Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 1 (97) Номер 97 2016
Рубрика: СТРАНА И МИР

Взгляд с Зеленого континента

Роль, которую играет Россия в деле решения экологических проблем человечества, многие склонные недооценивать. В реальности эта роль очень велика, что подтверждают признанные эксперты западного мира. О проблемах экологии Антарктиды и Мирового океана и о том, какую роль играет в решении этих проблем Россия, рассуждает в статье, написанной специально для издания «ВВП», известный австралийский журналист, бывший шеф-редактор Herald Sun (Мельбурн) Оливер СМИТ.

Несколько лет назад, когда я еще был просто журналистом в Herald Sun, в Австралии произошел очередной всплеск общественной паники по поводу экологической ситуации вокруг Антарктиды и невозможности уменьшить дикое разрушительное влияние человеческой деятельности на ледовый континент. Во всех газетах, по всем телеканалам, в каждом баре обсуждалась только одна тема: кто и что может сделать для Антарктиды, чтобы этот континент спас весь мир в будущем.

Да, именно так, ни больше ни меньше. Мы, австралийцы, всегда были твердо уверены в том, что, спасая Антарктиду, человечество спасает мир. Конечно, Австралия всегда немного в стороне от остального мира. Мы очень далеко от всех центров цивилизации. Хотя мы являемся потомками тех, кто родился в Старом Свете, и на нашем флаге до сих пор красуется британский «Юнион Джек», мы никогда не чувствовали себя близкими к Европе. Мы далеко от Соединенных Штатов и всех финансовых центров. Мы не пытаемся управлять мировыми процессами и живем своей жизнью – жизнью людей с Зеленого континента. Наверное, именно поэтому мы всегда точно знали: мы рядом с самым важным местом на земле. Мы рядом с Антарктидой, а значит, с тем центром, который обеспечит жизнь на всей планете на много веков вперед.

И когда все еще только шептались о спасении Антарктиды, высказывая самые невероятные теории и предположения по поводу того, как это должно произойти и кто должен немедленно подключиться и все это сделать, один уважаемый обозреватель из Сиднея, выступая по телевидению, произнёс слова, которые моментально и очень надолго врезались мне в память. Много раз потом, вспоминая и проверяя эти слова, я находил им множество подтверждений. Но тогда я был удивлен и даже обескуражен тем, что сказал это умный и уважаемый человек. Думаю, что сейчас я могу привести их дословно – так ярко они отпечатались в моей голове: «Тот, кто думает, что спасение экологии Антарктиды, а значит, и Земли, можно обеспечить соглашениями или усилиями Европы, Китая, Японии и Соединенных Штатов, – тот ничего не видит дальше экрана своего телевизора. Глубоко погрязнув в информационных потоках мировых каналов, он не хочет помнить очевидных вещей. Уверяю вас, до того момента, пока к этим соглашениям не присоединятся русские и не возьмут на себя большую часть ответственности и затрат по спасению Антарктиды, ничего не сдвинется с мертвой точки. Только вмешательство России способно вернуть ситуацию в позитивное русло. Только те, кто открыл и бескорыстно исследовал этот континент, кто не думал о прибылях и не просчитывал далеко идущие выгоды, которые должны принести эти усилия, способен вытянуть катастрофическую ситуацию с экологией Антарктиды туда, где мы все увидим, что будущее есть. И когда они сделают это, обещаю, придут американцы, англичане и японцы. Они поставят свои красивые флажки и скажут, что победа достигнута и они сделали для этого все возможное. Они учредят комитеты и раздадут от их имени себе премии и награды. Но до того момента, пока русские не сделают всю работу, у нас нет шансов, что что-то сдвинется с места».

Думаю, эти слова для многих тогда прозвучали неожиданно. Для всех нас, для австралийцев, для кого Антарктида давно стала чем-то близким и родным. Наш список исследователей этого сурового континента начинается именем Дугласа Моусона, чью хижину, установленную в Хобарде, на Тасмании, любой австралиец связывает с антарктическими экспедициями. Наши представления о том, кто открывал и наносил на карту первые очертания самых южных берегов Земли, связаны с именами Эрнеста Шеклтона и Роберта Скотта. Нет, мы, конечно, что-то слышали о русских полярных исследователях. Их имена есть на картах, мы все что-нибудь знаем об открытии Антарктиды, когда 16 января 1820 года русская экспедиция под руководством Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный» впервые в истории человечества зашла так далеко на юг и буквально наткнулась на ледяные границы континента. Мы все представляем себе, как много Советский Союз, а потом и Россия делали и делают для исследования нашего холодного соседа. Но все равно мы никогда не связывали Антарктиду и Россию в единое целое. Да, есть, но как-то сбоку, не слишком близко и, наверное, не очень всерьёз. Да, полярные станции, да Антарктический Альянс, но нам не приходила в голову Россия, когда мы слышали эти слова. То, что сказал человек, которому мы все доверяли и к мнению которого прислушивались, потрясло нас. Удивленные и растерянные, мы стали выяснять, что же сделала Россия и для Антарктиды, и вообще для мира. И вот тогда я открыл для себя невероятные факты, которые всегда остаются за рамками громких заявлений и шикарных международных конференций. Факты, которые рассказали мне о той кропотливой и тяжелой работе, которую русские делали год за годом для Антарктиды. После этого я стал уделять гораздо больше внимания не показательным выступлениям политиков из разных стран, а отчетам и научным конференциям. К удивлению своих коллег, я стал следить за тем, что говорят и пишут русские ученые и политики по поводу Антарктиды. Я стал следить за выступлениями Президента России Владимира Путина. И то, что я стал узнавать, повергло меня буквально в шок!

Оказывается, для Президента России экологические проблемы мира стоят на одном из первых мест. То, что он не говорит, а делает, может послужить прекрасным примером для любого мирового лидера, но об этом не сообщают наши газеты и телевидение. Мы слышим только парадные речи европейских и американских лидеров, которым дела нет до экологии. Давно понятно, что их волнуют только рейтинги и финансовые показатели, и ради этого они готовы пожертвовать буквально всем.

С тех пор, слыша о возникающих экологических проблемах, я всегда смотрю, как на это отреагируют русские. Для меня это стало безальтернативным показателем того, будет развиваться тема, будут вестись поиски решений, или все утонет в потоке бравурных речей на больших международных форумах в красивых, шикарно отделанных конференц-залах. Это все мы видели на примере борьбы с парниковым эффектом и глобальным потеплением: пока Россия во всеуслышание не заявила о том, что это одна из первоочередных задач для всего человечества, мировые лидеры год за годом произносили одни и те же слова о том, как важно бороться с изменением климата, но ничего не делали. Сейчас так же обстоят дела с Мировым океаном. Мы очень долго изучали влияние человека на океан: влияние рыболовства, загрязнения воды, изменения климата. Очень долго. Слишком долго. Эти исследования уже давно должны начать приносить ощутимые результаты, а мы все изучаем и изучаем. Но в один прекрасный день мы должны понять, что всё, чем мы занимаемся, – просто описание того, что происходит с океаном. Да, мы просто день за днем описываем все эти изменения. Мы должны неожиданно понять это, а поняв, очень расстроиться. Мы должны почувствовать себя врачом, который просто рассказывает пациенту, как тот будет умирать, не предлагая никакого лекарства. Мы должны перестать говорить и начать поиски этого самого лекарства, лекарства для океана. Волшебного средства, которое вернет его к жизни.

А что же происходит с Мировым океаном? Тут все очень просто. Не потребуется много слов, чтобы рассказать о его болезни. Итак, вот три основные проблемы Мирового океана. Во-первых, мы вылавливаем рыбу быстрее, чем она размножается, то есть мы вылавливаем слишком много рыбы. И если мы будем продолжать делать это в таких же масштабах, то к 2050 году рыба просто закончится. Это не шутка: планета останется без рыбы, и это увидят не далекие поколения, а мы или наши дети. Вторая проблема – это чудовищное загрязнение океана. Сейчас особенно остро стоит проблема засорения его бытовым пластиковым мусором. Каждый год около 8000000 тонн пластика попадает в воду. Подумайте только: восемь миллионов тонн каждый год! И к 2050 году пластика в воде окажется по весу столько же, сколько и рыбы. Ну и третья проблема – то же самое изменение климата, которое влияет на повышение температуры океана. Океан делается теплее и теплее. И это влияет на всю планету. Везде. Всюду. От этого невозможно спрятаться. Каждая страна почувствует на себе это. Буквально каждый человек окажется под ударом. Но все только и делают, что говорят и вздыхают. Все делают озабоченные лица и, видимо, только и ждут, когда придут русские и что-то начнут делать.

Давайте вернёмся к проблемам полярных зон – Арктики и Антарктики. Тут, как всегда, проблемы стоят очень остро. Конечно, все страны могут что-то сделать для сохранения этих уникальных территорий. Но Россия – тоже как всегда – имеет сейчас удивительную, уникальную возможность, особенно в связи с грядущим Годом экологии, опять стать лидером в процессе создания охраняемых территорий в полярных зонах, особенно в полярных морях. У России прекрасный опыт в создании наземных заповедников, более 1000000 квадратных километров заповедников имеются на ее территории. Это удивительно и прекрасно, но сейчас Россия может стать также лидером по количеству морских заповедников, если она создаст несколько охраняемых морских территорий в Арктике и скажет решительное слово в пользу создания заповедника в море Росса в Антарктике. Президент Путин пообещал, что Россия расширит охраняемые зоны в Арктике. Сейчас там их немного, всего несколько. Но я уверен, что Россия, особенно в следующем году, который будет Годом экологии, создаст больше таких зон, чтобы защитить один из самых древних и нетронутых регионов на Земле. Однако Арктика близка к России, это родные для нее моря. Там много веков ходили Северным морским путем отважные русские мореплаватели. Для меня, австралийца, ближе и важнее Антарктика. Да и для всего мира Антарктика крайне важна. Это тоже одно из самых нетронутых мест на земле. И тут у России есть уникальная возможность. В Антарктике есть такое место, оно называется море Росса. И мировое сообщество почти договорилось о том, чтобы создать там охраняемую территорию. 24 страны уже дали свое согласие. Теперь дело за Россией. У нее очень большие возможности, но и ответственность огромная. Сейчас у нее есть шанс спасти одну из самых древних и нетронутых экосистем на земле. Возглавить это спасение. И сохранить мир.

Когда я думаю о том, почему многие только говорят, но ничего не делают для сохранения окружающей среды, я понимаю, что некоторые люди до сих пор думают, что забота об экологии – это такое очередное модное излишество и только обеспеченные страны, привилегированный сегмент, могут себе это позволить. А еще есть люди, которые полагают, что это своего рода жертвоприношение. Им кажется, что это очень дорого стоит и не принесет никакой пользы ни им, ни их стране. Но это не так. Защищать окружающую среду – это на самом деле очень хорошо для экономики. Мне даже кажется, что, например, на Луне нет экономики только потому, что там нет никакой окружающей среды. Природа поддерживает экономику. Природа – базис любой экономики. Если окружающая среда в плохом состоянии, то это не лучшим образом сказывается и на развитии экономики. И тут у России есть огромные возможности. Как я уже говорил, у России накоплен колоссальный опыт создания наземных заповедников. Около 10 % территории России – заповедники. Это больше, чем у любой другой страны в мире. Теперь России нужно применить свой наземный опыт в море. Только 2 % океана защищено, а 98 % открыты всем бедам и напастям. Представьте себе: это как банковский счет, с которого все берут, но никто не кладет деньги обратно. Тут не нужно быть экономистом, чтобы понять, что произойдет в конце концов. Вот эти защищенные территории – как закрытые сберегательные счета. Там запрещена ловля, там нет загрязнений. Никто не вправе прикасаться к ним. Они просто живут в тишине и покое. И у нас уже есть примеры того, как рыболовство развивалось вокруг этих зон, потому что там рыба хорошо размножается. И там можно заработать гораздо больше денег, чем в местах, где рыбы почти не осталось из-за ее бесконтрольного вылова. Поэтому инвестиции в экологию – это инвестиции в экономику и в наше будущее. Это не жертва. Это прогресс. Но мне, как всегда, кажется, что пока Россия не скажет об этом – никто не услышит. И я с нетерпением жду 2017 года, Года экологии в России. Года, когда русские в очередной раз спасут мир.


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем