Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (98) Номер 98 2016
Рубрика: ГЛАВНАЯ ТЕМА: РОССИЯ: КУРС НА СОТРУДНИЧЕСТВО

Русский узел

Восстанавливать утерянные связи всегда тяжело. Задача усложняется вдвойне, если разрыв произошел не вследствие каких-то объективных причин, а по недоброй воле сторон. Как в случае с экономическими взаимоотношениями России и Евросоюза, которые всего несколько лет назад вместе мечтали о зоне свободной торговли от Лиссабона до Владивостока, а теперь отгородились друг от друга плотной стеной взаимных санкций и политических колкостей. Есть ли шанс, что Москва и Брюссель снова протянут друг другу руку дружбы? Разумеется, есть. И роль переговорщика в этом мирном процессе скорее всего достанется бизнес-сообществу, которое, несмотря на бушующие страсти «в верхах», на своем уровне, как может, старается поддержать контакты, руководствуясь в первую очередь соображениями взаимной выгоды.

ОБОЮДНЫЕ ПОТЕРИ

Перефразируя известную поговорку, сегодняшние отношения России с западными соседями можно охарактеризовать так: низы могут, верхи не хотят. В ноябре прошлого года Совет Европейского союза одобрил внешнеторговую стратегию. В отношении России там сказано, что Европа, безусловно, заинтересована развивать с нами более тесные экономические связи, но есть условия. По мнению брюссельских чиновников, все в руках Москвы. Мол, будущее зависит от политики России. Что примечательно, не только внешней, но и внутренней. Однако на момент одобрения Стратегии «требуемых изменений» в поведении российских партнеров в Брюсселе не заметили.

Российскую позицию накануне Мюнхенской конференции по безопасности выразил премьер Дмитрий Медведев в интервью газете Handelsblatt. «Мы от контактов никогда не отказывались, были готовы говорить в разных форматах, – заявил он. – Но с нами сознательно свернули контакты как по линии Евросоюза, так, в какой-то момент, и по линии сотрудничества между Россией и НАТО… Выход только один: восстанавливать отношения, преодолевать стереотипы, идти на разумные компромиссы. Но, еще раз говорю, здесь значительная часть дороги не за нами, потому что нам сказали: вы плохие, вы принимаете решения вне поля международного права, мы вас не будем никуда звать, мы с вами не будем торговать, мы введем против вас санкции».

Действительно, за последние годы мир стал только хуже. Количество экономических и политических проблем растет, как снежный ком, а у нас целые страны не разговаривают друг с другом. Редкие встречи в разных форматах носят скорее ритуальный характер. Такой плотной связи, как раньше, когда экономические проблемы обсуждались едва ли не каждый месяц на самом высоком уровне лидерами России, Германии, Франции, Великобритании, – такого больше нет. Разве что нет-нет, да всплывет тема Украины или Сирии, но это уже совсем не то.

А ведь всего каких-то пару лет назад казалось, что мы друзья и говорим на одном, понятном всем языке. На это была потрачена без малого четверть века, почти весь период истории новой России, потому как доверие зарабатывается огромным трудом.

И оно было. По данным «Евростата», товарооборот России и стран ЕС достиг своего пика в 2012 году. Тогда он составил рекордные 338,5 млрд евро. Это ли не показатель доверия!

Но уже в 2013 году на политическом небосклоне начали сгущаться тучи, что тут же отразилось на объемах взаимной торговли. В 2014 году, после известных событий, отношения окончательно испортились и были фактически заморожены. Товарооборот рухнул до 284,6 млрд евро. В 2015 году общая тенденция, к сожалению, не изменилась. За 11 месяцев прошлого года обоюдная торговля просела еще почти на треть. Так что сейчас показатели российско-европейского товарооборота откатились к значениям примерно семилетней давности, а под угрозой оказалось около 870 тыс. рабочих мест в ЕС.

По своей разрушительной силе санкционная война оказалась едва ли меньшей катастрофой, чем любые другие военные действия. Только вместо пылающих улиц, горящих танков и зияющих выбитыми глазницами окон домов мы имеем разрушенный бизнес, обанкротившихся предпринимателей и разбитые надежды среднего класса, причем по обе стороны «линии фронта».

В Минэкономразвития оценили ежегодный ущерб от антироссийских санкций примерно в 25 млрд долларов. При этом, согласно данным, которые привел первый заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев, экономика ЕС потеряла от санкций в 2014 году 40 млрд долларов, в 2015 году – 50 млрд, в 2016 году, если санкции сохранятся, потеряет еще 33 млрд. Таким образом, если в течение 5 лет такая политика продолжится, то Европа уйдет «в минус» более, чем на 100 млрд долларов.

Еврокомиссия тоже признает потери. По подсчетам западных специалистов, только из-за ответных ограничений России в области сельского хозяйства ЕС в прошлом году недосчитался 5 млрд евро. И эта цифра продолжает расти. Как говорится, свято место пусто не бывает. Особенно если речь идет о рынке сельхозпродукции. Российские фермеры с большим энтузиазмом восприняли политику импортозамещения и добились на этом поприще ощутимых успехов, заняв практически все опустевшие после ухода европейцев ниши.

Тупик? Однозначно так нельзя сказать. Все-таки даже изрядно сдувшиеся объемы двустороннего товарообмена по-прежнему превышают 200 млрд. евро, а такие суммы просто так со счетов не смахнешь.

БИЗНЕСМЕНЫ ПРОСЯТ МИРА

Статистические данные по отдельным странам выглядят не лучше общеевропейских. Неудивительно, что представители европейского бизнеса так активно ратуют за прекращение обмена дипломатическими ударами и возвращение в русло плодотворного экономического взаимодействия.

Например, снижение экспорта в Россию коснулось примерно 40 % немецких компаний, из-за ослабления рубля сильно пострадал туризм. Товарооборот между двумя странами за год снизился на 25 %, германский экспорт в РФ составил всего 21 млрд евро. Потому-то немецкий бизнес и выступает едва ли не самым активным противником антироссийских ограничений. По опросам, лишь 12 % предпринимателей из Германии поддерживают сохранение взаимных санкций между Россией и Евросоюзом. Большинство все же придерживается того мнения, что торговля наводит мосты. К примеру, глава Восточного комитета немецкой экономики Вольфганг Бюхле на прошедшем недавно в Берлине международном Восточном форуме и вовсе объявил о том, что «единое торговое пространство от Лиссабона до Владивостока – это не утопия, а реальность», хотя и не функционирует так, как хотелось бы.

Италия из-за сокращения объемов экспорта в Россию в прошлом году потеряла 3,6 млрд евро. Об этом заявил вице-президент Ассоциации предпринимателей Италии Витторио Торрембини. «Такое заметное снижение спроса на продукцию "сделано в Италии" связано с контрпродуктивной санкционной политикой ЕС и, как следствие, снижением доверия, – говорится в заявлении ассоциации. – В свете терактов в Брюсселе и в связи с необходимостью совместной борьбы с терроризмом настал момент пересмотреть позиции ЕС в отношении РФ. Геополитическая ситуация претерпела значительные изменения по сравнению с 2014 годом, и это нельзя не учитывать».

В Восточной Европе царят схожие настроения. Министр внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии Петер Сиярто тоже признал, что введение санкций против России негативно сказывается на экономике его страны. За два года товарооборот снизился на 4,5 млрд долларов. Так что венгерский чиновник ожидаемо высказался за налаживание прямого сотрудничества между Будапештом и Москвой. 

Аграрная палата Чешской Республики заявила о намерении просить представителей Евросоюза начать переговоры с Россией о возможном прекращении санкций, потому как сельское хозяйство не должно становиться «заложником в политических перестрелках». Польская крестьянская партия тоже выступила с требованиями отменить антироссийские санкции.

Официальный Брюссель при этом не спешит внять мольбам бизнеса и голосу здравого смысла. Вопрос об экономических санкциях в отношении России вновь будет поднят на очередном саммите лидеров ЕС в июне. Италия и Греция открыто выступают против продления экономических ограничений. Но это должно быть единогласное решение всех членов ЕС. Учитывая степень влияния на европейскую политику Германии, можно с уверенностью говорить, что мяч на ее стороне и именно Берлин может выступить в роли архитектора новой конструкции взаимоотношений Россия – ЕС.

Здесь не все так однозначно. Потому как Берлин последовательно придерживается позиции, что санкции будут продлеваться до полного выполнения «минских договоренностей». С другой стороны, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер допустил при определенных условиях возвращение России в состав «Большой восьмерки». И понятно, что это его заявление отражает общую позицию с канцлером Ангелой Меркель.

Это еще не весна, но уже определенная оттепель в отношениях. И поведение немецких политиков, подающих сигналы о том, что отношения могут потеплеть, вполне понятно. Все-таки именно Германия в силу экономических причин, пожалуй, больше всех заинтересована в ренессансе. Не зря же именно германский бизнес выступает главным лоббистом отмены санкций.

По свидетельству главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, удалось возобновить работу почти всех двусторонних межправкомиссий со странами Европы, деятельность которых была заморожена в последние два года. Но в целом Россия со своей стороны готова к любому формату переговоров по активизации диалога с Евросоюзом. Об этом неоднократно заявляли и президент Владимир Путин, и премьер-министр Дмитрий Медведев, и глава МИД Сергей Лавров. Общая позиция России такова: мы готовы восстановить нормальное взаимодействие с государствами Европейского союза и уверены, что в конце концов здравый смысл возобладает и санкции останутся в прошлом. Но для этого необходимы шаги на базе экономической логики с учетом объективной заинтересованности и европейского, и российского бизнеса.

Редакция издания «ВВП» 


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем