Российское экономическое издание ВВП Валовый внутренний продукт

Архив номеров

Версия для печати

№ 2 (91) Номер 91 2015
Рубрика: СТРАНА И МИР

Визит к неожиданному союзнику

«На Западе считают, что союз Владимира Путина и венгерского премьера Виктора Орбана зашел слишком далеко». Такими словами влиятельный журнал The Economist предварил визит президента России в Венгрию. Действительно, две страны уже давно поняли, что у них есть общие интересы – и в рамках энергетического сотрудничества, ряд аспектов которого крайне нервируют Вашингтон и Брюссель, и в плане противодействия антироссийской политике Евросоюза, которая вредит и самой Венгрии. «В свете потери США влияния в Восточной Европе необходимо сфокусироваться на Германии и России», – заявлял сам Орбан в интервью всё тому же изданию.

КАК БЫВШИЙ ВРАГ СТАЛ НОВЫМ ДРУГОМ

Никаких предпосылок к тому, что именно Виктор Орбан станет союзником (пусть и ситуативным) России внутри ЕС, не было. По всем признакам, отношения с его правительством у Москвы должны были бы быть того же сорта, что и, к примеру, с правительствами стран Балтии. Будучи одним из создателей нынешней правящей партии «Фидес» (в переводе – «Союз молодых демократов»), Орбан сделал себе имя на гневных антисоветских речах еще в период распада ОВД. Обычно в таких случаях антисоветская риторика постепенно превращается в антироссийскую, ибо правым националистическим партиям нужен внешний враг. Так случилось и с Венгрией, где «наследие коммунистического режима» выкорчевывали особенно усердно. В период первого премьерства Орбана (1998–2002) Будапешт вступал в НАТО, отношения Москвы и Запада резко портились из-за войны в Югославии, и антироссийская истерия в Венгрии достигла пика, чуть не перейдя из сферы политической пропаганды в бытовую плоскость (для россиян это было не лучшее время для турпоездок в страну). А в 2008-м, будучи лидером оппозиции, Орбан стал пусть и не самым заметным, но одним из самых жестких критиков действий России в Южной Осетии, прямо обвинив правительства ЕС в «трусости перед Москвой».

Но прошло пять лет, и Орбана как будто подменили. Несмотря на то, что и венгерские, и мировые СМИ обвиняют его в популизме, во внешней политике он действует, основываясь на предельно трезвом и прагматичном расчете. Итоги этого таковы, что Венгрия ныне считается одной из самых пророссийских стран ЕС, между Путиным и Орбаном выстроились хорошие рабочие отношения, и в феврале на фоне острого противостояния с Западом российский лидер совершает государственный визит в Будапешт.

Тут стоит заметить, что за прошедший с момента распада соцлагеря срок идеологические воззрения Орбана изменились, и он перестроил «Фидес» из праволиберальной в правоконсервативную партию. Параллельно ослабло влияние парламента (в пользу усиления кабмина), в обществе возросла роль церкви, околополитические НКО были принуждены регистрироваться, огромное внимание стало уделяться этническим венграм, проживающим за пределами Венгрии. В какой-то момент премьер даже выступил с заявлением, что будет развивать свою страну по отличному от остальной Европы образцу – демократическому, но не либеральному. Причем в пример он привел Россию и Турцию. С тех пор европейские СМИ регулярно называют Орбана «венгерским Путиным», критикуя за давление на прессу и «авторитарные замашки». Однако в обществе он крайне популярен, на последних выборах, прошедших около года назад, «Фидес» получила 133 из 199 мест в парламенте.

В определенной степени этому способствовало и улучшение отношений Орбана с Москвой. Незадолго до выборов венгерский премьер совершил государственный визит в Россию, откуда увез договоренности о строительстве Росатомом двух энергоблоков АЭС «Пакш» и «добро» на кредит в 10 миллиардов евро для развития атомной энергетики. Ряд экспертов считают, что именно это позволило правительству Орбана снизить коммунальные тарифы прямо перед выборами и заручиться дополнительной поддержкой избирателей. Тогда же договорились и об ответном визите Путина, благо на повестке стояла важная тема – предстоящее в конце 2015 года окончание действия газового контракта между Москвой и Будапештом, подписанного еще в 1996-м.

Год между этими двумя визитами вместил многое. Настоящий взрыв возмущения в США и – в чуть меньшей степени – в Брюсселе вызвал призыв Орбана к Киеву предоставить автономию закарпатским венграм, сделанный тогда, когда гражданская война уже была на пороге и Украина буквально трещала по швам. Параллельно шло ухудшение отношений между Будапештом и Вашингтоном, недовольным тем, какую поддержку Орбан оказывал проекту «Южный поток» (дело дошло до введения санкций против ряда венгерских бизнесменов и политиков, обвиненных американцами в коррупции). Причем «додавить» Орбана не удалось, зато «прогнулась» Болгария, после чего Путин принял решение закрыть проект и открыть новый – «Турецкий поток», по которому российский газ будет поступать на границу Турции и Греции, а уже из хаба распределяться по Европе.

Но главное – Орбан стал одним из самых громких критиков политики санкций в отношении РФ. В одном из своих заявлений он сравнил её с выстрелом в собственную ногу, в другом подчеркнул, что Евросоюз теряет от этих мер (и контрмер России) больше, чем теряет Москва, на которую эти меры и направлены. При этом еврочиновников он обвинял в посягательствах на венгерский суверенитет, а Вашингтон – в мощном давлении на себя самого. Это окончательно перевело венгерского премьера в ряды «опасных евроскептиков». Тем более, он не раз объявлял, что ищет союзников для изменения политики ЕС в отношении России.

Обольщаться тут не нужно. Орбан прежде всего прагматик. Дело даже не в том, что Россия – крупнейший экономический партнер Венгрии за пределами ЕС, где закупается 80% потребляемой страной нефти и 75% природного газа (со своей стороны, Будапешт продавал нам, в частности, сельскохозяйственную продукцию, так что российские контрсанкции стали для него ощутимой неприятностью – убыток оценивается в 80 млн евро). А в том, что хорошие отношения с Москвой используются Орбаном в попытке получить большую самостоятельность от Брюсселя. В любом случае, России это на руку. Как и раскол в ЕС в целом.

Сейчас Венгрия – одна из наших опор в контактах с Евросоюзом. Раньше Москва предпочитала решать все вопросы с Брюсселем через Берлин, Париж и Рим, но кризис на Украине и геополитическое противостояние с Западом внесли в эту технику коррективы. Соответственно, выросла важность поддержки со стороны «малых стран». Это прежде всего Венгрия, Греция, Кипр и Словакия. В несколько меньшей степени – Австрия, Финляндия и Чехия. Жестко антироссийский блок – это Польша, страны Балтии и Скандинавии, Великобритания, Румыния. При этом «покровителем антироссийской политики» Орбан в одном из своих интервью назвал бывшего премьера Польши, а ныне главу Европейского совета Дональда Туска. «Мы считаем, что без сотрудничества с Россией нам не удастся достичь намеченных целей», – сказал он тогда. И добавил: «Раскол в ЕС очень глубок и носит фундаментальный характер».

«ПАРТНЕРЫ ДОГОВОРИЛИСЬ МЕЖДУ СОБОЙ»

По срокам визит Владимира Путина совпал с празднованиями в честь 70-летия освобождения Будапешта от фашистов, потому программа российского лидера включала в себя не только переговоры с президентом и премьером Венгрии, но и возложение венка к могиле Неизвестного Солдата, а также открытие (после масштабной реставрации) советского воинского мемориального комплекса. О подписании документов насчет межрегионального сотрудничества двух стран и об их взаимодействии в сфере здравоохранения и высшего образования было известно заранее. Тема строительства АЭС и прочего атомного сотрудничества занимала существенное место, но разногласий между двумя лидерами никто изначально не ждал. Посему важнейшим элементом можно выделить предварительное обсуждение нового газового контракта, подписание которого планируется позднее (благо впереди почти год). Особенно с учетом того, что 90% закупаемого у РФ газа поступает в Венгрию через территорию Украины, так что нынешний кризис для Будапешта – еще и вопрос энергетической безопасности.

Именно поэтому закрытие «Южного потока» сильно огорчило Орбана, но он быстро переключился на лоббизм уже нового проекта – «Турецкого потока». Для венгерского премьера важно, чтобы «ветку» из Турции дотянули и до его страны. И сейчас у него есть все основания рассчитывать на подобное благодаря отличным отношениям с турецким коллегой Эрдоганом и принципиальным согласием на это Путина, о чем сам Орбан заявил в интервью газете «Коммерсант». «Мы договорились о том, что Россия будет поддерживать вариант, при котором газопровод будет проложен через Грецию, Македонию, Сербию и Венгрию. И если все заинтересованные в этом страны выразят согласие, то Россия примет в этом участие», – сообщил Орбан, комментируя итоги визита российского лидера в Будапешт.

Еще один существенный итог путинского визита: использование венгерских подземных хранилищ для газа будет расширено, при этом «Газпром» готов поставлять Венгрии газ вне формулы «бери или плати», что позволит венграм сэкономить внушительную сумму. «Это не проблема. Партнеры договорились между собой», – подтвердил свое согласие на этот счет Владимир Путин, заметив также, что стороны «готовы к взаимовыгодному партнерству в рамках нового маршрута поставок российских энергоносителей» (имелся в виду, разумеется, «Турецкий поток»). «Венгрия нуждается в России. Венгрия заинтересована в том, чтобы мы могли надежно получать российскую энергию», – заметила, в свою очередь, принимающая сторона в лице Орбана.

В ответ Будапешт обязуется не перепродавать российский газ Украине. Причем это обещание было дано на фоне желания Киева увеличить газовые поставки из Венгрии (сейчас украинцы хватаются за любую альтернативу российскому топливу) и судорожных попыток Брюсселя и Вашингтона сохранить зависимость Москвы от транзита газа через Украину в рамках поддержки последней (жертвой такой политики и стал «Южный поток»). Также Орбан пообещал торпедировать инициативу ЕС о создании Энергосоюза. В случае её реализации Москва была бы вынуждена обсуждать газовые поставки в страны ЕС непосредственно с Брюсселем, что добавило бы России проблем, а Орбану сократило пространство для маневра вкупе с суверенными возможностями торга. То есть интересы Москвы и Будапешта вновь совпали.

Попытки Орбана выправить политику ЕС в отношении РФ также продолжатся. Этот вопрос венгерский премьер сам поднял пару дней спустя, выразив уверенность, что нынешний конфликт «нецелесообразен». «Я уверен в том, что как можно быстрее нужно наладить отношения между Евросоюзом и Россией. И Венгрия борется за то, чтобы были найдены соответствующие решения», – подчеркнул он. А в рамках уже упомянутого интервью «Коммерсанту» заметил, что Будапешт не хочет существовать в Европе, которая делает из европейцев врагов России. «Некоторые ставят вопрос таким образом, что надо выбрать между европейским единством и Россией. В таких случаях надо отвергать сам вопрос. Мы думаем о том, как наилучшим образом наладить контакты между ЕС и Россией, – добавил он. – Нам не нужна Европа, которая отказывается от фантастической возможности соединить российские энергоресурсы, огромные экономические возможности России с европейскими технологическими знаниями и культурой. А ведь если эти две вещи мы сможем связать, то перед нами откроется прекрасное, фантастическое будущее».

Орбан даже выступил адвокатом РФ по вопросу «недостаточной демократичности», в которой Москву обвиняет ЕС. «Почему русские должны строить такую политическую систему, как у нас? Российская культура иная, у нее есть свои особенности. Россияне сами решат, чего бы они хотели. Мы не можем вести себя как наставники. Кто нам давал такое право?» – вопросил премьер. Прежде Орбан, описывая давление на себя со стороны Брюсселя, сравнивал ЕС с Голиафом, а Венгрию с Давидом, подчеркивая, что вынужден был поддержать режим санкций «со скрежетом зубовным».

Вообще, Орбан мастер формулировок. Газета The Guardian приписывает ему такую фразу, брошенную яростному критику РФ Джону Маккейну: «Меня не интересуют твои мысли. Ты не имеешь никакого значения. А Россия имеет значение – там газ». Одним словом, Москве повезло обрести в лице лидера «Фидес» весьма полезного лоббиста, причем в самое важное с этой точки зрения время. И все-таки стоит повториться: Орбан с нами лишь до тех пор, пока это отвечает интересам Венгрии. Другое дело, что политика ЕС по ограничению суверенитета стран Европы может сделать такой ситуативный союз не только взаимно полезным, но и весьма продолжительным.

Станислав БОРЗЯКОВ


Подписка на журнал позволяет получить доступ к полной версии журнала


Новости

28.05

Встреча с председателем партии «Новая демократия» Кириакосом Мицотакисом

27.05

Российско-греческие переговоры

27.05

Встреча с Президентом Греции Прокописом Павлопулосом

27.05

Финал чемпионата WorldSkills Russia

26.05

Встреча с Премьер-министром Сербии Александром Вучичем