряд инициатив, призванных ослабить правоохранительный пресс. К примеру, Иванов внес предложение скорректировать Уголовно-Процессуальный кодекс так, чтобы четко регламентировать срок, который арестованное имущество может находиться в «подвешенном» состоянии. Сейчас же, как уже говорилось в самом начале статьи, этот процесс никак не регулируется и может тянуться годами.

В плане либерализации уголовного законодательства по экономическим преступлениям тоже было высказано несколько предложений. Минимальные значения размера причиненного ущерба, на основании которых экономическое преступление относится к категории «крупных» и «особо крупных размеров», в основном не менялись с начала нулевых годов. Но ситуация изменилась: инфляция ускорилась, оборот компаний, стоимость товаров и услуг выросли, а возбудить уголовное дело можно за хищение одной тысячи рублей. «Сейчас хищение 250 тысяч рублей – это крупный размер и один миллион рублей – особо крупный, – подчеркнул Иванов. – Очевидно, что пороговое значение ущерба надо приводить в соответствие с существующими сейчас экономическими реалиями». Предлагается повысить этот порог до 1 млн 513 тысяч. За регистрацию незаконных сделок с недвижимостью, получение незаконного кредита, преднамеренное банкротство и т. д. увеличить порог «особо крупного» размера с 6 млн до 9 млн рублей, а неуплату налогов в «особо крупном размере» начинать считать от 13 млн 621 тысячи рублей для физлиц и от 45 млн рублей для юрлиц.

Что касается механизмов ответственности предпринимателей, то бизнес-сообщество выступило с предложением расширить возможности применения 76 статьи УК РФ. Сейчас в случаях, когда виновный совершил экономическое преступление впервые и полностью добровольно возместил нанесенный ущерб, указанная статья предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности по отдельным видам деяний. Предпринимательское сообщество выступило с предложением расширить сферу действия этой нормы и дополнить ее другими уголовно наказуемыми преступлениями экономического толка. Речь идет о незаконном получении предпринимателями кредитов, обороте драгоценных металлов и камней, использовании инсайдерской информации и т. д. Кроме того, есть предложение для отдельных видов деяний понизить кратность размеров причиненного ущерба, чтобы у предпринимателя была реальная возможность его компенсировать и освободиться от уголовной ответственности.

Бизнес также предложил закрепить в законе право на допуск нотариуса к предпринимателям, находящимся в СИЗО, чтобы на время заключения у них была возможность делегировать право управления своей компанией.

Рабочая группа обратила внимание и на ставшую уже притчей во языцех статью 159.4 УК о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности. «Далеко не всегда можно ставить знак равенства между теми предпринимателями, которые в силу обстоятельств не выполнили свои обязательства, и теми мошенниками, кто намеренно и сознательно идет на обман, на нарушение закона и приносит зачастую многомиллиардный ущерб многочисленным гражданам», – пояснил Иванов. В в статье предлагается дифференцировать пороговые значения нанесенного ущерба в зависимости от того, кто совершил преступление. Либо это был незадачливый индивидуальный предприниматель, либо представитель юрлица, либо злоумышленник действовал в составе организованной группы. По всем этим предложениям уже готовятся поправки в законодательство, а значит, ожидается потепление делового климата еще на несколько градусов.

Ася РОМАНОВСКАЯ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем