Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 6 (95) Номер 95 2015
Рубрика: СТРАНА И МИР

Еще один закат Европы

«Это наихудший кризис с беженцами со времен Второй мировой войны», – подчеркивает еврокомиссар по вопросам миграции Димитрис Аврамопулос. Он не преувеличивает. Всего за год количество желающих всеми правдами и неправдами переселиться в ЕС из стран Ближнего Востока и Центральной Азии значительно увеличилось. Германия – ‒страна, куда было подано наибольшее число прошений об убежище, но в пересчете на численность населения безоговорочно лидирует Швеция (8 одобренных прошений на 1000 граждан). Всего же, по прогнозам Еврокомиссии, за этот и последующий год в Европу переселятся более 850 тысяч беженцев. Прогнозы ООН дают цифру в 1 млн 200 тысяч. И абсолютное большинство из них стремятся именно в ФРГ и Скандинавию.

НОВЫЕ ГУННЫ

Тревогу начали бить еще весной, в связи с постоянными ЧП на море ‒– ведь большинство мигрантов попадают в Европу на кораблях и лодках, как правило, перегруженных. Когда в апреле перевернулось судно, перевозившее 800 человек, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил ЕС в превращении Средиземного моря в «кладбище мигрантов». Тогда же стали активно обсуждать идею уничтожения лодок контрабандистов, чтобы, соглашаясь на подобный груз, человек понимал, что рискует средствами к существованию. Всего с начала этого года 2500 мигрантов погибли, пытаясь добраться до Европы по морю. Но бывают и трагедии иного типа: так, у границ Австрии был найден грузовик контрабандистов с десятками трупов нелегальных мигрантов в нем – несчастные попросту задохнулись. Эти случаи массовой гибели людей (в том числе детей) настолько проняли правозащитные организации, СМИ и простых обывателей, что Берлин и Вена выразили принципиальное согласие на прием тех, кто спасается от войны. Разумеется, это только подхлестнуло миграцию.

Прежде Брюссель рассчитывал расселить мигрантов по странам ЕС в рамках специальной квоты, исходя из численности населения каждой конкретной страны и уровня жизни в ней. Но идея натолкнулась на яростное противодействие со стороны стран Восточной Европы, а также Дании, где в июне к власти вернулись правые, а главной опорой правительства в парламенте вновь стали националисты. «Литва, Латвия, Эстония, страны Вышеградской группы... Когда нужны дополнительные средства для ликвидации африканской чумы свиней, тогда эти страны звонят в Брюссель, а когда нужно увидеть, что трагически гибнут люди и Средиземное море превращается в кладбище, тогда солидарность не действует, потому что мы не можем. Где та солидарность, где осознание, что ЕС – это единица, в которой общие проблемы?» –‒ возмущается еврокомиссар по вопросам здравоохранения Повилас Андрюкайтис, делегированный, кстати, Литвой.

Вышеградская группа – это клуб, включающий в себя Венгрию, Польшу, Словакию и Чехию, изначально ставший центром противодействия миграции, что дало повод говорить о системном расколе в ЕС. Особенно жесткую и непримиримую позицию занял премьер Венгрии Виктор Орбан, требующий от Европы внятно и публично сказать беженцам, что на континенте их не ждут. В свою очередь, министр иностранных дел страны Петер Сийярто заявил, что миграционный кризис является последствием безответственных заявлений, сделанных некоторыми политиками Евросоюза. В качестве «национального ответа» венгры начали строительство четырехметровой стены, увитой спиралью Бруно, на границе с Сербией. В свою очередь, Польша и Словакия ссылаются на то, что заняты приемом украинских переселенцев. Времена, мол, и без того сложные, нам сейчас не до Африки. «То мы годами ужесточаем внешний пограничный режим, и многие зарубежные специалисты с трудом, преодолевая массу бюрократических препон, получают шенгенскую визу, а то вдруг в центр Европы абсолютно бесконтрольно хлынули многотысячные потоки людей, о которых мы практически ничего не знаем», – возмущается премьер Словакии Роберт Фицо.

Венгрию понять можно, в сопутствующем «переселению народов» бардаке она – один из главных пострадавших. Все дело в так называемом Дублинском соглашении, которое теперь призывают пересмотреть или временно приостановить его действие. Согласно документу, все беженцы или мигранты должны регистрироваться в той стране ЕС, куда они прибыли изначально. Это, как правило, Италия, Греция, Мальта или Венгрия. В последнюю мигранты пребывают из Сербии, идя в ЕС через те балканские страны, которые не входят ни в ЕС, ни в Шенгенскую зону. Чиновники и полиция не справляются с таким потоком, кроме того, мигранты почувствовали себя реальной силой. Отсюда драки с полицией, слезоточивый газ, мусор, перекрытие дорог, массовые бегства из лагерей временного содержания и переполненные поезда с автобусами, которые переселенцы берут штурмом, стремясь в пригласившие их немецкоязычные страны. В той же самой Венгрии и Греции, где работы меньше, а социальное содержание гораздо хуже, они оставаться не намерены. В том числе и поэтому терпит крах попытка равномерного расселения беженцев. В конечном счете они все равно стекаются в крупные города Западной и Северной Европы, где давно сложились национальные диаспоры.

В связи с этим под угрозу попали не только Дублинское, но и святая святых – Шенгенское соглашение, о возможности пересмотра которого уже заявила канцлер самой влиятельной и богатой страны союза – Германии, то есть Ангела Меркель. О том же нехотя упоминал и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Конечно, речь все равно пока не идет о возвращении национальных визовых режимов, но в Европу может вернуться приграничный контроль, а значит, и пробки на пропускных пунктах, и увеличение транспортных издержек. Другое дело, что ни контрольные пункты, ни даже визы панацеей не являются, примером чего является Великобритания, сохранившая национальные визы. Сейчас во французском городе Кале, что расположен вблизи тоннеля под Ла-Маншем, образовалось огромное скопление мигрантов, пытающихся попасть на остров – и уже неоднократно блокировавших с этой целью туннель. Премьер Британии уже потребовал ликвидировать этот «бардак», а нижняя палата парламента тем временем проголосовала за проведение в следующем году референдума о выходе из ЕС. До этой мысли Лондон дошел давно, одной из причин тоже были мигранты, но вполне европейские, точнее, неоевропейские – болгары и румыны, для которых должны быть сняты все ограничения на передвижение и работу в рамках ЕС. На текущий момент, согласно опросам, более половины жителей Соединенного Королевства выступают за выход из Евросоюза.

КОНТРАБАНДА ТЕРРОРИЗМА

В том, что текущий кризис навсегда изменит и континентальную Европу, сомнений нет. Меркель уже призвала с этим смириться. Причем речь идет не только о национальном составе стран, но и об их внутренней политике и экономике. Насчет экономики мнения расходятся. Так, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко уверен, что из-за потока мигрантов через два года темпы экономического роста Германии серьезно снизятся. Но много и тех, кто дает прямо противоположные прогнозы: население Западной Европы стареет, ей нужны рабочие руки, и если мигрантам удастся дать нужную квалификацию, их приход станет благом. В той же ФРГ уже готовы программы по обучению беженцев техническим рабочим специальностям, на которые немцы идут неохотно.

Что же касается политических изменений, даже если не рассматривать вероятность выхода Лондона из ЕС, очевидно, что текущие процессы будут способствовать росту популярности националистов и евроскептиков. Эта тенденция и без того прослеживается на протяжении последних пяти лет, и для российской внешней политики в этом есть очевидный плюс, поскольку евроскептики нацелены на прагматизм и сотрудничество с Москвой (достаточно вспомнить, что в качестве наблюдателей на референдум в Крым приехали многие представители подобных партий). По части национализма Германию, скорее всего, «пронесет», у страны есть надежная прививка от подобного, и сейчас в ней, на волне сочувствия к мигрантам, еще громче звучат «трубы толерантности». Но даже в ФРГ на региональных выборах кое-где добилась внезапного и непредвиденного успеха партия евроскептиков «Альтернатива для Германии», прибегающая к умеренно антимигрантской риторике, а зимой в стране прошла серия многочисленных митингов антимигрантского движения ПЕГИДА.

В России за сложившейся ситуацией внимательно наблюдают. В начале сентября президент Владимир Путин провел совещание Совета безопасности по теме «меры по минимизации последствий миграционной ситуации в Европе». А официальный представитель МИД РФ Мария Захарова призвала Евросоюз не допустить нарушения прав мигрантов и брать в этом вопросе пример с России (за получением статуса беженца и разрешением на временное проживание в ФМС за год обратились более 605 тысяч граждан Украины; всего же на территории РФ находятся 2,6 млн украинцев).

Повод для беспокойства у России действительно есть. Конечно, это не права беженцев, а лица, которые проникают на континент под видом беженцев. Как заявлял в связи с этим премьер Словакии Роберт Фицо, спецслужбы располагают информацией, что среди массы мигрантов могут находиться люди, «связанные с террористическими инициативами». Глава разведки Германии Герхард Шиндлер также не исключил прибытия в свою страну террористов под видом беженцев. А британская газета Sunday Express прямо утверждает, что вместе с беженцами в Европу проникло около 4 тыс. боевиков террористической группировки «Исламское государство». Информацию о переправке радикальных исламистов в Европу подтвердили изданию и двое контрабандистов. Один рассказал, что лично помог переехать таким образом как минимум десятку предполагаемых террористов.

Необходимо отчетливо осознавать, что и поток беженцев, и само появление ИГИЛ – прямое следствие военного вмешательства стран Запада в политику ближневосточных государств, в первую очередь Сирии, Ирака и Ливии. Абсолютное большинство мигрантов составляют именно сирийцы. Второе место за гражданами Афганистана. Третье (по количеству поданных прошений) у косоваров. Впрочем, для последних эту лазейку закрыли: Евросоюз спешно признал Сербию, Македонию и Косово «стабильными государствами», то есть беженцы оттуда идти не могут, только экономические мигранты, в крайнем случае – политические диссиденты, но этот статус довольно трудно подтвердить.

«Этот небывалый кризис с беженцами является прямым следствием абсолютно безответственной и непродуманной политики смены политических режимов в регионе», –‒ говорит Мария Захарова. Остается добавить, что главный закоперщик и лоббист такой политики – Соединенные Штаты –‒ от наплыва беженцев с Ближнего Востока не страдает. И вспомнить о том, что задолго до начала «исхода», в самом начале «арабской весны», ряд экспертов высказывали предположение, что одной из косвенных задач Вашингтона является именно ослабление ЕС через локальные конфликты в соседнем с ней регионе. Брюссель в последние годы подчас старался проявлять политическую самостоятельность, а это не вписывается в вашингтонскую концепцию однополярного мира.

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем