Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 4 (93) Номер 93 2015
Рубрика: СТРАНА И МИР

Балканский гамбит

Проект «Турецкий поток» является ключевым не только в плане борьбы за газовый рынок Европы, но и в плане устранения зависимости России от смены режимов в Киеве. Национальные интересы однозначны: Украину необходимо вычеркнуть из числа транзитеров голубого топлива. Однако Москве предстоит столкнуться на Балканах с гораздо более сложной игрой, чем казалось изначально.

ПЕРЕВЕРНУТАЯ ШАХМАТНАЯ ДОСКА

Примерно тогда же, когда Запад практически перестал скрывать намерения изолировать РФ политически и экономически, небольшая балканская страна Болгария попала в центр внимания многих влиятельных западных СМИ. Софию стали называть «наиболее слабым звеном» в европейском фронте давления на Россию, хотя эта республика, напротив, должна была функционировать как один из рычагов влияния на Москву. Болгария – член ЕС, а значит, для нее обязательны требования Третьего энергопакета, который мешал ряду амбициозных проектов «Газпрома» в Европе. Правительство страны прислушивается к Вашингтону, посол которого последовательно лоббировал шантаж России через «Южный поток». Наконец, подобный фокус уже проворачивали раньше, свернув строительство АЭС «Белене» – проекта «Росатома» – в пользу американского бизнеса. Одним словом, «ничто не предвещало», но случилось так, что могильщик «Белене» – правительство Бойко Борисова было вынуждено уйти в отставку из-за масштабных протестов: болгар откровенно возмутил (а некоторых поставил на грань выживания) резкий рост коммунальных тарифов. В организации этих протестов ряд западных политиков, кстати, открыто обвинили Россию. Разумеется, никаких доказательств предъявлено не было, помимо того, что РФ получила в этой ситуации тактический выигрыш: к власти вернулась социалисты – прямые наследники той самой болгарской компартии, вся политика которой в свое время строилась на максимально плотных взаимоотношениях с Москвой вплоть до полной зависимости (энергетической, например). Это нормальный для части болгарских элит взгляд на вещи, испытанная политическая стратегия. Как следствие, новые власти сопротивлялись давлению Вашингтона и Брюсселя и всеми руками голосовали за «Южный поток». Так антироссийский фронт получил пробоину.

Другое дело, что Болгария страна небогатая, нестабильная, но при всем при том – демократическая. В таких никакая власть надолго не задерживается, и социалисты опять уступили место «борисовцам» – категорическим противникам «Южного потока» на условиях Москвы. Брюссель и Вашингтон потирали руки: теперь Россия будет гораздо сговорчивее. Действительно, время работало против РФ: ждать очередной смены правительства в Болгарии уже нет времени – приближается 2019 год, когда истечет срок действия контракта на транзит газа через Украину (возможности его продления натерпевшаяся от «свидомых» выходок Москва не предусматривает ни под каким видом), а газопровод не сарай, его за месяц не построишь. При этом Европа, кажется, не очень боится замерзнуть без российского газа, ибо надеется на альтернативные поставки (из США и/или Азербайджана) и понимает, что так просто от своего главного бизнеса по продаже своего главного экспортного товара Россия не откажется. А значит, будет вынуждена согласиться или на «Южный поток» на кабальных для себя условиях, или на транзит через Украину, а такое оружие в руках Киева, по мнению европейцев, снижает его политическую зависимость от Москвы, что в текущей ситуации и требуется.

Однако Владимир Путин внезапно применил свой проверенный политический прием – перевернул доску. Его заявление о закрытии «Южного потока» в пользу «Турецкого потока» – газопровода в Турцию по дну моря – прогремело как сенсация. По факту, Россия изобрела альтернативу «ЮП», причем более простую и дешевую, но менее уязвимую для политических рисков. Реализация проекта превращает Турцию в крупный газовый хаб, чего бы ей очень хотелось, при этом оба лоббиста – Москва и Анкара – известны тем, что они – не София. В смысле, отлично умеют противостоять давлению любой силы со стороны Запада. По всему выходит, «Турецкому потоку» быть. ЕС и США очень дорожат отношениями с Турцией – второй по численности армии страной НАТО, важным экономическим центром и незаменимым игроком на ближневосточном направлении. Президент Эрдоган – политик, не терпящий шантажа и не упускающий из своих рук выгодных проектов. Москва могла фактически самоустраниться – продвижение её проекта попало в надежные руки. Причем со стороны России, столкнувшей Брюссель лбами с недолюбливаемым там Эрдоганом, это еще и напоминало свинью, подложенную европейским «партнерам» по совокупности «заслуг».

Крайне удачно всё сложилось и с Грецией (о визите в Москву её премьера, лидера левой партии СИРИЗА Алексиса Ципраса издание «ВВП» подробно писало в предыдущем номере) – первой остановкой на пути российского газа из турецкого хаба покупателям в Европу. Евроскептицизм СИРИЗА, в общем-то, сильно переоценивают, но участие в «Турецком потоке» для находящейся в экономической депрессии страны — слишком важный шанс, чтобы не держаться за него зубами. При этом степень давления на преддефолтные Афины для Европы ограничена: да, финансовые рычаги в европейских руках, но дефолт в Греции недопустимо больно ударит по самой еврозоне. Закрытие «ЮП» стало шоком для Болгарии, где правительство обвинили в предательстве национальных интересов, а оно в ответ не нашло ничего умнее, чем заявить о возможном строительстве «Южного потока» без участия России. Но болгар не жаль. Более неприятно, что обиделись сербы – еще один несостоявшийся транзитер и выгодополучатель от «Южного потока» (в случае с «Турецким» основная выгода достается Турции). Причем откровенное заявление об этом прозвучало на уровне президента и правительства. Сербов понять можно: в отличие от болгар, они под колоссальным нажимом ЕС выстояли, не шантажируя Россию, не введя против неё санкции (это стало бы сильным пусть не экономическим, но психологическим ударом по РФ, что понимали на Западе) и не присоединившись к хору критиков российской политики в отношении Украины. И, к большому сожалению, у этой обиды оказались более серьезные последствия, чем казалось изначально.

ПОРОХОВОЙ ПОГРЕБ ЕВРОПЫ

Началось всё, впрочем, не с Сербии, а с «другой Болгарии» – Македонии. Эти две страны действительно очень близки – потому что очень близки между собой населяющие их народы. Похожа и нынешняя политическая обстановка в них: во власти правые западники, в оппозиции левые социалисты – прямые наследники еще югославской компартии. Разница в том, что македонские правые гораздо более расположены к России, чем их болгарские коллеги, и правительство Николы Груевского столь же бодро поддержало «Турецкий поток», как ранее поддерживало «Южный». Это македонское «добро» – не формальность, так как из Греции российский газ пойдет уже в Македонию, это его третья остановка и третий «клиент». Четвертым является собственно Сербия. И очень показательно, что премьеры двух стран сделали почти идентичные заявления с разницей всего в двое суток. Заявления сводились к следующему: проект «Турецкого потока» Москве нужно согласовать с Брюсселем (поскольку евроориентированным Скопье и Белграду важно его мнение), при этом поставки газа хорошо бы диверсифицировать, например, за счет азербайджанского ТАР – прямого конкурента российских газовых проектов. Премьер Сербии Александр Вучич (к слову, националист и пропагандист Милошевича времен войны с НАТО) даже недвусмысленно кивнул в сторону «американских партнеров», которые, мол, переживают ввиду энергетической зависимости Балкан от России и очень советуют поддержать ТАР.

Вернемся, впрочем, к Македонии. Заявлению Груевского предшествовали несколько событий, которые были бы особенно интересны для любителей конспирологии. Во-первых, в македонский город Куманово совершили вылазку албанские экстремисты – проведен крупный теракт, есть жертвы. Маленькая Македония давно расколота на два неравноценных куска – с македонским большинством и албанским меньшинством. Ход застарелого конфликта во многом напоминал сербо-албанский, разве что Скопье не бомбили, а целостность страны формально сохранена. Формально, так как албанскую часть македонские власти практически не контролируют, а она для экстремистов и сепаратистов представляет собой тот самый «Дон», с которого нет выдачи. Конспиролог в данном случае обязательно напомнит, что у американских спецслужб особые отношения со строителями Великой Албании, рассеянными по нескольким нестабильным регионам балканских стран, и Косово тому примером. Но, в общем и целом, достаточно понимать, что строительство газопровода через страну с высоким уровнем террористической угрозы (чтоб не сказать – гражданской войны) делает проект нового потока менее привлекательным в глазах инвесторов, не исключая и турецких.

Во-вторых, в мае Македония подошла к собственному «майдану» – протестовать против не слишком успешного правительства Груевского вышли десятки тысяч людей. Главными заводилами стали македонские социалисты, на митинг к которым приехал и экс-премьер Болгарии социалист Сергей Станишев (это, конечно, некоторое вмешательство в дела соседней страны, но по нашим меркам – как если бы на митинге КПРФ в Москве выступил лидер КПУ, то есть ничего страшного). Станишев родился в Херсоне, его мать – гражданка СССР, отец – македонский коммунист, его самого принято относить к пророссийским политикам Евросоюза. Именно он делал Болгарию тем самым «слабым звеном», но в этот раз деятельность социалистов обеих стран оказалась не на руку Москве, у которой было «всё схвачено» с Груевским. По крайней мере, Смоленская площадь неожиданно жестко осудила попытку устроить в Скопье «майдан». Груевский же занервничал, и, хотя ему удалось вывести на акции в свою поддержку еще большее количество людей, чем собрала оппозиция, явно стал сговорчивее перед лицом Брюсселя и Вашингтона. На которые и сослался в рамках своего демарша по «Турецкому потоку».

В случае с Сербией всё тоже не сводится к одной лишь обиде. По Сербии активно работали. К примеру, в прошедшем феврале видный американский сенатор Кристофер Мерфи совершил большой тур по Балканам, провозглашая своей целью вытеснение России из региона. Упрямо промосковские общественники и политики Сербии в то же время сигнализировали, что западными спецслужбами и НКО в Белграде готовится еще один «майдан» – на кадрах свергнувшей Милошевича «бульдозерной революции», причем не менее антироссийский по сути своей, чем в Киеве. Якобы этот сценарий будет пущен в ход, если правительство Вучича не пойдет Западу навстречу. Оно пошло.

Объявленное желание Вучича «обеспечить энергетическую безопасность для страны и диверсифицировать поставки» смешно, если знать, что Россия для Сербии уникальный поставщик, так как поставляет газ в долг. Этот долг давно пробил планку в 200 миллионов долларов. Его взыскание не только доведет и без того не цветущую экономику до ручки, но и затормозит столь желанную Вучичем «европейскую интеграцию» (она подразумевает определенную планку бюджетного дефицита) – одну из основ его популярности в стране, крайне зависимой от Европы по чисто географическим причинам. Видимо, расчет тут на то, что Россия великодушно не станет Сербии мстить, войдя в её положение. В общем и целом – да, месть ради мести была бы чисто эмоциональной, а потому недопустимой для тонкой балканской игры реакцией. Россия и так совершила промежуточную ошибку, посчитав, что в Сербии у неё «всё схвачено», и в принципе не предусмотрев компенсации для Белграда при срыве «ЮП» даже на дипломатическом уровне.

Некоторая сложность вдруг образовалась и с Анкарой – не то чтобы препятствие, но сигнал. Армения – ближайший и верный союзник РФ, член ОДКБ и ЕАЭС. Столетие геноцида армян – важная дата для Еревана. Не участвовать в памятных мероприятиях по данному поводу Москва не могла. Турция, в свою очередь, не могла промолчать – и выразила свое жаркое неудовольствие в адрес РФ. Более того, прежде державшееся нейтралитета турецкое правительство вдруг заняло пустующее кресло в ряду критиков России по украинскому и крымскому вопросам. Всё это было сделано настолько показательно, что не оставляет пространства для двойных трактовок. А тут еще и правящая партия Эрдогана выиграла выборы не столь триумфально, как рассчитывала: правительство теперь будет коалиционным, а конституционную реформу, что сделала бы Турцию президентской республикой, сосредоточив в руках Эрдогана значительную власть (скорее всего, надолго), придется отложить на неопределенный срок.

Это не означает, что «Турецкий поток» столкнулся с фатальными трудностями. Для Эрдогана ТАР и «ТП» не конкуренты, но часть одной стратегии, а у балканских стран пространство для маневра слишком мало, чтобы их нельзя было склонить к приемлемому для Москвы сценарию. Но не стоит забывать и о том, что Балканы – «пороховой погреб Европы» – уже давно являются ареной сложных геополитических игр, все победы в которых – промежуточные. Проще говоря: «Турецкий поток» – прекрасная стратегия, но Смоленской площади есть над чем работать.

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем